В других СМИ
Загрузка...
Интеллектуальное мародерство
© Владимир Коробицын/zvezdaweekly.ru

Интеллектуальное мародерство

«Фонтанка» подняла читательский рейтинг на гибели летчика Филиппова
06 февраля 2018, 12:07
Реклама
Интеллектуальное мародерство
© Владимир Коробицын/zvezdaweekly.ru

Петербургская «Фонтанка» не только опубликовала данные о денежном содержании погибшего гвардии майора Романа Филиппова, штурмовик которого сбили 3 февраля в небе над провинцией Идлиб, но и подробно рассказала, как сотрудник газеты проник в личный кабинет офицера на сайте Минобороны. И все это ради того, чтобы «с фактами в руках» доказать, во-первых, что даже те российские офицеры, которые воюют, получают меньше наемников, во-вторых – чтобы уличить военное ведомство в неспособности защитить информацию, не предназначенную для широкого круга.

Минобороны, конечно же, возмутилось и призвало компетентные органы обратить внимание и на газету, и на автора, поступок которых, считают на Фрунзенской небрежной, не только не совместим с нормами элементарной этики, но имеет признаки разглашения служебной информации – в общем, смахивает на уголовное преступление. Но уже на следующий день «Фонтанка» начала энергично оправдываться. Дескать, в связях с запрещенными в РФ террористическими группировками «Хайет Тахрир аш-Шам» (бывшая «Джебхат ан-Нусра») и «Джейш ан-Насер» не состоим, а личный номер Романа Филиппова, без которого в его электронный кабинет не войти, считали с фотографий, которые выложили в Сеть боевики. В общем, ничего личного, кроме наблюдательности и высокого журналистского мастерства – и уже утром автор нашумевшей заметки Денис Коротков проснулся знаменитым на всю страну…

Вот только не надо про то, что «новости наша профессия»!  Далеко не все новости имеют одинаковую ценность и значимость. И это неправда, будто личные данные военнослужащих на сайте Минобороны так уж плохо защищены. Если бы не террористы, которые растиражировали номер гвардии майора Романа Филиппова, ни одна «Фонтанка» в его личный кабинет просто так не залезла бы.

А вот теперь о самом личном номере офицера. Кто хоть раз держал в руках этот предмет, знает, что изготовлен он из специального сплава – достаточно стойкого, чтобы сохраниться, даже если от его владельца, побывавшего в боевых условиях, ничего не останется. Поэтому у этой «железки» есть еще одно название, неофициальное, но, наверное, более точное – смертный медальон, и носить его при себе офицер обязан всегда, в том числе и во время вылетов на боевые задания.

В годы Великой Отечественной личные данные о бойцах Красной Армии хранились в специальных пластмассовых пеналах, однако бумажный формуляр оказался недолговечным. Поэтому огромное число наших солдат и офицеров до сих пор значатся пропавшими без вести. У немцев – числящихся что за вермахтом, что за войсками СС – уже тогда были металлические жетоны, переламывающиеся пополам. Одна часть оставалась в захоронении, другую – точно такую же - отправляли на вечное хранение в архив.

И предприимчивые черные копатели, используя германскую технологию учета потерь, наладили весьма прибыльный бизнес. Достаточно было выставить в Интернете откопанный немецкий смертный жетон или его половинку, и в Германии практически всегда находились желающие узнать место упокоения своего родственника. На платной основе, разумеется. Именно по этой причине «исторические мародеры» в первую очередь раскапывают немецкие траншеи и блиндажи. Красноармейские окопы им в принципе не интересны. Никакой материальной выгоды.

Минобороны, конечно же, зря старается: привлечь к ответу «Фонтанку» и автора публикации не удастся. Нет такой статьи! И нет у них никакой материальной выгоды, только информационная. Вот проявили определенную сообразительность и… Но за интеллектуальное мародерство не судят. Просто не подают руки.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама