В других СМИ
Загрузка...
Подписанние 3 марта 1918 года в Брест-Литовске мирного договора

"Похабный" Брестский мир и "пир сепаратистов"

В 1918 году кайзеровская Германия вела переговоры не только с Советской Россией
Реклама
"Похабный" Брестский мир и "пир сепаратистов"
© bundesarchiv.de
Подписанние 3 марта 1918 года в Брест-Литовске мирного договора

Пришедшие к власти большевики уже на следующий день, 26 октября 1917 года, приняли на II съезде Советов ленинский декрет о мире. Суть его - немедленный мир без аннексий и контрибуций. Замечу, что подобное предложение вполне соответствовало государственным интересам как России, так и Германии. Однако для государств Антанты, мечтавших о разделе и разорении Германии, России и Турции, ленинский декрет был как кость в горле.

Но представим на секунду, что было бы, если бы весной 1918 года мир без аннексий и контрибуций был заключен. Тогда у народов стран-победительниц непременно возник вопрос, за что они воевали, за что сложили головы более 10 миллионов сограждан?

Державы Антанты, понятное дело, наотрез отказались даже рассматривать ленинский проект. Лишь Германия 14 (27) ноября согласилась начать с Россией переговоры о мире. Однако ввиду отказа Антанты от ленинского мирного плана Германия тоже отказалась.

Но как бы там ни было, мирный процесс был запущен, и 21 ноября (4 декабря) 1917 г. на железнодорожной станции Сола линии Молодечно - Вильно был подписан "Договор о перемирии между армиями русского Западного фронта и германскими армиями, действующими против означенного фронта", на срок с 23 ноября (6 декабря) до 4 (17) декабря 1917 г. или до общего перемирия, если оно последует раньше. Причем договор имел силу на ограниченном пространстве - на линии фронта от местечка Видзы (Латвия) до реки Припяти (Волынь).

9 (22) декабря начались уже "фундаментальные" мирные переговоры. Советская делегация выдвинула в качестве договорной основы принцип демократического мира без аннексий и контрибуций. 12 (25) декабря Рихард фон Кюльман от имени германо-австрийского блока заявил о присоединении к основным положениям советской декларации о мире без аннексий и контрибуций, но при условии присоединения правительств стран Антанты к ленинской формуле мира.

Советское правительство вновь пригласило страны Антанты к участию в переговорном процессе. Но поскольку приглашение и на этот раз было проигнорировано, 27 декабря 1917 года (9 января 1918 года) Кюльман заявил: "Так как Антанта не присоединилась к переговорам, германский блок считает себя свободным от советской формулы мира". Уже 5 (18) января германская делегация потребовала отторжения от России территории свыше 150 тыс. кв км, в том числе Польши, Литвы, части Эстонии и Латвии, а также значительных пространств, населенных украинцами и белорусами. И это был не экспромт, а просчитанная домашняя заготовка Берлина. Еще 14 (27) декабря 1917 года германская делегация предложила большевикам принять к сведению заявления, в которых выражена воля народов, населяющих Польшу, Литву, Курляндию и части Эстляндии и Лифляндии, о их "стремлении к полной государственной самостоятельности и к выделению из Российской федерации" и признать, что "эти заявления при настоящих условиях надлежит рассматривать как выражение народной воли".

Воля народов Курляндии и Эстляндии свелась к отделению от России и созданию Балтийского (Курляндского) герцогства со столицей в Риге (герцогом стал Адольф Фридрих Мекленбург-Шверинский), которое должно было войти в состав Германской империи. Примерила на себя королевскую корону и Финляндия. 9 октября 1918 года сейм избрал королем гессенского принца Фридриха Карла - шурина кайзера Вильгельма, а регентом - Пера Эвинда Свинхувуда, бывшего председателя финского сената.

Что поделаешь, такова воля народов... А вот для украинского селянства Австро-Венгрия подготовила не какого-то там герцога, а самого настоящего царя всея Украины Василя Вышиванного - в «девичестве» Вильгельма Франца Габсбурга-Лотарингского, троюродного племянника императора Франца-Иосифа I.

Но у кайзера насчет Малороссии были иные планы. 4 января 1918 г. (22 декабря 1917 г.) в Брест-Литовск была срочно доставлена делегация Центральной рады. Глава делегации Украинской народной республики Всеволод Голубович 28 декабря 1917 г. (10 января 1918 г.) огласил декларацию Центральной рады о том, что власть Совнаркома Советской России не распространяется на Украину, а потому Центральная рада намерена вести мирные переговоры самостоятельно.

В результате 27 января (9 февраля) 1918 года Германия и Австро-Венгрия подписали с правительством Центральной рады мирный договор. От имени Рады подпись поставил некий недоучившийся студент Александр Севрук.

Согласно этому мирному договору Центральная рада обязалась до 31 июля 1918 года поставить Германии и Австро-Венгрии 60 млн пудов хлеба, 3 млн пудов живого веса рогатого скота, 400 млн штук яиц, сотни тысяч пудов сала, масла, сахара и других продуктов (до сих пор германские и европейские историки называют эту сделку "хлебным миром" - хлеб в обмен на гарантии незалежности Украины). В общим, ударили по рукам, что, впрочем, нисколько не помешало германским войскам продолжить марш на Киев, а австрийским - на Одессу.

Мониторы и канонерские лодки австрийской Дунайской флотилии пришли в Одессу и попытались подняться вверх по Днепру, но не сумели пройти пороги...

В том же ключе действовали и иные самостийники. Так, атаман Всевеликого войска Донского генерал от кавалерии Петр Краснов в буквальном смысле под шумок провозгласил независимую Донскую республику. Атаман и его компания объявили, что донские казаки произошли от троянцев, этрусков, амазонок и прочих экзотических корней, поэтому "никакого отношения к России не имеют". В общем, донцы в 1918 году оказались ничуть не хуже древних укров...

Антон Иванович Деникин открыто назвал Краснова разбойником и предателем. Петр Николаевич тоже не остался в долгу: "Мой самый страшный враг - генерал Деникин!" И обратился за помощью к императору Вильгельму II. И германские дивизии прямо из "гетманшафта" Павла Скоропадского двинулись в Донскую республику. Оккупанты заняли Ростов, Таганрог и часть Юго-Восточной железной дороги. Благодарный Краснов тотчас отправил кайзеру десятки эшелонов с углем, хлебом, маслом и т.д.

Свои переговоры с Берлином вела ГДР - Грузинская Демократическая Республика.

28 мая 1918 года правительство Грузии было признано Германией, и в Поти подписали шесть договоров, по которым Германия получала монопольное право на эксплуатацию экономических ресурсов Грузии, а порт Поти и железная дорога поступали под контроль германского командования.

10 июня германские войска вошли в Тифлис, к 15 июня там их было уже около 5 тысяч штыков. Германские гарнизоны разместились в Кутаиси, Гори, Сигнахе, Самтреди, Новосенаки, Очамчире и других населенных пунктах. В Поти дислоцировались войска с артиллерий (свыше 10 тыс. человек). Всего в Грузии германских войск, которыми командовал на тот момент генерал-майор Фридрих Кресс фон Крессенштейн, было (включая военнопленных и мобилизованных немецких колонистов) около 30 тысяч человек. Германские интервенты взяли под контроль почту, телеграф, банки, военные и финансовые ведомства, а к грузинской армии были прикреплены германские инструкторы.

… Никто и не спорит, что из Брестского мира кайзер извлек максимально возможную экономическую и территориальную выгоду. Но справедливости ради надо отметить, что, подписав "позорные", "похабные" договоренности в Бресте, Ленин не отдал немцам ни пяди русской земли! Все, что было оккупировано немцами, они получили из рук сепаратистов.

Другое дело, что Ленин, не имея в 1918 году боеспособной армии, не мог помешать пилсудским, скоропадским, красновым, грузинским меньшевикам и пр. торговать территориями бывшей Российской империи по своему усмотрению. Впрочем, пир сепаратистов продлился недолго.

А что дал Брестский мир Советской России? Во-первых, мирную передышку. Во-вторых, миллионы русских, немецких и австрийских пленных вернулись к своим семьям - если бы война продлилась еще одни год, то с учетом продовольственного кризиса в России и Германии в лагерях от голода и болезней погибли бы сотни тысяч, если не миллионы людей.

Без сомнения, выплата контрибуции Германии легла тяжелым бременем на Советскую Республику. Но это было не столь критично, поскольку, как известно, уже через полтора года Германская империя рухнула, а немецкие войска вернулись в Рейх.

Что потеряла Россия от Брестского мира

От России была отторгнута территория площадью 780 тыс. кв. км. с населением 56 миллионов человек (треть населения Российской империи) и на которой находились (до революции): 27 % обрабатываемой сельскохозяйственной земли, 26 % всей железнодорожной сети, 33 % текстильной промышленности, выплавлялось 73 % железа и стали, добывалось 89 % каменного угля и изготовлялось 90 % сахара; располагались 918 текстильных фабрик, 574 пивоваренных завода, 133 табачных фабрики, 1685 винокуренных заводов, 244 химических предприятия, 615 целлюлозных фабрик, 1073 машиностроительных завода и проживало 40 % промышленных рабочих

И все-таки германская оккупация не прошла бесследно. Под крыло немецких войск сбежало около 300 тыс. офицеров бывшей императорской армии. Именно на территориях, оккупированных Германией, формировались белые армии Деникина, Юденича и Бермонта Авалова, а также армий националистов Украины, Прибалтики и Закавказья. Более того, как считают историки, без германской оккупации в России не было бы полномасштабной гражданской войны, а с отдельными антисоветскими восстаниями и очагами бандитизма Красная Армия справилась бы сравнительно малой кровью.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама