В других СМИ
Загрузка...
Генерал-полковник Борис Громов: «В жизни нет однозначных оценок, но, начиная войну, политики должны думать о ее последствиях»
© Фото из личного архива.
1989 год. Командующий 40-й армией генерал-лейтенант Борис Громов.

Генерал-полковник Борис Громов: «В жизни нет однозначных оценок, но, начиная войну, политики должны думать о ее последствиях»

12 декабря 1979 года на заседании Политбюро ЦК КПСС было принято решение о вводе советских войск в Афганистан
12 декабря 2018, 06:28
Реклама
Генерал-полковник Борис Громов: «В жизни нет однозначных оценок, но, начиная войну, политики должны думать о ее последствиях»
© Фото из личного архива.
1989 год. Командующий 40-й армией генерал-лейтенант Борис Громов.

Было ли это ошибкой, зачем мы воевали с афганцами и ради чего положили жизни в чужих горах и пустынях почти пятнадцать тысяч наших соотечественников еженедельнику «Звезда» рассказал Герой Советского Союза, бывший командующий 40-й армией, генерал-полковник Борис Всеволодович Громов.

С парадной формой, при папахе

- Борис Всеволодович, дата за датой идет. 12 декабря 1979 года советское руководство приняло решение послать войска в соседнюю страну. Через два месяца, 15 февраля 2019 года исполнится 30 лет со дня вывода Ограниченного контингента советских войск (ОКСВ) из Афганистана. Вы сами впервые вступили на афганскую землю в январе 1980-го... Меняется ли у вас с годами отношение к той войне?

- Нет. Ничего не меняется. Один и тот же взгляд на одну и ту же картину.

- Правда, что вы прослужили в Афганистане больше, чем любой другой военнослужащий Советской армии?

- Да, это исторический факт: за три командировки на войну - пять с половиной лет, день в день.

- Поехали на войну по желанию?

- Я с раннего, суворовского, детства военный человек. У военнослужащего о его желаниях не спрашивают. Я служил начальником штаба дивизии в Майкопе, ждал назначения комдивом. В начале января 1980-го мне позвонил командир краснодарского корпуса генерал Зайцев: «Министр обороны СССР подписал приказ, согласно которому вы, товарищ Громов, назначены начальником штаба 108-й мотострелковой дивизии».

И молчит в трубку. И я молчу. Непонятно, чем вызван перевод на равнозначную должность, что это за 108-я дивизия, где она? Наконец, через долгую минуту, комкор говорит мне, что штаб 108 МСД находится в городе Кабуле, и я должен туда прибыть не позднее, чем через пять суток.

- Что вы знали тогда о вводе наших войск, о ситуации в Афганистане?

- Только то, что объявили по радио, по телевидению и в газетах: войска вошли по просьбе афганского правительства, чтобы помочь народу трудовому, ну и так далее и тому подобное...

Я сдал должность, собрался, долетел до Ташкента, прибыл в штаб Туркестанского военного округа. Меня принял командующий войсками округа Юрий Павлович Максимов. Он рассказал, что 108-я дивизия - большая, численность личного состава 15.000 человек. Еще он рассказал, что ситуация внутри Афганистана очень сложная и тяжелая. Народы и племена воюют там друг с другом веками.

- А о том, что и нашим войскам придется ввязаться в боевые действия он вам сказал?

- А тогда их и в помине не было. Задача у 108-й дивизии стояла такая: заниматься охраной Кабула, всех наших объектов в городе и столичного аэродрома, и дороги до перевала Саланг и от него до границ Советского Союза. Из Ташкента я на санитарном «Ил-18» вылетел на авиабазу в Баграме под Кабулом. Прилетели вечером. Только приземлились, как вдруг вокруг аэродрома началась перестрелка. Пальба, грохот сумасшедший.

Я - в полковничьей папахе, в чемодане у меня лежит парадная форма: в ней офицер должен представляться на новом месте службы. Как-то сразу понял, что ни папаха, ни «парадка» мне здесь не понадобятся. С тем и заснул в насквозь промерзшем самолете: ночью до штаба дивизии в Кабуле добраться было нереально...

К положению в «А»

«1. Одобрить соображения и мероприятия, изложенные тт. Андроповым Ю.В., Устиновым Д.Ф., Громыко А.А. Разрешить им в ходе осуществления этих мероприятий вносить коррективы непринципиального характера. Вопросы, требующие решения ЦК, своевременно вносить в Политбюро. Осуществление всех этих мероприятий возложить на тт. Андропова Ю.В., Устинова Д.Ф., Громыко А.А.

2. Поручить тт. Андропову Ю.В., Устинову Д.Ф., Громыко А.А. информировать Политбюро ЦК о ходе выполнения намеченных мероприятий».

Решение Политбюро ЦК КПСС П 176/125 от 12 декабря 1979 года.

Не ставилась такая задача: победить

- А потом боевые действия пошли по нарастающей и началась настоящая война. Как вы оцениваете противника, афганцев?

- Это противник серьезный. Исторически афганцы воевали со всеми, кто пришел на их территорию. Это свободолюбивые, гордые, воинственные люди, которые насмерть дрались со всеми захватчиками. Англичане им две войны с треском проиграли. Мы наступили на те же грабли. Ведь сначала серьезных боевых действий против наших войск практически не было. Но самого факта присутствия чужой армии на своей земле афганцы вытерпеть не смогли. И - пошло-поехало.

А потом, года через два моей службы там, когда уже наладилась разведка, когда мы стали получать различные данные, стало понятно, что во главе всего сопротивления нам стоят американцы. Сегодня они сами об этом говорят в открытую. Американцы готовили боевиков на территории Пакистана, финансировали их и были очень рады тому, что Советский Союз ввязался в войну в Афганистане.

- Кстати, забегая вперед, такой вопрос: потом, через много лет после вашей службы в Афганистане, американцы с вами не советовались о том, как там воевать?

– Дважды, получив, естественно, разрешение у наших соответствующих структур, я разговаривал на эту тему с серьезными людьми из США.

- Что их интересовало?

- Спрашивали, как оттуда уходить. Я не шучу, так и было. Американцы добились в Афганистане еще меньших успехов, чем мы. Непонятно, чего они там хотели достичь изначально. Ну не бен Ладена же поймать, как они объявляли цель ввода своих войск после взрывов в Нью-Йорке! Войска США не воюют серьезно ни с талибами, ни с перебежавшими в Афганистан после разгрома в Сирии и Ираке радикалами-исламистами.

Думаю, у них есть закрытая цель, которую они не афишируют. Вероятно, в первую очередь для США Афганистан интересен как непотопляемый авианосец. Боевой самолет, поднявшийся с авиабаз в Кандагаре или Баграме, через несколько десятков минут достигает берегов Персидского залива, границ Ирана, Пакистана, Индии, республик бывшей советской Средней Азии. Видимо, американцы держат в Афганистане своих солдат только для обслуживания и защиты своих стратегических авиационных баз.

- А чего добились там мы? На Западе считают, что мы проиграли эту войну?

- Нет. Это неправда. Мне противно слышать сейчас от наших недоброжелателей, как было противно слушать в перестроечные годы и в нашей стране, что наша армия якобы не победила. Но нам и не ставилась такая задача: победить.

Советская 40-я армия, в первую очередь, должна была оказать поддержку правительству Афганистана в урегулировании внутриполитической ситуации. В основном эта помощь заключалась в борьбе с вооруженными отрядами оппозиции, а также в строительстве дорог, жилья, школ, больниц. Кроме того, присутствие значительного воинского контингента в Демократической Республике Афганистан должно было предотвратить агрессию извне. Эти задачи личный состав Ограниченного контингента советских войск выполнил полностью. Мы там не только воевали, мы много строили, учили, лечили, кормили...

Цитата

«Для войны требуются от народа следующие качества: патриотизм, хладнокровие, мужество, физические силы, выносливость и терпеливость. Анализ военных качеств афганца показывает, что все эти качества в нем есть налицо».

Генерал-лейтенант А.Е. Снесарев, «Афганистан. Географическо-политический очерк», 1921 год.

Солдат войну не выбирает

- Сегодня, по прошествии многих лет, что вы думаете: нужна нам была эта война?

- Нет, не нужна. Если бы Советский Союз, не вводя свои войска, продолжал оказывать Афганистану экономическую, военно-техническую, гуманитарную помощь, наверное, было бы больше толку и пользы и афганцам, и нам. В 1979 году никто в высшем советском руководстве, принимая решение о вводе войск в Афганистан, не знал, что там будет и как будут разворачиваться дальнейшие события. В жизни нет однозначных оценок - это, мол, только хорошо, а это - плохо, - но, начиная войну, политики должны подумать о ее последствиях.

Давно уже я пришел к мысли о том, что никто ничего не анализировал. Вот просто упросили наших руководителей руководители афганские, чтобы удержать свою власть. Члены Политбюро КПСС долго колебались. Год они решали: вводить, не вводить. Министерство обороны СССР было против ввода войск. Начальник Генерального штаба Маршал Советского Союза Николай Огарков категорическим был противником. Но 40-ю армию послали выполнять задачи за южную границу нашей страны.

- Да, солдат войны не выбирает...

- Многие военнослужащие, в основном, это были солдаты, ребята 18-20 лет, проявили в Афганистане высочайшее мужество, благородство, завидную крепость духа. Более 200.000 человек были награждены орденами и медалями. 72 человека стали Героями Советского Союза.

- Что на афганской войне было самым трудным лично для вас?

- Принимать решения, от которых зависела жизнь тысяч людей. Любая боевая операция, отправка в горы колонны, вылет авиагруппы были сопряжены с риском. Штаб 40-й армии тщательно планировал и разрабатывал все мероприятия, но стопроцентно гарантировать безопасность личного состава я не мог. Разные были ситуации, но самым тяжелым для меня было в тихом кабинете принимать решения, которые потом приходилось в горах и пустынях выполнять моим солдатам.

Ограниченный контингент

В первые дни после ввода советских войск политическое и военное руководство СССР уклонялось от участия в вооруженной борьбе с оппозицией. Однако уже 10-11 января 1980 года несколько подразделений ОКСВ были привлечены к боевым действиям. В феврале, в связи с участившимися случаями нападения на колонны и обстрелами гарнизонов советских войск, командованию 40-й армии последовало официальное указание: «Начать совместно с армией ДРА активные действия по разгрому отрядов оппозиции».

В последующем боевые действия против антиправительственных формирований стали главным содержанием пребывания ОКСВ в Афганистане. 40-й армии и правительственным войскам Афганистана противостояли крупные силы афганской вооруженной оппозиции, общая численность которой в различные годы составляла от 47.000 до 173.000 человек. В 1980-1988 годах соединения и части 40-й армии в Афганистане почти непрерывно вели активные боевые действия.

Боевое братство без границ

- Почему опыт войны в Афганистане не пригодился в Чечне?

- Его не использовали, просто игнорировали. Потому были такие страшные жертвы и среди мирного населения, и среди личного состава войск. Я в декабре 1994 года отказался вести солдат на бессмысленную бойню. Трусом меня никто не мог назвать, не посмели. Я прямо сказал своему бывшему подчиненному Павлу Грачеву, что это авантюра, которая будет длиться очень долго. Вот на него тогда сильно давили - политики. Мою правоту подтвердило время. Бесчисленные потери людей, разрушение городов и сел ни к чему не привели. Потом войну закончило - с разумным применением войск - уже другое поколение политиков, пришедших во власть в России.

- Вы долгие годы возглавляете Всероссийскую общественную организацию ветеранов «Боевое братство». Ветеранское движение можно считать серьезной силой?

- Фронтовики Великой Отечественной уходят от нас, их становится все меньше. Следующее поколение воевавших мужчин - это мы, «афганцы». За нами - «чеченцы», а скоро будут и «сирийцы».

Считаю, что ветераны войн и вооруженных конфликтов - это реальная сила, стабилизирующая фундамент государства. Каждый из нас - государственник. Он кровь за Родину проливал, и не мыслит себе жизни без Родины.

Для нас, ветеранов той, далекой уже войны, очень важно сохранить и передать молодому поколению узы дружбы, рожденные в годы проведенные в Афганистане. Боевое братство и сегодня связывает нас с ветеранами всех стран, возникших на территории бывшего СССР. Наш долг сделать все, чтобы о подвиге наших боевых товарищей, о тех, кто не вернулся домой, всегда помнили наши народы.

Через войну прошли сотни тысяч наших солдат

За период с 25 декабря 1979 года по 15 февраля 1989 года в войсках, находившихся на территории Демократической Республики Афганистан, прошли военную службу 620.000 советских солдат. Ежегодная списочная численность войск составляла 80.000 - 104.000 военнослужащих и 5.000 - 7.000 рабочих и служащих Советской армии.

Общие безвозвратные советские потери в Афганистане составили 14.453 человека. При этом подчиняющиеся Министерству обороны СССР органы управления, соединения и части ОКСВ потеряли 13.833 человека.

Надо оставить Афганистан в покое

- Борис Всеволодович, вас тянет в Афганистан?

- Нет. Много раз предлагали поехать. Младший брат Ахмад шаха Масуда Зия Масуд, он послом в России был, дважды приходил ко мне, приглашал. Не поехал. И не потому, что афганцев не уважаю, я очень хорошо к ним относился и отношусь сегодня.

Не тянет туда. Ничего нового для себя я там не увижу. Да и в памяти всколыхнутся воспоминания разные...

- Как вы думаете, когда-нибудь в вечно воюющем Афганистане сможет наступить мир?

- Мир там возможен. Но при выполнении двух задач. Во-первых, когда Афганистан оставят в покое все государства, кто имеет к нему интерес. А во-вторых, когда все, кто имеет к нему интерес, начнут помогать экономически.

Тогда афганцы сами разберутся, как им жить дальше, и в этой стране все будет нормально.

Справка

Борис Всеволодович Громов родился 7 ноября 1943 года в Саратове. Окончил суворовское военное училище, Ленинградское высшее военное общевойсковое командное училище имени С.М. Кирова, Военную академию имени М.В. Фрунзе и Военную академию Генерального штаба Вооруженных сил СССР (с золотой медалью). Службу начал командиром взвода, последовательно прошел в войсках все командные должности.

Принимал участие в боевых действиях в Афганистане, где за период трех командировок в общей сложности провел 5,5 лет. Командовал 40-й армией (Ограниченным контингентом советских войск в Афганистане). В 1988 году за успешное проведение операции «Магистраль» ему было присвоено звание Героя Советского Союза. В 1989 году он командовал выводом советских войск из Афганистана. В 1999 году Б.В. Громову было присвоено воинское звание генерал-полковник.

В 2000-2012 годах - губернатор Московской области. С 1997 года и по сей день возглавляет Всероссийскую общественную организацию ветеранов «Боевое братство».

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама