В других СМИ
Загрузка...
Торговые суда стран НАТО получили секретные «Пакеты».

«Плавающий ящик Пандоры»

Как спецслужбам СССР удалось завладеть документом, регламентирующим работу судов торгового флота всех стран Североатлантического альянса в Восточном полушарии
Реклама
«Плавающий ящик Пандоры»
© wikipedia.org
Торговые суда стран НАТО получили секретные «Пакеты».

Пакет дня «Д» без права передачи

В середине 1970-х Первый главк КГБ (ПГУ - внешняя разведка) добыл данные, что капитаны торговых судов, заходившие под флагами стран - членов НАТО в советские порты, получили секретные «Пакеты», которые, в частности, содержали:

- предписание, регламентирующее действия команды в случае ядерного конфликта (дня «Д»);

- список морских баз, банков и финансовых институтов, принадлежащих явным или тайным союзникам Североатлантического блока, готовых оказать судну режим наибольшего благоприятствования в день «Д»;

- свод рекомендаций, как избежать интернирования, находясь в портах СССР или его союзников при наступлении дня «Д»;

- меры, которые необходимо предпринять при встрече с советскими субмаринами и  военными кораблями в нейтральных водах в день «Д»;

- предполагаемые маршруты ухода в день «Д» в безопасные порты судов, груженных стратегическим сырьем;

- блок натовских кодов и шифротаблиц, действующих в течение двух лет.

Согласно регламенту НАТО, «Пакетом» были оснащены суда, отвечающие следующим требованиям:

а) судно используется для транспортировки материалов стратегического назначения (нефть, руда, и т. п.);

б) лайнер оснащен навигационным оборудованием по последнему слову техники, а его грузоподъемность (дедвейт) составляет не менее 40 тысяч тонн;

в) опыт безупречного мореплавания капитана - не менее 10 лет.

В целях выявления  контактов со спецслужбами СССР должностные лица, имеющие доступ к «Пакету», находились под присмотром натовской контрразведки, регулярно подвергались проверкам и тестированию, в том числе и на полиграфе.

Утрата «Пакета» или его вскрытие без санкции директивных органов НАТО карались по законам военного времени.

Изучив поступившие данные, аналитики КГБ пришли к заключению, что «Пакет» являет собой материализованный плод научно-изыскательских работ военно-морского крыла НАТО и на ближайшие годы станет основным документом, регламентирующим работу судов торгового флота всех стран Североатлантического альянса в Восточном полушарии.

С легкой руки первого заместителя начальника ПГУ генерал-лейтенанта Вадима Кирпиченко «Пакет» обрел кодовое имя - «плавающий ящик Пандоры» и в дальнейшем стал объектом первоочередных устремлений спецслужб СССР и стран Варшавского Договора, в чьи порты заходили торговые суда указанной классификации.

Завладев «Пакетом», мы смогли бы открыть для себя много нового о целях и приоритетных направлениях деятельности противника в морских широтах Восточного полушария, а также оценить степень его осведомленности о принятых нами мерах по обеспечению безопасности. Сведения, содержащиеся в «Пакете», кроме прочего, могли способствовать выявлению каналов утечки наших секретов к противнику и, как следствие, совершенствованию методов зашифровки военно-морских программ.

В резолютивной части протокола заседания №__от__ января 197__ года Коллегия констатировала: «содержимое "Пакета" стоит того, чтобы не экономить на способах его приобретения».

В Комитете пришли к заключению, что лучшим способом сохранить втайне нашу осведомленность о содержимом «Пакета» явилось бы установление агентурных отношений с капитаном, который передаст его нам, ведь известно, что поп-расстрига - самый рьяный атеист…

Первый блин - комом

Зимой 1978-го английский рудовоз в советских широтах Баренцева моря напоролся на льдины и затонул. Сигнал «SOS» принял наш эсминец, но все было кончено ранее его прибытия к месту катастрофы. Удалось спасти двух членов экипажа, которые вскоре скончались от переохлаждения. Один из них, старший помощник капитана, в бреду беспрестанно бормотал одно слово, звучавшее как «пакет» или «конверт».

В шифротелеграмме для Москвы было особо отмечено состояние старпома, в бреду взывавшего к какому-то «пакету» или «конверту».

Учитывая, что рудовоз принадлежал к той категории судов, которые имели на борту секретный «Пакет», в Мурманск вылетели высшие офицеры КГБ. Когда на поверхность подняли сейф капитана, в нем обнаружили вожделенный «Пакет». Казалось, протяни руку - жар-птица твоя...

Как только младший по должности - начальник Мурманского управления КГБ - ножницами вспорол полихлорвиниловую оболочку, «Пакет» полыхнул ярким белым пламенем.

Шли годы, морские просторы бороздили торговые суда, чьи сейфы были «беременны» секретной натовской информацией, а она - увы! - оставалась для нас тайной за семью печатями.

«Нет ничего лучше плохой погоды!»

По указанию генерала Кудрявцева, чья Отдельная служба координировала охоту за морскими секретами НАТО, был осуществлен ряд подготовительных мероприятий для выхода на контакт с капитаном - владельцем «Пакета».

Ждать долго не пришлось: на стол Кудрявцева легла шифротелеграмма, извещавшая, что 12 октября 1981 года в Новороссийск для загрузки должен прийти итальянский супертанкер «Genova», дедвейт которого составлял 120 тысяч тонн нефти, стаж работы капитана - 30 лет. Другими словами, у него на борту - поисковый «Пакет»!

Дата прибытия «итальянца» и некоторые другие обстоятельства должны были способствовать успешной реализации плана генерала Кудрявцева по завладению «плавающим ящиком Пандоры»:

Первое. В октябре Черное море в районе Новороссийска буквально «звереет» - штормовой ветер зюйд-вест гонит к берегу гряду волн высотой 10, поэтому всякое прибывающее судно, чтобы не быть опрокинутым боковой волной, вынуждено беспрерывно маневрировать в траверзе порта. Но ни один штурман не станет отмечать на судовой карте эти беспорядочные передвижения. А через день восстановить их по памяти невозможно.

Второе. Спецслужбам НАТО и капитанам иностранных судов известно, что по дну акватории новороссийской бухты пролегает кабель стратегического назначения, связывающий штаб Краснознаменного Черноморского флота в Севастополе с военно-морской базой  в Поти (кстати, в наши дни Грузия обсуждает с НАТО возможность размещения в потийском порту базы береговой охраны альянса, - ред.).

Третье. Согласно положению Гаагской конвенции, выведение из строя средств связи государственного назначения карается огромным штрафом: $100 тысяч за каждый день дисфункции. И хотя компенсацию пострадавшей стороне выплачивает Ллойдовская страховая компания, но и из жалования виновных в нанесении ущерба вычитаются огромные суммы в счет частичного погашения затрат страховщиков.

11 октября Кудрявцев со старшим лейтенантом Игорем Наливайченко, владеющим итальянским языком, прибыл в Новороссийск.

Спектакль двух актеров

Капитана Дзаппу вызвали в администрацию порта радиограммой и послали за ним пограничный катер.

Кудрявцев, выступавший в роли заместителя начальника новороссийского порта, без предисловий начал мозговую атаку: предъявил Дзаппе видеофильм о зигзагообразных метаниях «Genova» в траверзе порта и попытках стать на якорь. Комментируя передвижения танкера, генерал упирал на то, что именно его якорь повредил стратегический кабель.

Капитан повел себя агрессивно: фильм обозвал дешевым монтажом, а повреждение кабеля якорем «Genova» отверг категорически. Грозил обратиться в Ллойдовскую страховую компанию, чтобы она учредила комиссию, которая проведет эксперимент и выяснит, действительно ли танкер повредил кабель…

«Мне нравится, дружок, твоя угроза созвать комиссию, - мысленно усмехнулся генерал. -  Это означает, что блеф с повреждением кабеля удался! А теперь - второй акт спектакля, и посмотрим, как ты запоешь, когда я выложу "туза из рукава"!..»

Генерал попросил кофе для всех и в доверительном тоне озвучил Дзаппе то, чем его снабдили коллеги из Первого главка.

Согласно данным Первого главка, на «Genova» старшим помощником капитана ходила единственная в Западной Европе женщина-мореход - красавица Нина Беллина двадцати пяти лет от роду. Дзаппа влюбился в нее, когда она была еще курсантом Генуэзской мореходной академии. Девушка ответила взаимностью, и стареющий морской волк, употребив свои связи, устроил ее на танкер, чтобы оставшиеся до пенсии годы провести в компании красавицы, используя ее как походно-морскую жену.

Содержать молодую любовницу, жену и двух малолетних дочерей - дело изматывающее и затратное. Дзаппа погряз в долгах...  Расточительство походной жены, терзающие душу мысли о погашении долгов, страх быть уличенным службой собственной безопасности мореходства в двойной жизни и по этой причине лишиться пенсии, сказались на здоровье Дзаппы. Очередная диспансеризация выявила у него истощение нервной системы. Такое заключение грозило досрочным списанием на берег. За огромную взятку (опять влез в долги!) заключение было изменено. Дзаппа остался на капитанском мостике, Нина - в его постели…

Миссия выполнима

Будто обсуждая интимный вопрос с другом, Кудрявцев спросил Дзаппу, чем чревато ему, капитану итальянского флота, сокрытие двоеженства? Да и вообще, как будет воспринят друзьями и официальной женой его походно-морской роман, если о нем раструбят итальянские, французские и немецкие газеты?

Выслушав перевод, Дзаппа потянулся за сигаретой. Не дождавшись ответа, Кудрявцев забил последний гвоздь в «гроб» капитана: напомнил ему, что каждый день простоя в Новороссийске из-за поврежденного кабеля обернется для него финансовым крахом, и на что тогда содержать малолетних дочерей? Впрочем, этого можно избежать, если…

- Volete la busta? - прервал генерала Дзаппа.

Кудрявцев вопросительно взглянул на Наливайченко.

- Товарищ гене.., то есть, Владимир Петрович! Дзаппа спросил: «Хотите конверт, то есть "плавающий ящик Пандоры"?»

- Не только! Пусть сообщит, как его вскрывать, он же самоуничтожается. Заодно, Игорь, успокой его: через сутки «Пакет» вернется к нему в сeйф…

Выслушав перевод, Дзаппа стал покладистым. Сообщил, что «Пакет» надо вскрывать в специальной барокамере, лишенной кислорода, чтобы избежать его аутодафе…

И морские «волки» целы…

Спецам из 12 Оперативно-технического отдела потребовалось три часа, чтобы «выпотрошить» «Пакет». А чтобы противник не прознал о нашей осведомленности, еще в течение двух часов придавали «Пакету» первозданный вид.

В общем, в 1981 году КГБ не только завладел натовскими секретами, но и приобрел агента среди командного плавсостава Италии. Он до пенсии работал в пользу СССР под псевдонимом «Мессия» и продолжал сожительствовать с красавицей Беллиной. 

…Чтобы не расшифровывать перед участниками операции ценность добытой информации и создать впечатление, что выполнили они работу рядовую, руководство Комитета  н и к о г о  не поощрило.

- Перезашифровались! - резюмировал  Кудрявцев.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама