В других СМИ
Загрузка...
Почему Меркель стремится спасти иранскую «ядерную сделку»
© mid.ru
Сергей Лавров провел переговоры с Федеральным министром иностранных дел Федеративной Республики Германия Хайко Маасом, Москва, 10 мая 2018 года

Почему Меркель стремится спасти иранскую «ядерную сделку»

Без российской поддержки Германии сложно будет противостоять США и защищать свои экономические интересы в Иране
09 мая 2018, 16:16
Реклама
Почему Меркель стремится спасти иранскую «ядерную сделку»
© mid.ru
Сергей Лавров провел переговоры с Федеральным министром иностранных дел Федеративной Республики Германия Хайко Маасом, Москва, 10 мая 2018 года

Глава МИД ФРГ Хайко Маас (СДПГ) провел 10 мая в Москве переговоры со своим российским коллегой Сергеем Лавровым. Это была их первая личная встреча, поэтому обсуждался широкий спектр международных и двусторонних проблем. Среди ключевых - сирийская тема, взаимодействие в рамках «нормандской четверки» (Россия, Украина, Франция, ФРГ), межкорейское урегулирование. Но одними из главных и наиболее актуальными стали, как считают немецкие эксперты, консультации вокруг ситуации с соглашением по иранской ядерной программе и связанной с действиями США реальной угрозой большой ближневосточной войны.

«Мы считаем важным, чтобы все остальные участники этого плана действий могли оперативно оценить сложившуюся ситуацию, провести необходимые консультации и выработать шаги, которые позволили бы сохранить этот важнейший документ - важнейший для региональной стабильности и для поддержания режима нераспространения оружия массового уничтожения», - сообщил на совместной пресс-конференции после переговоров Лавров.

Он также подчеркнул: «Что касается односторонних санкций США, тут мы ничего поделать не можем. Но другое дело, что это не может касаться отмены санкций, которые были введены Советом Безопасности ООН. Эта отмена не подлежит пересмотру».

Необходимо особо отметить, что Маас открыл беспрецедентную за последние годы серию визитов в нашу страну представителей немецкого руководства: 13-14 мая Москву планирует посетить министр экономики и энергетики ФРГ Петер Альтмайер, а 18 мая в Сочи прибудет канцлер Ангела Меркель.

Немецкая активность на российском «треке» вполне объяснима. Апрельская поездка главы берлинского кабинета (как, впрочем, и ее французского коллеги) за океан к «ордынскому хану» желаемых результатов, похоже, не дала. Трамп торговую войну с Евросоюзом не остановил, а лишь отсрочил; из «ядерной сделки» с Ираном, несмотря на уговоры, вышел; ситуацию с санкциями против европейских участников «Северного потока-2» не прояснил.

Что же делать Меркель, если американский президент в грош не ставит интересы верного союзника? В одиночку тягаться со Штатами Берлин, конечно, не будет. И даже вместе с Евросоюзом не станет. Немецкому канцлеру нужна более широкая поддержка. Ее может дать российский президент Владимир Путин, если, конечно, она сумеет с ним договориться.

Для начала - хотя бы по дальнейшей реализации Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской ядерной программе. Но уже (и это прецедент!) - без участия США. 

На самом деле, как это не цинично звучит, Россия вполне могла бы рассчитывать на определенные политические и экономические выгоды из ситуации с выходом Вашингтона из «ядерной сделки». Судите сами: будут расти не только цены на нефть и спрос на российское оружие, но и востребованность посреднической роли РФ в диалоге с Тегераном. Однако куда важнее, что из-за возникшей геополитической напряженности и очевидного конфликта интересов между ведущими странами Евросоюза и США роль России как надежного и предсказуемого партнера на дипломатическом паркете резко пойдет вверх. И из этого Москва просто обязана извлечь весомые дивиденды.    

Чтобы рассчитывать на успех, надо понимать, почему иранская проблематика столь важна и актуальна для Германии, которую трудно упрекнуть в симпатиях к «режиму аятолл».

Напомним, что СВПД был подписан после долгих переговоров в июле 2015 года между Ираном и группой государств, известных как «5+1». Речь идет о пяти постоянных членах Совбеза ООН (России, США, КНР, Великобритании и Франции), а также Германии. Договоренность предусматривала ограничения на активность Тегерана в ядерной сфере в обмен на снятие санкций СБ ООН и односторонних ограничительных мер, введенных ранее США и ЕС.

Немецкое участие в этой влиятельнейшей шестерке вполне соответствовало высоким политическим амбициям Берлина, который последовательно и целенаправленно добивается для себя места постоянного члена Совбеза. Об этом, кстати, Хайко Маас недавно говорил, впервые выступая на его заседании в Нью-Йорке.

В отличие от Трампа, Меркель и ее коллеги по берлинскому кабинету в полной мере отдают себе отчет, что «ошибочные действия» американского президента, по сути, открыли дорогу к неизбежному военному конфликту с Ираном, в котором американскими союзниками будут Израиль и Саудовская Аравия. На этот раз «ближневосточная пороховая бочка» может грохнуть так, что сирийский поток беженцев, который едва не захлестнул Европу и Германию, покажется маленьким ручейком. Еще одного «миграционного кошмара» Меркель точно не переживет. Так что речь идет, с ее точки зрения, не только о надвигающейся геополитической катастрофе, но и об элементарном чувстве самосохранения.

Не менее болезненным демарш Трампа может стать и для экономических интересов Германии в Иране, куда немецкий бизнес активно двинулся сразу после подписания СВПД.

После того, как хозяин Белого дома 8 мая заявил о выходе из «ядерной сделки» и намерении ввести экономические санкции, посол США в Германии Ричард Гренелл призвал ФРГ немедленно прекратить сотрудничество с Ираном. Призыв вызвал резкую критику со стороны немецких предпринимателей.

Глава Федерального объединения торгово-промышленных палат Германии (DIHK) Эрик Швайцер заявил, что высказывания американского дипломата «привели немецкую экономику в состояние неуверенности и расстройства». Он полагает, что из-за американских действий не должны страдать немецкие бизнесмены, успешно сотрудничающие со своими иранскими коллегами.

В целом объем немецкого экспорта в Иран в 2017 году увеличился почти на 400 млн евро и составил около 3 млрд евро. Только немецкие машиностроители поставили иранцам продукции на 901 млн евро, что дало подъем на 21%. А с момента подписания СВПД, что вызвало ослабление санкций, объем торговли между двумя странами вырос на 42%. Так что немцам есть, что терять. В этой связи руководитель экономического блока берлинского кабинета Петер Альтмайер, которого, напомним, в ближайшие дни тоже ждут в Москве, заявил, что его ведомство уже разрабатывает меры, чтобы минимизировать экономические последствия выхода США из ядерного соглашения с Ираном.

В частности, он намерен инициировать на уровне ЕС обсуждение вопроса о компенсации фирмам, если их коснутся санкции.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама