В других СМИ
Загрузка...
«Собрание ряженых».

Собрание ряженых: стратегические аспекты украинской автокефалии

Каждый специалист - в военно-политических или церковных вопросах, - считает, что в его сфере Порошенко проиграл, но в той сфере, в которой он мало что понимает, предполагает его победу. А на самом деле?
17 декабря 2018, 15:05
Реклама
Собрание ряженых: стратегические аспекты украинской автокефалии
© president.gov.ua
«Собрание ряженых».

Так называемый объединительный собор, о котором так много и долго говорил президент Порошенко прошел на Украине. Эксперты оперативно оценили его результаты. Характерно, что те, кто занимается военно-политической проблематикой, заявили, что политически Порошенко проиграл, зато в плане церковном выиграл. Православные же эксперты, с точностью до наоборот, отметили катастрофический проигрыш Порошенко в церковных вопросах, зато отметили его победу в вопросах политических. То есть, каждый специалист считает, что в его сфере Порошенко проиграл, но в той сфере, в которой он мало что понимает, предполагает его победу.

Это дает нам основания считать, что Петр Алексеевич проиграл и на церковном, и на политическом фронте. Более того, в данном случае, выигрыш на каком-то одном направлении был бы невозможен без победы на другом.

Зададимся простыми вопросами:

1. Зачем Порошенко понадобилась автокефалия?

2. Почему именно сейчас, во второй половине 2018 года, а не в 2014 или 2015 годах, когда он уже был у власти?

Понятно, что автокефалистские старания украинского президента - не более, чем предвыборная технология. Он и сам это не скрывал, разместив на тысячах билбордов лозунг, подчеркивающий значение для Украины армии, языка и веры. Эту триаду, в качестве избирательного локомотива, призванного обеспечить ему второй срок, Порошенко отрабатывал полгода.

Следовательно, чтобы судить о политической успешности или неуспешности президентской затеи, мы должны определить смог ли Петр Алексеевич улучшить свои электоральные позиции, которые до собора явно не были вдохновляющими.

Итак, мы знаем, что Порошенко всеми силами пытался обеспечить присутствие на соборе если не большинства, то значительной части иерархов канонической Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ МП). Делал он это не только потому, что таково было пожелание Константинопольского патриарха Варфоломея, который и должен был придать канонический характер собранию ряженых, созванному в историко-культурном заповеднике (чем оказался порошенковский собор). Присутствие иерархов УПЦ МП было необходимо самому Порошенко. Это давало ему возможность продавить на пост предстоятеля новой церкви своего ставленника митрополита винницкого Симеона.

Порошенко была нужна не автокефалия (которую его новодел, не признанный ни одной православной церковью, кроме Константинополя, не получил). Порошенко была необходима контролируемая церковная структура, охватывающая миллионы украинских православных. Ему было необходимо, чтобы в час Х батюшки с амвона призвали голосовать за него. Только таким образом он мог преодолеть разрыв с фаворитами, выйти во второй тур, а затем и побороться за победу. Даже для фальсификации выборов в свою пользу, ему были необходимы формальные доказательства того, что народ мог так проголосовать (хотя бы по просьбе священников).

Второй возможный вариант решения проблемы выборов для Порошенко - межконфессиональные столкновения, которые могли бы возникнуть при переводе храмов в константинопольскую юрисдикцию, что дало бы ему повод продлить военное положение и распространить его на всю территорию страны под предлогом борьбы с «мятежом пророссийской пятой колонны».

Не сумев загнать на собор никого из представителей УПЦ МП, кроме двух митрополитов-отщепенцев (Симеона Винницкого и Александра Драбинко), Порошенко не только не добился поддержки большинства православных, но наоборот, лишился имевшейся. Для прихожан УПЦ МП (а это абсолютное большинство православных Украины) он теперь враг. Для бывших УПЦ КП и УАПЦ, объединенных ныне в УПАПЦ (Украинскую поместную автокефальную православную церковь), Порошенко интереса не представляет. Если до этого они могли сомневаться в его перспективах на победу в выборах, то после того, как он даже с помощью силовых структур, на полную мощь задействовав аппарат СБУ, не сумел добиться присутствия на своем «объединительном соборе» искренних сторонников автокефалии среди иерархов УПЦ МП (таких как митрополит Черкасский и Каневский Софроний), никто не верит в то, что он способен сломать своих оппонентов хоть политическим, хоть силовым путем. У политиков куда больше возможностей для сопротивления и куда меньше ограничений, чем у монахов.

Иерархам созданной Порошенко церкви выгоднее присоединиться к потенциальному победителю президентских выборов, а это будет явно не Порошенко. Они уже сейчас побегут договариваться с оппозицией. Тем более, что оппозиция не менее националистична, чем действующий президент.

Так же плохо обстоит дело и с потенциальной внешней поддержкой. «Объединительный собор» был последним шансом Порошенко показать западным партнерам, что он что-то может, что способен решать серьезные проблемы. И тут его постиг очередной провал.

Запад хочет выборов. Западу не нужен очередной переворот (даже в пользу Порошенко). Запад не желает вкладывать ресурсы (даже политические) в поддержку слабого, непопулярного, ни на что не способного политика. Его устроит любой другой украинский деятель. Он может быть и не лучше Порошенко, но пока не будет обременен таким количеством негатива.

Таким образом, политический провал Порошенко естественно произрастает из провала его церковной аферы. Он слишком понадеялся на прямое силовое давление, шантаж и подкуп, не смог найти точки соприкосновения со своими потенциальными союзниками в разных конфессиях, которые он планировал задействовать для достижения своей цели. Теперь все чувствуют себя обманутыми и никто не испытывает в отношении Порошенко благодарности.

Для России это, в первую очередь, означает, что теряющий способность осознанно бороться за сохранение своей власти Порошенко становится способен на любую, даже на самоубийственную провокацию. То есть, на ближайший месяц, опасность силовых акций киевского режима направленных против России, Донбасса и пророссийских сил внутри Украины возрастает.

Наиболее высока она в ближайшие десять дней, пока не истечет срок военного положения, введенного Порошенко в конце ноября.

Продлить агонию Порошенко может только война.  Решится ли он на провокацию военного конфликта никто сегодня не скажет, даже он сам. Все будет зависеть от уровня его испуга.

Однако, даже если все пройдет спокойно и Порошенко просто проиграет выборы, то следующий президент все равно окажется перед необходимостью активной поддержки новосозданной «церкви». Теперь этого от него будут требовать не только украинские радикалы, но и США с Константинополем. Это, в свою очередь, означает возросшую опасность срыва Украины в полномасштабную гражданскую войну на всей ее территории. С учетом того, что этот конфликт будет носить отчетливый русофобский и антиправославный характер, России будет крайне тяжело уклониться от той или иной формы участия в нем. Даже глубокое погружение Москвы в украинский кризис не приведет, на данном этапе, к его быстрому разрешению, но разве что доатсавит существенные ресурсные затраты.

Оптимальный вариант решения по образцу кризиса 08.08.08 или крымского кризиса 2014 года. Однако масштаб украинского кризиса и охваченная им территория оставляют относительно небольшое пространство для военно-политического маневра.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама