В других СМИ
Загрузка...
Афганистан: теперь там производят наркотики и террористов
}
© Фото из архива автора
Небольшой отряд группировки ИГИЛ* в Кунаре на одной из тренировочных баз. Декабрь 2019.

Афганистан: теперь там производят наркотики и террористов

В Кунаре, на границе с Пакистаном, проводит активную зимовку и готовится к летним вылазкам большой отряд исламистских бандитов. Их цель - Китай, Туркмения, а в будущем и Россия. Кто стоит за боевиками? Как ведётся вербовка и подготовка террористов? И каковы направления их главного удара?
14 февраля 2020, 06:10
Реклама
Афганистан: теперь там производят наркотики и террористов
© Фото из архива автора
Небольшой отряд группировки ИГИЛ* в Кунаре на одной из тренировочных баз. Декабрь 2019.

Кабул презентовал мировой общественности успехи масштабной операции, проведённой в ноябре 2019 года афганскими силовиками в восточной провинции Нангархар - той самой провинции, где за последние годы свила гнездо террористическая группировка так называемого афганского крыла ИГИЛ (ДАИШ)* (террористическая организация, запрещённая в РФ). Именно из Нангархара группы боевиков проникли в те провинции Афганистана, что ближе к границам республик Центральной Азии и КНР. Поэтому известие о разгроме радикалов должно было вызвать большое облегчение в столицах тех стран, которые лежат к северу и востоку от Афганистана.

Однако радость эта преждевременна. Уже в декабре 2019 - январе 2020 года появились сведения о том, что ряды террористов вновь пополняются, причём за счёт волонтёров из Центральной Азии и китайских уйгуров.

Куда ушли боевики?

Создание новых отрядов происходит в соседней с Нангархаром провинции Кунар.

Справка

Кунар имеет протяжённую границу с Пакистаном - с его горным массивом у Читрала. В декабре 2019 года информированные источники в Кунаре сообщили, что там на высоте за 5 тысяч метров, в ущельях, осуществляет активную зимовку большой отряд террористов, благополучно ушедший на север от удара силовиков в Нангархаре.

По информации, полученной от руководителей администрации и полиции Кунара, группировка на середину декабря 2019 г. составляла около двухсот человек, но стремительно растёт из-за активной работы, которую ведут среди местных жителей профессиональные вербовщики и вербовщицы, находящиеся в их рядах, а также за счёт пополнения, проникающего в Кунар из-за пределов Афганистана.

Карта Афганистана.
© Фото из архива автора
Карта Афганистана.

Неожиданный факт: эти боевики не прошли фронтов Ближнего Востока, они, в отличие от принятого среди экспертов мнения, не перебежали сюда из Сирии или Ирака после военного разгрома боевиков, а собрались под чёрный флаг экстремистов именно в Афганистане.

Когда внимательно рассматриваешь снимки бандформирований, то обращает на себя внимание униформа и одинаковая обувь боевиков.

Источник в афганских спецслужбах уточнил, что боевики афганской террористической организации, которые, по сути, могут считаться продолжателями истории Исламского движения Узбекистана (ИДУ)* (организация, признанная террористической многими странами мира, включая Россию и США), в 2015 году присягнувшего ИГИЛ* (террористическая организация, запрещённая в РФ), до недавнего времени были одеты кто во что, и своим внешним видом резко отличались от бандитов с Ближнего Востока. Особенно это было заметно по обуви. Когда наблюдатели в Афганистане стали указывать на то, что это «не та структура, а какая-то другая», высокие командиры исламистов и их спонсоры обеспечили афганцев той же униформой, что и на Ближнем Востоке, чтобы разница между Афганистаном и Сирией не бросалась в глаза.

Справка

Боевики расквартированы в системе пещер и тоннелей, знакомых советским военным ещё со времён советско-афганской войны и созданных иностранными инженерами. Там у них имеются и дизельные генераторы, и солнечные батареи, и прочие средства, необходимые для спокойной зимовки.

Бандиты взяли под свой контроль территорию, где растут дорогостоящие ореховые деревья, вывоз стволов которых за рубеж считается в Афганистане контрабандой и строго карается по закону. Летом жители собирают и продают властям орехи, и это их традиционный заработок, причём цена за килограмм может достигать и 100 долларов. Но сейчас террористы организовали местных на вырубку деревьев, которые затем на лошадях или муллах контрабандой перевозятся в Пакистан, где продаются по высокой цене, вплоть до тысячи долларов за ствол. Их древесина очень ценится при производстве дорогой мебели. Участок границы неформальные вооружённые образования «приватизировали», и берут большой процент за «растаможку». Жители, задействованные в контрабанде, тоже получают свою долю прибыли.

Местные лесорубы под надзором вооружённого надсмотрщика из ИГИЛ* возле своей палатки.
© Фото из архива автора
Местные лесорубы под надзором вооружённого надсмотрщика из ИГИЛ* возле своей палатки.

Бизнес боевики могут вести спокойно: в зимние месяцы силовики не торопятся атаковать их лагеря, разбитые столь высоко в горах, что не всякий БПЛА туда доберётся. Тем более, сами «лагерники» их тоже пока не трогают. Однако это не значит, что «чекисты» в Кунаре бездействуют. В декабре 2019 года в ходе локальной операции в труднодоступных районах им удалось задержать группу добровольцев, направлявшихся в кунарский лагерь. Среди них - житель Бангладеш, несколько чеченцев, но, в основном, это туркмены из Туркмении и их жёны.

На месте вырубки.
© Фото из архива автора
На месте вырубки.

О туркменских боевиках в Кунаре

В ходе следствия выяснилось, что туркмены переброшены в Кунар издалека, из граничащей с Туркменией афганской провинции Фарьяб, а это - под тысячу километров непростого пути. Задержанные туркмены - их было около десяти - рассказали, что они перешли границу Туркмении и попали в Фарьяб на участке, который слабо охраняется туркменскими пограничниками. Затем, из Фарьяба, они потихоньку перебрались в Кунар. На всём маршруте им помогали «наводчики».

«Наводчик» тайно проходит в Туркмению, и там указывает маршрут завербованным волонтёрам. Если доброволец окончательно соглашается, то посредник даёт сигнал принять группу проводнику, находящемуся уже на территории Афганистана.

Справка

В основном, проводники - это узбеки или таджики из республик Центральной Азии, бывшие члены ИДУ*. Они за хорошие деньги встречают волонтёров в Фарьябе, собирают из них группы, и отвозят в некие центры. Там их переодевают под местных жителей, чтобы на маршруте не очень бросались в глаза, обучают ключевым правилам и оборотам местной речи, и отправляют на автобусах в те или иные провинции, где концентрируются вооружённые исламисты.

Кунарские силовики, с которыми побеседовал афганский журналист Наджибулла Ацакзай, утверждают, что задержанные  туркмены были в возрасте от 25 до 40 лет. Они жаловались на глубокую нищету у себя на родине и на жестокость властей, особенно по отношению к верующим, что и побудило их, несмотря на большой риск, перейти в Афганистан, чтобы обручиться военному делу и, «как братья на Ближнем Востоке, воевать под чёрным знаменем джихада против неверных». Имена они взяли арабские, а туркменские документы сожгли. Женщины, оказавшиеся вместе с этими боевиками в Кунаре, обучены мужьями искусству вербовки. На Ближнем Востоке никто из них не был.

Афганский журналист Наджибулла Ацакзай утверждает, что туркмены из-за нищеты и  жестокости властей пошли на большой риск перейти в Афганистан, чтобы «как братья на Ближнем Востоке, воевать под чёрным знаменем джихада против неверных».
© Фото с личной страницы Ацакзая в Facebook
Афганский журналист Наджибулла Ацакзай утверждает, что туркмены из-за нищеты и  жестокости властей пошли на большой риск перейти в Афганистан, чтобы «как братья на Ближнем Востоке, воевать под чёрным знаменем джихада против неверных».

Чего ожидает группировка в Кунаре?

Судя по показаниям членов той группы боевиков, что попали в руки силовиков в Кунаре, перед ними уже в Фарьябе была поставлена задача по прибытии в Кунар ждать новые отряды боевиков, которые, в свою очередь, мелкими группами просачиваются из Туркмении в Афганистан. Раньше группы были крупнее - до десяти человек, но сейчас они съёжились от одного до пяти человек. По каплям, понятно, может быть собрано большое подразделение. Цель - перезимовать в горных районах Кунара и подготовиться к весенней военной компании. Но не в Кунаре.

Справка

Согласно полученной информации, основная задача отряда - переправка на север страны, обратно в Фарьяб, а также в Сарипул, Джаузджан и Бадахшан. Заметим: Джаузджан лежит вблизи от Узбекистана. Этот край граничит с Туркменией, а Бадахшан - с Таджикистаном и с КНР.

А пока, зимой, инструкторы в высокогорных лагерях ведут боевую и идеологическую подготовку вновь прибывших. Более того, вербовщики работают и с детьми: в медресе Кунара, а также в соседних Нангархаре и Лагмане, они обрабатывают пяти-шестилетних подростков, которых в этом возрасте родители отправляют учиться Корану в медресе. Но проникающие в учебные заведения пропагандисты объясняют ученикам, что Коран сам по себе установлению добра в мире не поможет, зато вместе с автоматом он куда действеннее. И учат детей обращению с оружием.

Справка

Силовики в Афганистане исходят из того, что кунарская группа боевиков - не единственная «дочка» той группировки, которую потрепали осенью в Нангархаре. Часть боевиков оттуда ушла не в Кунар, а ещё севернее, в Нуристан, а часть - перегруппировалась в самом Нангархаре, и копит силы там.

Вербовка новых членов является в это время года главной задачей всех «островков» афганского крыла этой террористической структуры. При этом пока не видно признаков того, что ДАИШ* (террористическая организация, запрещённая в РФ) стремится перерасти в армию, а затем и в квазигосударство, как это некогда было проделано на Ближнем Востоке.

ДАИШ* создала в афганской провинции Нангархар три религиозные школы (медресе), в которых готовит будущих террористов.
© parstoday.com
ДАИШ* создала в афганской провинции Нангархар три религиозные школы (медресе), в которых готовит будущих террористов.

Скорее можно заметить признаки подготовки к диверсионной и партизанской деятельности вблизи государственной границы или даже уже на территории сопредельных государств. Возникает вопрос, каких?

Из полученных данных о туркменах, всё чаще насыщающих ряды местных бандформирований, легко сделать вывод, что их готовят с конкретной целью - в обозримой перспективе дестабилизировать ситуацию на туркменском направлении.

Вспомним, что ещё в середине 2010-х годов, со времени появления в рядах различных террористических организаций, воюющих в Ираке и Сирии, отрядов туркмен из ИДУ* и из Исламской партии Туркестана (ИПТ)* (исламистская организация, признана Верховным судом России террористической; её деятельность запрещена на территории многих европейских государств, Средней Азии, США), экспертное сообщество вспомнило о Туркмении как стране, которая может представлять лакомый кусок для исламистов - и как источник финансирования, в случае, если группировке удастся добраться до её газовых месторождений, как они дорвались до иракских и сирийских, и как территория с серьёзными социально-политическими проблемами, где можно заложить мощную мину под всю Центральную Азию. Однако нам необходимо принять во внимание и следующий факт: туркмены, задержанные в Кунаре, не имели планов возвращения в столь «любимую» ими республику. По крайней мере, пока не имели…

Бойцы ИПТ* в Сирии.
© almasdarnews.com
Бойцы ИПТ* в Сирии.

Направление главного удара - Китай

В ноябре в Нангархаре вместе с большой группой боевиков была задержана молодая женщина, игравшая не последнюю роль в планах руководства ДАИШ* (террористическая организация, запрещённая в РФ).

Террористка-одиночка завербовала в ряды террористической структуры более сотни местных жительниц в Нангархаре.

Пленная (назовём её Фатимой) - сначала старалась выдать себя за узбечку, но всё же следователи выяснили: она уйгурка, родом из Урумчи. Она покинула Китай несколько лет назад, оказалась в Египте, где и была завербована террористами.

Пройдя там спецподготовку у арабских инструкторов, она вместе с группой мужчин-уйгуров была направлена в Афганистан с целью вербовки местных жителей и жительниц, а также в ожидании приезда в Афганистан уйгурок и женщин из республик Центральной Азии, чтобы, в результате, создать из них женский батальон.

Справка

С середины 2010-х, после появления террористов в Нангархаре в ходе боестолкновений с местными силовиками и талибами, в рядах боевиков замечены вооружённые женщины; причём было отмечено их особое упорство в бою. В первую очередь это относится именно к уйгуркам.

Не всех уйгурок из КНР прельщает такая простая семейная жизнь.
© pinterest.ru
Не всех уйгурок из КНР прельщает такая простая семейная жизнь.

Среди многочисленных сведений, которые, по нашим данным, у Фатимы сумели получить следователи, выделим те, которые могут пролить свет на тактические планы афганского крыла международной террористической организации. Итак, во-первых, Фатиму и её людей после проведения подготовки в Нангархаре планировалось переправить оттуда на север Афганистана. Однако этим планам сбыться было не суждено - помешали местные силовики.

Во-вторых, можно сделать вывод, что уйгуры из КНР и из Центральной Азии - это особая группа.

Их держат вместе, и уже сейчас ставят конкретную цель - готовят в недалёком будущем воевать «за веру и независимость Синьцзяна» против властей Китая, вблизи Китая или на его территории.

Или же против китайских проектов в регионе. Именно так ориентировали и готовили одного из перспективных командиров ДАИШ* - Фатиму. И эта оперативная конкретика сейчас, возможно, отличает «уйгурскую тему» от прочих «страновых» направлений единого международного террористического центра.

---

*  Террористическая организация, запрещённая в РФ.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама