В других СМИ
Загрузка...
Руководитель Центра французских исследований Института Европы РАН, доктор исторических наук, профессор Юрий Рубинский.

Юрий Рубинский: «Желтые жилеты» - это сигнал тем, кому будет, что терять в кровавых «цветных» революциях»

Руководитель Центра французских исследований Института Европы РАН, доктор исторических наук, профессор Юрий Рубинский рассказал еженедельнику «Звезда», как презрительное отношение власти к средним слоям населения может создать во Франции инициативу снизу
12 декабря 2018, 15:25
Реклама
Юрий Рубинский: «Желтые жилеты» - это сигнал тем, кому будет, что терять в кровавых «цветных» революциях»
© instituteofeurope.ru
Руководитель Центра французских исследований Института Европы РАН, доктор исторических наук, профессор Юрий Рубинский.

- Юрий Ильич, как вы считаете, что стало причиной недовольства французов, откуда пошли беспорядки?

- Практически все протестующие «желтые жилеты» - это представители среднего класса.

Средний класс во Франции чувствовал себя обездоленным и угнетенным еще со времен Второй мировой войны, и это продолжается по сей день. Особенно сильно они это почувствовали во время финансового кризиса в 2008 году. Тогда стал очевиден колоссальный финансовый разрыв между элитой и простыми гражданами. Подобное произошло во всем цивилизованном мире, в том числе и в России. Но во Франции это было наиболее заметно. «Две Франции», говорили финансовые эксперты, изучая контраст доходов французов. Сам Макрон признал, что ему не удалось восстановить доверие народа к правительству. У него была неправильная стратегия - он призывал французов быть успешными, образованными и стремиться к верхам. «Будьте как я!» - всем своим видом кричал Макрон.

Он сравнивал Францию с альпинистами, которые сцепленные веревкой карабкаются в гору. И Макрон, как лидер этой цепочки, рассчитывал идти впереди. Но французы ему ответили, что лучше смотреть на тех, кто идет сзади, ведь когда ты сорвешься, то держать веревку, пока ты висишь над пропастью, придется идущим ниже. Повышение цен на топливо ударило по поднимающимся снизу.

Акции протеста «желтых жилетов», выступавших изначально против повышения цен на бензин, а затем ставших выражать недовольство социальной ситуацией во Франции, начались 17 ноября. Массовые протесты, проходящие по субботам, сопровождаются столкновениями с полицией, погромами и поджогами машин, разрушениями магазинов, банков.

Автомобиль для француза не роскошь и даже не средство передвижения, а жизненная необходимость. Так как инфраструктура в небольших городах развита слабо, то об общественном транспорте не стоит даже и мечтать. И повышение цен действительно разозлило французов. Тем более что правительство избрало такую властно-презрительную форму общения с народом, что французы не выдержали.

- Тогда при чем тут Россия?

- Я не сторонник конспирологических теорий и могу с уверенностью сказать, что «желтые жилеты» не являются ничьими агентами и вышли на улицы по собственной инициативе.

Похоже, что обвинять во всех бедах Россию стало «доброй» западной традицией. Такие обвинения носят сугубо пропагандистский характер, например,  оправдать неправомерные действия полиции в ходе подавления беспорядков.

Все обвинения России необоснованы, и не стоит воспринимать их всерьез. Мы всегда держались в стороне от внутренних европейских политических игр.

Сегодня важно другое, какие  перемены можно ожидать в Трансатлантических отношениях Евросоюза и США. Какое место отводит президент Трамп Европе в своих заигрываниях с Китаем? Как Европа адаптируется к новой роли? И, разумеется, как это отразится и на наших отношениях с Западом.

- Неужели Францию ждет новая революция?

- Восстание «желтых жилетов», конечно, не новая великая революция. Я бы сравнил происходящее с событиями 1968 года, известными как «Красный май». Возможно, это приведет к похожим результатам, но только в рамках закона - Макрону предстоят выборы в 2022 году, но теперь я уверен, что после таких репутационных потерь его партия проиграет.

Справка

Майские события 1968 года, или «Красный май», - социальный кризис во Франции, начавшийся с выступлений леворадикальных студенческих организаций, которые были недовольны политикой Шарля де Голля и требовали провести досрочные парламентские выборы. Выступления вылились в массовые демонстрации, забастовки, погромы и захват зданий. В акциях протеста участвовало более 10 миллионов человек. В результате конфликта президент Де Голль ушел в отставку, произошли значительные изменения в правительстве. Это привело к существенным переменам в жизни французов.

- Макрон ввел в стране чрезвычайное положение. Это вынужденная мера или необходимость?

- Правоохранительные органы просили Макрона ввести чрезвычайное положение. Оно уже вводилось во время массовых терактов на территории Франции в 2015 году. Тогда были приняты законы, которые регулировали действия жандармерии без введения ЧП. Сегодня - это своеобразная «форма речи», своеобразный способ найти решение проблем и стать «ближе к народу».

Тревоги и заботы среднего класса касаются не только Франции. Это своеобразный сигнал тем, кто владеет капиталами и кому будет, что терять в грядущих кровавых катаклизмах «цветных» революций.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама