В других СМИ
Загрузка...
Нагорный Карабах уже в огне, Северный Иран - в прицеле
}
© massispost.com
Перебрасывая в зону боёв террористов из Сирии, Эрдоган создаёт в Нагорном Карабахе некий геополитический хаб, а возможно, и военную базу, которая закрепит присутствие Турции на Южном Кавказе.

Нагорный Карабах уже в огне, Северный Иран - в прицеле

Ильхам Алиев по сути дела отдал Азербайджан в полное распоряжение Реджепа Эрдогана, приступившего к возрождению Османской империи
Реклама
Нагорный Карабах уже в огне, Северный Иран - в прицеле
© massispost.com
Перебрасывая в зону боёв террористов из Сирии, Эрдоган создаёт в Нагорном Карабахе некий геополитический хаб, а возможно, и военную базу, которая закрепит присутствие Турции на Южном Кавказе.

В отличие от Турции, для которой активная поддержка Азербайджана в конфликте с Арменией, объявленной Реджепом Эрдоганом «террористическим государством», является самим собой разумеющимся, Иран проводит в регионе сдержанную политику. И делает он это по ряду причин, которые оставляют надежду, что в мирном урегулировании армяно-азербайджанского конфликта Иран наряду с Россией может сыграть существенную роль.

О национальной гордости иранских азербайджанцев

Турция, будто бы вспомнив времена Османской империи в период её расцвета, сегодня вмешивается во внутренние дела уже не только Ливии и Сирии. Например, в Азербайджане турки буквально следуют провозглашённой правящей партией концепции «Два государства - один народ». Именно в планомерной реализации данной концепции и кроется для Ирана отсроченная, но очевидная угроза.

Ведь если в Анкаре турок и азербайджанцев считают одним народом, то это автоматически предполагает распространение пантюркистской экспансии и на северные провинции Ирана, где проживает от 20 до 25 миллионов этнических азербайджанцев.

При этом азербайджанский сепаратизм в Иране - вовсе не выдумка, а инструмент, который Соединённые Штаты, Израиль и традиционно сильная в регионе английская резидентура MI-6, могут использовать для давления на аятоллу Али Хаменеи, несмотря на то, что по происхождению Рахбар (Высший руководитель Ирана) сам является этническим азербайджанцем. Стравить персов с азербайджанцами - заветная мечта зарубежных эмиссаров. А этнический фактор является той самой миной замедленного действия в дестабилизации Ирана. И её уже пытались применить.

Впрочем, использовать этно-религиозные противоречия в иранском Белуджистане, похоже, пока что не удалось. Не только потому, что в Иране проживает всего четыре миллиона белуджи (азербайджанцев в шесть раз больше), но и по причине успешного взаимодействия иранской и пакистанской армий в деле пресечения деятельности Освободительной армии Белуджистана, насчитывающей, кстати, до 10 000 активных боевиков. Не удалось использовать в Иране и ирредентизм курдов, стремящихся создать единое государственное образование для 20-миллионного народа и тем самым отколоть от северо-запада Ирана весомый кусок. И всё потому, что у Ирана есть союзники в виде иракских шиитов, занявших ключевые позиции в соседней стране, а кроме того, надо иметь в виду, что число иранских курдов, хоть и составляет около семи миллионов человек, всё же не так критично для 80-миллионной страны.

 Белуджи тоже хотят независимости Белуджистана.
© flickr.com
 Белуджи тоже хотят независимости Белуджистана.

У Тель-Авива своя игра

Другое дело - азербайджанцы. При определённых обстоятельствах нынешние протесты в практически азербайджанских мегаполисах Ардебиле и Тебризе, связанные с претензиями самого большого этнического меньшинства к внешней политике Тегерана, по мнению националистов не проявляющего должного уважения к территориальной целостности Азербайджана (речь о Нагорном Карабахе. - Авт.), могут вылиться и в более серьёзные проблемы уже с азербайджанским сепаратизмом. На фоне живущего под санкциями Ирана и внутренней политики Тегерана по части ограничения ряда свобод, включая религиозные запреты, для многих этнических азербайджанцев Баку является «вольным городом».

Особенно не нравится Тегерану усиление армии Азербайджана и в первую очередь военно-техническое сотрудничество с Израилем, который Иран считает своим исконным врагом. Не секрет, что Баку активно скупает у Тель-Авива беспилотники HAROP, SkyStriker и Hermes, тактические ракеты класса «земля-земля» большой дальности LORA, комплексы ПВО «Барак-8» и «Железный купол» и далее по списку.

Приобретённые Азербайджаном израильские малые ударные одноразовые беспилотные летательные аппараты SkyStriker.
© president.az
Приобретённые Азербайджаном израильские малые ударные одноразовые беспилотные летательные аппараты SkyStriker.

И в Ереване, и в Тегеране отлично видят, что израильтяне ведут многоходовую политическую игру, в результате которой Армения и Иран могут оказаться проигравшими сторонами. Несмотря на то, что Тель-Авив внешне не приветствует политику Эрдогана, это не мешает Израилю исподтишка столкнуть турок с персами, подвигнув при этом иранских азербайджанцев к сепаратизму.

Необязательно обладать особо острым политическим зрением, чтобы заметить: укрепляя в военном плане Баку, Тель-Авив выстраивает тюркскую фронду по отношению к враждебному Ирану, имеющему общую границу с Азербайджаном. В этом смысле Израиль и США имеют единую цель, рассматривая на перспективу азербайджанскую территорию как возможный плацдарм для войны против Тегерана.

При этом заявления азербайджанского лидера Ильхама Алиева о том, что страна не предоставит свои аэродромы и военные базы для военных группировок, угрожающих Ирану, в Корпусе стражей исламской революции уже не воспринимаются всерьёз, поскольку турецкие военные, противостоящие в Сирии в том числе и подразделениям КСИР, находятся в Азербайджане по сути дела на постоянной основе и в любой момент могут очутиться и на севере Ирана. Где, по всей видимости, встретят полную поддержку местных сепаратистов, которые только и мечтают объявить «Иранский Азербайджан» независимым государством с перспективой его объединения с Турцией и Азербайджаном.

К слову, в начале 1990 годов проект объединения Южного и Северного Азербайджана был включён в политическую программу Народного Фронта Азербайджана (НФАз), лидером которого являлся тогдашний президент Азербайджана пантюркист Абульфаз Эльчибей.

Но были и другие не менее экзотические прецеденты. Достаточно напомнить, что при участии СССР была провозглашена Демократическая республика Азербайджан со столицей в Тебризе, просуществовавшая на территории северного Ирана с ноября 1945 по ноябрь 1946-го. При этом амбиции Тебриза, как столицы государства Сефевидов, и такого же древнего Ардебиля, где захоронен шейх Сефи ад-Дин - основатель династии Сефевидов, правившей всем Ираном, простираются далеко за пределы земель, населённых тюрками. Часть националистической верхушки считает себя ущемлённой в части, касающейся распределения власти между этническими группами в Иране, несмотря на то, что даже в КСИР военачальники азербайджанского происхождения составляют весомый процент.

Советский танк Т-26 на улице Тебриза.
© Фото из архива
Советский танк Т-26 на улице Тебриза.

Труба высокого давления на Москву

Сегодня Турция ведёт себя в регионе абсолютно без оглядки на Россию. Видимо, Реджеп Эрдоган считает, что с запуском «Турецкого потока» он получил в своё распоряжение такие мощные экономические рычаги давления, которые могут повлиять на политику Москвы в регионе. И самое примечательное, уже использовал эти рычаги на практике. В мае этого года турки остановили прокачку по построенному в начале 2000 годов «Голубому потоку», мотивировав «стоп» ремонтными работами. В итоге ремонт трубы мощностью 16 млрд кубометров вместо запланированных двух недель шёл несколько месяцев.

Прокладка ветки газопровода «Турецкий поток».
© turkstream.info
Прокладка ветки газопровода «Турецкий поток».

И это ещё не всё. По итогам первого квартала 2020 года Турция сократила закупки российского газа на 70% по сравнению с 2019 годом и почти в 14 раз, если сравнивать с показателями двухлетней давности. Отчасти это можно увязать и с пандемией, но почему-то в результате «вынужденных остановок» Россия с первого места среди крупнейших поставщиков трубопроводного газа в Турцию откатилась на третью позицию. Первое место занял Азербайджан. Из 1,87 млрд кубометров он поставил в Турцию половину, а Россия всего 389 млн кубов.

Обострение конфликта в Нагорном Карабахе также увязывают со сложившимся в Турции представлением, будто руководство Армении настолько дискредитировано в глазах Москвы своей «многовекторной» политикой, что защищать Армению никто не станет. И действительно, политический стиль армянского премьера Никола Пашиняна восторга не вызывает, и всё-таки решения в Кремле принимаются не на основе личных симпатий, а исходя из национальных интересов государства. Именно здесь Анкара, скорее всего, и просчиталась. Но игра не окончена. Перебрасывая в зону боёв террористов из Сирии, Эрдоган создаёт в Нагорном Карабахе некий геополитический хаб, а возможно, и военную базу, которая закрепит присутствие Турции на Южном Кавказе.

При этом потенциальный конфликт между Россией и Турцией с возможным вовлечением Тегерана в этническую войну внутри собственной страны, весьма выгоден нашим глобальным конкурентам. Так что теперь нет необходимости гадать, кто для Реджепа Эрдогана на самом деле союзник. Точно не Москва.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама