В других СМИ
Загрузка...

«Бессмертный полк» в наступлении

Как мы снова становимся единым народом
10 мая 2018, 14:25
Реклама
«Бессмертный полк» в наступлении

На этот раз «Бессмертный полк» собрал рекордное количество участников - 10,5 миллиона человек. А накануне Дня Победы на экраны страны вышел пронзительный фильм Константина Хабенского «Собибор». Это художественно-документальная лента, сюжет которой с недавних пор хорошо известен. В октябре 1941 года под Вязьмой офицер Рабоче-Крестьянской Красной Армии лейтенант Александр Печерский был ранен и попал в плен. Во время медосмотра выяснилось, что он еврей, после чего  судьба его была предрешена: Александр Аронович оказался в лагере смерти «Собибор», откуда выход был один - газовая камера.

И вот здесь случилось немыслимое. Лейтенант Печерский сумел организовать восстание, и почти четыре сотни заключенных, перебив лагерную охрану, пошли на прорыв. 80 погибли сразу, 170 были пойманы и уничтожены на месте, среди тех, кому удалось уйти от погони, оказался и Александр Печерский, который потом воевал подрывником в партизанском отряде имени Щорса.

Когда партизаны соединились с частями наступающей Красной Армии, Печерский, по заведенным правилам, попал в фильтрационный лагерь, однако особисты не очень-то поверили в его рассказ про Собибор, потому что это казалось невероятным. И, как потом выяснилось,  за всю войну действительно ничего подобного никогда не случалось.

В результате Печерский попал в штурмовой стрелковый батальон - штрафбат для тех офицеров, которым не совсем поверили, но сохранили воинские звания. Законы там были, как у штрафников: доверие Родины можно было заслужить гибелью, ранением или геройским поступком. Лейтенант Печерский не погиб, но получил тяжелое ранение и инвалидность. После войны жил в Ростове-на-Дону, но даже когда Собибор, оставаясь легендой, перестал быть тайной, Александру Ароновичу вместо ордена  Отечественной войны вручили медаль «За боевые заслуги». О звании Герой Советского Союза на официальном уровне речи даже не шло. 

Кинокритики по-разному оценивают художественные особенности фильма Константина Хабенского, что, в общем-то, нормально, поскольку проходят бесследно только откровенно никакие картины. Но речь сейчас не о профессиональном разборе, это внутренняя проблема кинотеррариума единомышленников. Дело в том, что фильм Хабенского сразу же, как его показали сначала в Польше (по месту действия), а потом и в ООН, практически моментально - такие уж времена! - стал политическим событием.

На разных  телешоу и в ряде печатных изданий проскочило утверждение, будто подвиг лейтенанта Печерского долгие годы замалчивался только потому, что руководитель восстания в Собиборе  был «неправильной» национальности,  что в Красной Армии процветал махровый антисемитизм, что сам Сталин считал евреев «плохими солдатами», что,  будь Александр Аронович славянином или, на худой конец, грузином, его имя звучало бы совсем по-другому.

…Что тут сказать? Любое общество в принципе несовершенно,  и еще  Булат Шалвович Окуджава предупреждал: «Но из грехов нашей Родины вечной не сотворить бы кумиров себе». К сожалению, разных мразей и откровенных дураков, наделенных властными полномочиями, всегда хватало, поэтому частично все-таки сотворили... Но ничем не лучше и обратная реакция, когда на глупости или подлости одних, просто на ошибках, делается политика.

В перестроечные времена на Красную Армию вылили потоки грязи, но вот что надо понимать: если бы эта армия, состоявшая из представителей многих национальностей, не победила, ни евреев, ни славян  в Европе  не осталось бы вообще, только настоящие арийцы и их прислужники. Это первое. А во-вторых, достаточно заглянуть в исторические святцы, чтобы убедиться, что за годы Великой Отечественной войны звание Герой Советского Союза получили 177 евреев, и это - четвертый результат после русских, украинцев и белорусов. При этом, если верить архивам, русских, по разным причинам не получивших свои Золотые Звезды, тоже большинство.

Так что и здесь  демографические  пропорции, как можно убедиться, вполне соблюдены, и для игры на национальных чувствах оснований нет. При этом подвиг всегда остается подвигом. Например, ни у кого не поднялась рука вычеркнуть из наградного списка имя командира десантного отряда, захватившего плацдарм на «Малой земле», Цезаря Куникова или командира легендарной субмарины М-172 Израиля Фисановича. А  танкист Давид Драгунский (тогда он был еще полковником) стал Героем дважды, и не он один.

Впрочем, несправедливости в военном хаосе действительно хватало с избытком. Например, сын царского офицера командир легендарного подводного минзага «Лембит» Алексей Михайлович Матиясевич получил свою Золотую Звезду уже в постсоветское время только потому, что в 1942 году в плен к финнам попал командир С-7 Герой Советского Союза Сергей Лисин. Потом выяснилось, что и в концлагере Лисин вел себя достойно, но тогда наверху решили на всякий случай балтийских подводников до конца войны высшим отличием не отмечать. История другого легендарного подводника - командира подводного минного заградителя Л-3  украинца Петра Грищенко еще сюжетнее. В том же 1942 году Петр Денисович уже был легендой флота, но позволил себе оградить от навязчивых ухаживаний вышестоящего начальника (кстати, тоже украинца) молоденькую скрипачку, совсем девчонку, которая приехала с концертом из голодного Ленинграда в бригаду подплава (расплачивались с артистами обедами), и представление на Героя  тотчас полетело в корзину.

И вот еще одна история, на мой взгляд, вообще не требующая комментария. Немцы повесили Зою Космодемьянскую в Петрищеве 29 ноября 1941 года. И в этот же день в десяти километрах от Петрищева, в деревне Головково, была повешена Вера Волошина. Девочки ушли на задание вместе, но потом отряд разделился на две группы. Обе погибли, не склонив головы, но о подвиге Зои Космодемьянской, благодаря очерку в «Правде», страна узнала через два месяца после казни, а Вера Волошина 16 лет числилась пропавшей без вести. И только в 1994 году Волошиной Вере Даниловне было присвоено звание Герой Российской Федерации. Как говорится, лучше поздно...

Случай, судьба, стечение обстоятельств... Примечательно, что таких эпизодов масса. Исторической справедливости ради надо отметить, что и  Александр Матросов был не первым, закрывшим грудью амбразуру, и «Молодая гвардия» была не единственной молодежной организацией, сражающейся в тылу врага, и, кстати, не самой результативной... Но делать политику на этих печальных «казусах» войны, как, впрочем, и на национальной принадлежности тех, кто, не щадя жизни, сражался с фашизмом, неблагородно, что ли, а то и преступно, если в так называемом поиске исторической правды заведомо  присутствует недобрый умысел.

В свое время партия и правительство, выхватив из стихотворения Ольги Берггольц строку «Никто не забыт и ничто не забыто», превратили ее чуть ли не в транспарант. На деле же оказалось, что разобраться во всех нюансах войны с ходу невозможно. О чем говорить, если до сих пор не похоронили всех, кто пал в боях за Родину! А может, крючкотворы - это особый класс чиновников! - не очень и старались: зачем им дополнительная головная боль?.. И в разгар эпохи развитого социализма, когда жить, как известно,  стало лучше и веселее, было принято «историческое» решение награждения за Великую Отечественную войну вообще прекратить.

Народу такое решение не пришлось по душе, и после 1991 года награждения продолжились. Но время ушло, поэтому докопаться до исторической правды стало еще труднее. К тому же власть, хоть она, возможно, и стала ближе к людям, не утратила своих первоприродных качеств:  неповоротливости, бюрократизма, да и  административного равнодушия тоже. Причем, что при коммунистах, что при либералах, - разница небольшая.

Именно поэтому, как представляется, народ и изобрел свою форму высшей справедливости - «Бессмертный полк», в рядах которого хватает места всем: и отмеченным наградами, и несправедливо обойденным, и умершим от ран после Победы, и погибшим, не успевшим сделать ни одного выстрела по врагу, и тем, кто навсегда пропал без вести - просто стал «землей и травой». 

Возможно, «универсальный» не самое подходящее слово. Но, судя по тому, что «Бессмертные полки» уже в буквальном смысле шагают по планете, можно смело утверждать, что это явление становится универсальным инструментом (опять не очень удачное слово) в борьбе с беспамятством, с активно возрождающимся нацизмом и национализмом (например, на Украине), с теми, кто по собственному недоумию или по умыслу стал забывать уроки истории.

По большому счету, это уже идеологическая борьба. И зашла она очень далеко - на днях «Бессмертные полки» прошли по Йоханнесбургу (ЮАР) и Лиме (Перу). А для Парижа, Берлина, Торонто, Тель-Авива и других мировых столиц такие акции стали само собой разумеющимися. Более того, в Нью-Йорке местные власти вроде бы признали «Бессмертный полк» на официальном уровне. А вот что скажет конгресс, который «печет» антироссийские санкции, как блины, пока неизвестно. И вряд ли с восторгом восприняли «чужеродную» акцию в Англии британский премьер Тереза Мэй вместе с главой Форин-офис Борисом Джонсоном, тем более что участники памятного мероприятия по случаю не обошли вниманием их нелепые выкрутасы с газом «Новичок».

Впрочем, экспортный вариант «Бессмертного полка» наводит и на другие  размышления. Что и говорить, сильно разбросала жизнь наших соотечественников в лихие годы! По разным причинам: кто ехал за лучшей долей, кто реализовывать свои предпринимательские таланты, кто воплотить научные планы, которые Родине в те годы были почему-то не нужны, кто просто уезжал, куда глаза глядят. И как-то мы без них обходились, а вот у них, по всему выходит, совсем обойтись без родной земли не получается.

Как оказалось, в чужих краях несладко, и даже олигархам (о чем предупреждал Владимир Путин) пришлось «наглотаться пыли» - до сих пор не могут отплеваться. Кроме того, жизнь доказала, что быть чужим среди чужих совсем не комильфо. А тут еще и Родина мощно заявила о себе,  например, в Сирии. В экономике, правда, успехи не такие впечатляющие, но они тоже есть. И все это вместе дало основание снова гордиться своей страной, которая, в отличие от стран Евросоюза, ни перед кем не унижается, ни под кого не подстраивается и, что очень важно, может постоять за себя.

Будь иначе, «Бессмертный полк» никогда не вышел бы за пределы Садового кольца. И, если теперь это «кольцо» - вся планета, можно смело говорить о том, что многонациональный российский народ, несмотря на непростую судьбу, не растворился в геополитическом пространстве и не утратил свою генетическую память - память народа победителя.

…А теперь снова о лейтенанте Александре Печерском. Однажды мы уже сделали непростительную глупость, когда воспоминания о Собиборе, написанные Александром Ароновичем,   положили под сукно: чтобы «не бросить тень  на дружбу народов, на единство соцлагеря» -  чтобы не просочилась информация о том, что зверствовали в лагере смерти в основном украинские националисты, а отлавливать узников немцам активно помогали поляки.

В результате первую книгу о Собиборе опубликовал американец Ричард Рашке, а первый фильм снял  британец Джек Голд, причем Печерского с его неудобной правдой  на премьеру из страны не выпустили. Еще и поэтому акценты там были расставлены соответствующие.

Если Константину Хабенскому удалось в «Собиборе» расставить нужные акценты,  зрители это обязательно оценят. Но и отметить по достоинству подвиг лейтенанта Красной Армии Александра Печерского на государственном уровне тоже не помешало бы. 

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама