В других СМИ
Загрузка...
«И на любой британский ультиматум...»: претензии к России имеют многовековую историю
© РИА Новости
Тереза Мэй

«И на любой британский ультиматум...»: претензии к России имеют многовековую историю

Еще триста лет назад Лондон начал вводить санкции против России. Петр I знал, как на них ответить
Реклама
«И на любой британский ультиматум...»: претензии к России имеют многовековую историю
© РИА Новости
Тереза Мэй

По «Евроньюсу» много раз крутили эмоциональное выступление британского премьера Терезы Мэй, обличавшей Россию. Она постоянно куда-то тыкала длинным пальцем. Мне поневоле вспомнилось:

Вот в воинственном азарте

Воевода Пальмерстон

Поражает Русь на карте

Указательным перстом

Как-то так получилось, что за последние три века не проходило и десятка лет, чтобы нам в Лондоне не грозили указательным перстом. Правда, англичане - люди образованные и хорошо воспитанные, и сами в драку с Россией и другими европейскими державами ни разу в одиночку не лезли. Обычно они натравливали на Россию французов и немцев. Хотя справедливости ради замечу, что они с равным успехом стравливали и немцев с французами.

За все это время сами англичане в серьезных войнах участвовали раза четыре, и всегда основные потери несли их союзники. Англичане - ребята храбрые и вдесятером одного не боятся.

Ровно 300 лет назад, в 1718 году, правительство короля Георга I обвинило Петра Великого во вмешательстве во внутренние дела Англии. Россия вела тяжелую войну со Швецией, а Лондон объявил, что царь Петр I хочет низвергнуть Георга I и посадить на престол Якова Стюарта, сына короля Якова II. Мало того, Петр I хотел женить Якова Стюарта на своей племяннице Анне Иоанновне.

Против царя немедленно были приняты санкции. Из России отозвали британских специалистов, в основном корабельных мастеров. Петр I тогда всего навсего предупредил, что в случае враждебных действий Англии будут конфискованы товары у британских купцов, торговавших в Архангельске.  Опасение исполнения угрозы Русского императора содействовали тому, что Великобритания изменила свое отношение к торговле с российскими портами на Балтике. 

А доказательств оных деяний царя историки до сих пор так и не нашли, но Лондон никогда не нуждался в доказательствах. 

Адмирал Норрис не воевал ни числом, ни умением

В конце июня 1719 года английская эскадра адмирала Норриса в составе двух 80-пушечных, двух 70-пушечных, трех 60-пушечных, трех 50-пушечных, одного 40-пушечного, одного 20-пушечного и двух легких кораблей пришла на Балтику.

А что царь? Петр, будучи человеком «невежественным», велел задержать всех британских купцов, что-то сказал по поводу матушки короля Георга и приказал продолжить бить шведов, игнорируя британский флот.

Англичане ушли. Но 16 апреля 1720 года адмирала Норрис с эскадрой из 21 корабля и 10 фрегатов и более мелких судов опять объявился на Балтике и 12 мая прибыл в Швецию.

По пути, 8 мая, Норрис издал приказ по эскадре: «Во всякое время, когда вы нагоните какие-либо русские суда, вы должны принять все меры, чтобы захватить, потопить, сжечь или каким-либо иным способом уничтожить их».

Летом 1720 года русские высадились на Аландских островах и в самой Швеции, а шведский флот был разбит у Гренгама. Английская же эскадра в октябре 1720 года, не солоно хлебавши, отправилась в Англию.

В 1721 году история повторилась. Норрис привел 25 кораблей и 4 фрегата к острову Борнхольм. Ну а русские казаки и драгуны в то время озорничали у самого Стокгольма. 30 августа (10 сентября) 1721 года был подписан Ништадтский мир.

В середине 1740-х годов англичане во главе с капитаном Джоном Элтоном приступили к строительству на Каспии кораблей «европейского маниру». Елизавета Петровна - дама крутая, поначалу предложила Элтону крупную взятку, дабы он убрался из Персии. Получив отказ, императрица приказала Каспийской флотилии британские суда сжечь, а построенное англичанами адмиралтейство до основания разорить.

В ночь на 18 сентября 1751 года команды шнявы «Св. Екатерина» и гекбота «Св. Илья» провели спецоперацию, в ходе которой британские корабли были сожжены. Почти синхронно тысяча неизвестных джигитов атаковала и уничтожила в Ленгаруте основанное англичанами адмиралтейство.

Потерпев фиаско на Каспии, англичане продолжали лезть на Балтику.

В России это называли «военной тревогой» 

12 мая 1801 года адмирал Спиридов сообщал царю Александру I: «Английская эскадра, состоящая из 11 кораблей, 1 фрегата, 2 бригов и 2 люгеров, сего числа пришла в Ревельскую бухту и остановилась на якоре верстах в 10 от гавани».

Однако напасть на Ревель «просвещенные мореплаватели» не рискнули, и конфликт был урегулирован дипломатическими средствами.

В 1808 году британский флот вновь объявился на Балтийском море с целью помочь шведам. В 1809-1810 годах состоялось несколько стычек на море, а в июле 1809 года англичане даже высадили небольшой десант в Порккала-Удде. Зато другая английская эскадра вдоволь пограбила на Русском Севере - на Мурмане и в Белом море.

В ходе Крымской войны 1853-1855 годов русские войска оставили южную часть Севастополя. Однако и в этой войне наибольшие потери (свыше 90%) понесли французы и турки, а "просвещенным мореплавателям" достались все лавры. За Крымскую войну французы понесли заслуженное наказание в 1870 году, а турки - в 1877-1878 годах.

Англия всю вторую половину XIX века грозила России «указательным перстом». В России это называли «военной тревогой» 1863, 1877, 1878, 1885 годов.

На береговых батареях от Кронштадта до Владивостока расчехляли орудия

Королева Виктория регулярно проводила торжественные смотры «Балтийской эскадры», которая должна была стереть с лица земли Кронштадт и Петербург. В это время русские крейсера выходили в океан на британские коммуникации. А на береговых батареях от Кронштадта до Владивостока расчехляли орудия. В ходе «военных тревог» через пограничную железнодорожную станцию Вержболово непрерывно шли эшелоны с платформами, тщательно закрытыми брезентом. Под брезентом лежали стальные изделия фирмы Круппа: 203-, 229-, 280-, 305- и 356-миллиметровые.

Русские крейсера в океане и пушки Круппа, Обуховского и Мотовилихинского заводов на береговых батареях отрезвляюще действовали на Лондон, и до войны так и не дошло.

А в 1904 году Англия натравила на Россию Японию.

Британские дипломаты и разведчики участвовали в заговорах против Павла I и Николая II. Когда Временное правительство предложило отправить отрекшегося императора с семьей в Англию, этому резко воспротивились король и британский кабинет.

Ну а в 1918 году английские интервенты без всякого повода вторглись в Россию на Балтике, в Белом и Черном морях, на Каспии и Тихом океане. Как известно, интервенция кончилась печально. Точку в британской авантюре в России моряки Волжско-Каспийской флотилии поставили 17 мая 1920 года в персидском порту Энзели. Сделали все, как положено по уставу - «на чужой территории и малой кровью».

Британские и белогвардейские части в Энзели имели тройное преимущество в живой силе перед красным десантом. У них были береговые и полевые орудия, броневики, самолеты, торпедные катера, чего не было у десантников. Увы, белогвардейцы драпанули сразу, а англичане ради приличия сопротивлялись около часа.

Затем лейтенант Крислей на торпедном катере отправился с предложением капитуляции к большевикам. Очевидец мичман Исаков, будущий адмирал, писал, что за неимением белого флага, который англичанам было иметь не положено, Крислей использовал белую скатерть. По другой версии это были дамские панталоны с кружавчиками. Так или иначе, но потери красного десанта составили 1 (один!) убитый и 10 раненых.

«Русские воюют, как получится». А ведь хорошо получалось

Главное же, что англичане убедились, что русские - не джентльмены, воюют не по правилам, а как получится. Приведу лишь три примера.

30 апреля (12 мая) 1854 года английский пароходо-фрегат «Тигр» сел на мель у Малого фонтана в районе Одессы. Подлетели кавалеристы, развернули две 12-фунтовые полевые пушки. Первым же залпом ранен капитан фрегата. В итоге 24 офицера и 201 матрос сдались. 96-фунтовая пушка с «Тигра» стала в Одессе памятником, а паровая машина с фрегата была позже установлена на императорскую яхту «Тигр».

10 октября 1919 года англо-французская эскадра бомбардировала позиции белой армии князя Авалова в предместье Риги. 1-я конная батарея под командой подполковника Ашехманова на полном карьере снялась с передков на берегу моря, почти в воде, и открыла огонь из 76-мм пушек по кораблям союзников. Уже третьим выстрелом батарея достигла прямого попадания в крейсер. Корабли начали отход. Это был первый в истории случай поединка конной артиллерийской батареи с неприятельской эскадрой.

В сентябре 1919 года отступавшие английские войска установили на Северной Двине несколько рядов магнитных мин, которые они даже не применяли в Первой мировой войне.

Красная флотилия остановилась. Но тут подошел дед - бывший бурлак, и дал добрый совет военморам. И вот канонерские лодки (бывшие буксиры) и плавучие батареи со 152-203-мм орудиями (бывшие баржи) сотни красноармейцев и местных жителей взяли на бичеву и потащили вдоль берега, где по воде, где по песку. Там, естественно, «просвещенным мореплавателям» и в голову не пришло ставить мины.

Англичане эвакуировались с Севера, даже не дождавшись подхода Красной Армии. Большевикам в виде трофеев достались сотни орудий, десятки самолетов и катеров различных типов, шесть танков, два взорванных монитора и т.д. Ну а красные водолазы в спокойной обстановке извлекли со дна шесть магнитных мин.

Пальчик бабушки Терезы и сегодня выглядит грозно только на картинке, как и былые подвиги британских премьеров, генералов и адмиралов.

Уж, сколько лорд Керзон отправил в Россию ультиматумов. Он их строчил «при Александре II Освободителе, при Александре III Миротворце, при Николае II Кровавом, при военном коммунизме, при НЭПе» и даже на этапе индустриализации. Ему у нас даже посвятили песню: «И на любой британский ультиматум воздушный флот сумеет дать ответ».

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама