В других СМИ
Загрузка...
Хозяин «Аквариума»: при нем ГРУ обрело мощь, разноликость и непроницаемую засекреченность
© Фото из архива автора
Автор (второй слева) на даче у Петра Ивановича Ивашутина (второй справа).

Хозяин «Аквариума»: при нем ГРУ обрело мощь, разноликость и непроницаемую засекреченность

Генерал армии Петр Ивашутин руководил военной разведкой почти четверть века и «пережил» трех генсеков
25 июня 2018, 06:29
Реклама
Хозяин «Аквариума»: при нем ГРУ обрело мощь, разноликость и непроницаемую засекреченность
© Фото из архива автора
Автор (второй слева) на даче у Петра Ивановича Ивашутина (второй справа).

В известном смысле мировое разведсообщество едино, а его главные действующие лица, несмотря на повышенную секретность, хорошо известны в узких профессиональных кругах по разные стороны геополитических баррикад. Особенно патриархи. И это в порядке вещей: серьезного противника надо знать досконально. Если нужны какие-то подробности, уточнения всегда можно найти в специальных досье, не предназначенных для непосвященных, которым, как считается, вполне достаточно официальной справки. Попытаемся раздвинуть рамки дозволенного...

Осень патриарха

На одном уровне с этим человеком в богатой событиями истории Главного разведывательного управления Генерального штаба трудно представить еще кого-нибудь. Речь о Петре Ивановиче Ивашутине - Герое Советского Союза, генерале армии, который руководил военной разведкой почти четверть века и «пережил» трех генеральных секретарей.

В мире было всего две фигуры, столь долго возглавлявшие мощные спецслужбы: Петр Ивашутин и Эдгар Гувер, который директорствовал в Федеральном бюро расследований США почти полвека.

Именно при Ивашутине ГРУ обрело мощь, разноликость и практически непроницаемую засекреченность, каковой обладает и сегодня. Основы, заложенные Петром Ивановичем, оказались столь прочными, что никакие «реформы», в отличие от растащенного на несколько частей КГБ, не смогли поколебать структуру военной разведки. Пожалуй, сегодня Главное разведуправление - единственная в мире спецслужба, сочетающая в себе все мыслимые виды разведки: агентурную стратегическую, в том числе нелегальную, научно-техническую, экономическую, космическую, войсковую, больше известную как спецназ ГРУ.

Генерал армии Ивашутин ушел из жизни в июне 2002 года. А накануне его 90-летия я в сопровождении двух сотрудников ГРУ поехал на его дачу в подмосковных Раздорах, которая оказалась совсем не генеральской: панельной, весьма скромной, построенной еще в хрущевские годы.

В 1992 году чиновники поставили хозяину условие: выкупай или съезжай! Но на сберкнижке не было и десятой доли затребованной суммы. Тогда Ивашутин продал ружья, которые ему дарили и которые сам покупал, добавил средства, вырученные за шубы жены и дочери, и дачу выкупил.

В последние годы Петр Иванович вместе женой Марией Алексеевной жил постоянно на даче. При этом числился советником начальника ГРУ и имел служебный кабинет, но зарплату получать отказался, поскольку советы давал по телефону. Когда мы встретились, Петр Иванович практически ослеп и поругивал офтальмологов за неудачную операцию. Говорил не спеша, подолгу, в деталях описывая эпизоды.

ГРУ уполномочено доложить

До перехода в ГРУ Ивашутин был первым заместителем председателя КГБ, и вся работа в Комитете лежала на нем. Приходили и уходили, как он выразился, «комсомольцы» Шелепин, Семичастный - люди, политически, может быть, и зрелые, но мало что понимающие в контрразведке. При этом, несмотря на текущие проблемы с пришлым руководством, Ивашутину приходилось еще и ездить по миру с Никитой Хрущевым, обеспечивая безопасность первого человека партии и государства.

Когда разразился шпионский скандал с полковником Олегом Пеньковским, ГРУ подверглось серьезной проверке, а генерала армии Ивана Серова, до кучи припомнив ему «выселение народов», освободили от занимаемой должности. Так Ивашутин оказался в военной разведке. Именно в это время началось бурное соревнование СССР и США в военной сфере. Всего Петр Иванович насчитал 17 витков гонки вооружений.

При этом от военной разведки руководство страны тогда требовало, чтобы о решении американцев на пуск МБР оно было извещено хотя бы за полтора часа: ровно столько требовалось для подготовки к пуску советских жидкостных ракет Р-7. Американцам для пуска твердотопливных «Минитменов» хватало и семи минут.

На время гонки вооружений пришелся рост числа и штатной численности загранаппаратов военной разведки, то есть резидентур. Возникли технические проблемы, для решения которых ГРУ старалось использовать новинки науки и техники. Через спутник Земли «Стрела-2» наладили двухстороннюю связь с «точками» по всему миру, раньше американцев освоили космическую фотосъемку. На первых снимках отображалась в удобном для прочтения формате территория квадратом со стороной в 40 км, потом дошли до 140 км. Но были нюансы. Американцы переводили информацию в цифру и передавали на землю по радио, мы же сбрасывали контейнеры в назначенных районах. Потом догнали США, поставив приборы зарядовой связи.

Развединформация шла министру обороны в виде докладных. Однажды маршал Гречко показал такую записку Брежневу. Тот распорядился присылать сообщения и ему лично. Так продолжалось более двадцати лет. И если записку по каким-то причинам задерживали, в Минобороны тут же поступал звонок от начальника секретариата генсека Константина Черненко.

Ивашутин очень хорошо отзывался об Андрее Гречко. На то были основания. При маршале для грушников построили санаторий в Эшерах и «Аквариум» на Хорошевском шоссе - до этого управление было разбросано по 13 зданиям. Так здание ГРУ стали назвать с начала 1990-х благодаря перебежчику Владимиру Резуну, ставшего писателем Виктором Суворовым.

Читавшему одноименную книжку Резуна о военной разведке наверняка запомнилась сцена сожжения в печи на территории «Аквариума» некоего полковника-разведчика, уличенного в предательстве.

Начальник ГРУ генерал-полковник Евгений Тимохин однажды подвел меня к окну своего кабинета и указал на единственную возвышающуюся над территорией трубу, а потом вызвал офицера, чтобы сопроводить меня к «крематорию». Оказалось, это печь для сожжения документов с грифом. Жерло печи было настолько узким, что никакой, даже самый стройный полковник не пролез бы в него. Таков один из многочисленных мифов, которые в силу закрытости ГРУ и сегодня витают над организацией.

Позднее по распоряжению Владимира Путина рядом с «Аквариумом» было построено новое здание с вертолетной площадкой на крыше. А на фасаде впервые за всю историю ГРУ выложили золотыми буквами название организации. Правда, буквы продержались лишь сутки, затем были безжалостно сбиты - однако,  традиция всегда оставаться немножечко в тени...

Орден для румынского короля

До прихода в спецслужбы Ивашутин был слесарем, рабочим-путейцем. А настоящая его фамилия, сам подтвердил, - Ивашутич. В одном из документов еще в юности ошибочно написали окончание на русский манер, с тех пор так и пошло. С этой фамилией Ивашутин окончил школу военных летчиков и пять лет летал инструктором, потом поступил на командный факультет Военно-воздушной академии, откуда его и призвали в органы госбезопасности. В звании капитана стал начальником особого отдела корпуса, участвовал в финской войне. В годы Великой Отечественной был начальником особых отделов Закавказского, Крымского и Северокавказского фронтов, начальником управления контрразведки «Смерш» Юго-Западного и 3-го Украинского фронтов, после войны - начальником управления контрразведки Южной группы войск и Группы советских оккупационных войск в Германии, затем Ленинградского военного округа.

С ноября 1952 года Петр Иванович - уже министр госбезопасности Украинской СССР. Именно с его появлением на этом посту связывают начало активной ликвидации националистического подполья.

Ивашутин имел непосредственное отношение к удалению от власти румынского короля Михая. Вот что он рассказал: «26-летний летчик, катерник и любимец фрейлин, около десятка которых постоянно возил с собой, Михай не очень задумывался о власти. Зато его мать, Елизавета, была женщиной умной и хитрой - больше политик, чем он сам. А задача спецслужб состояла в том, чтобы поставить во главе государства лидера компартии Румынии Георгиу-Дежа. С этой целью розыграли именины командующего фронтом Федора Толбухина, пригласили Михая, наградили орденом «Победа», вернули ему шикарную яхту, угнанную из Констанции в Одессу, и под хорошее угощение подсунули проект указа о награждении Георгиу-Дежа высоким румынским орденом. Все газеты об этом тут же раструбили. Получалось, будто Михай заигрывает с коммунистами. Королевская репутация оказалась подмоченной, и Михаю ничего не оставалось, как погрузить имущество в вагоны и отправиться в Швейцарию. На прощание ему подарили еще и самолет.

Мусульманский батальон и боевые дельфины

Но вот что примечательно: многие известные истории в изложении Петра Ивановича трактовались совсем не так, как в официальных версиях. Как известно, о подкопе под берлинской стеной и подсоединении американцев к нашим линиям связи советской разведке сообщил англичанин Джордж Блейк. Утверждалось, что советская сторона по этому «каналу» продолжительное время гнала на ту сторону дезинформацию. Как рассказал Ивашутин, до стены его смершевцы действительно дошли и обнаружили оборудованный тоннель. Хотели было затеять комбинацию с дезой, но немецкие коллеги во главе с министром безопасности «майн либер геноссе Мильке» взяли операцию на себя. В результате кабель был обрезан, а тоннель взорван.

Обнаружились неизвестные детали и в афганской войне. Начальник Генштаба Огарков где-то за неделю до ввода войск собрал своих заместителей и спросил: «Нужно ли вводить войска в Афганистан?»

Начали, как всегда, с разведки, с Ивашутина, который прямым текстом предупредил: можем получить то, что американцы получили во Вьетнаме. Все девять замов и начальник ГлавПУРа тоже были против ввода войск в Афганистан. Но мнение военных игнорировали.

Одиннадцать раз Ивашутину довелось побывать в Афгане, в общей сложности он провел там год и восемь месяцев. Было чем заняться. По рекомендации Ивашутина в Афганистане создали разведструктуру, каких, по его словам, мир не видывал. В группу входили оперативные работники из стратегической разведки, знающие языки и умеющие вербовать, и офицеры бригады спецназа с боевыми средствами. О душманских караванах и их составе получали информацию через четверть часа после начала движения. Высокий класс.

Ивашутина можно считать и «крестным отцом» так называемого мусульманского батальона, который брал дворец Хафизуллы Амина. По его указанию полковник войсковой разведки Колесник сформировал батальон численностью 500 человек  солдат и офицеров из числа таджиков, узбеков и туркмен. Именно на этот батальон легла основная тяжесть операции, а группа «Альфа», которой потом отдали всю славу, по факту лишь зачищала здание.

Под приглядом патриарха военной разведки в 1971 году было создано разведывательно-диверсионное формирование «Дельфин». Идея пришла, когда при обследовании американского авианосца неподалеку от советской военно-морской базы Камрань погибли двое наших боевых пловцов. Погибли от «оружия», к встрече с которым не были готовы, - во время столкновения со специально обученными дельфинами.

И тогда Петр Ивашутин настоял на создании специального дельфинария-питомника на Черном море. Решение принималось на уровне ЦК КПСС.

Надо отметить, что в «эпоху Ивашутина» военная разведка работала во многих регионах мира, причем оперативно. О том, что турки направят свои корабли к Кипру для захвата части острова, ГРУ сообщило руководству Минобороны за сутки. Также ГРУ знало, что американцы, пытаясь ввести нас в непроизводительные расходы, блефовали со «звездными войнами». К сожалению, наверху военных разведчиков снова не услышали.

Приходилось генералу армии Ивашутину, что называется, разъяснять обстановку и членам Политбюро. Бывший начальник политотдела ГРУ генерал-лейтенант Григорий Долин вспоминал: «Во время боевых действий в Ливане начальник Генерального штаба срочно потребовал данные о политических партиях этой страны. Петр Иванович сходу по памяти доложил о примерно двадцати партиях, назвал фамилии руководителей, привел краткие биографические данные, рассказал о межпартийных отношениях».

«Я докладывал только то, что проверено, о непроверенном молчал. Мы имели разведаппараты в 92 странах, но я считал, что этого мало», - как-то разоткровенничался Ивашутин.

Он побывал во многих странах, только не в Соединенных Штатах, хотя начальник Разведывательного управления министерства обороны США (РУМО), бывший военный атташе в Советском Союзе, настойчиво приглашал: «Приеду, и все газеты напишут, что тут у нас начальник русской военной разведки. Держите карманы!»

Солдаты партии против солдат армии

Кстати, Петр Иванович Ивашутин утверждал, что никакого соперничества между Первым главным управлением (ПГУ) КГБ и ГРУ, о чем в свое время много писали, на самом деле не было. По решению ЦК каждые три месяца проводили общее совещание то на одной площадке, то на другой. КГБ не лез в армейские дела, ГРУ не интересовалось, чем «старший брат» занимается: «У них политическая информация, а нам нужно еще образцы оружия и военной техники добывать».

Но это Петр Иванович говорил, скорее всего, исходя из спецслужбистской корпоративности. Соперничество между военной и политической разведками было всегда и нередко принимало не совсем деликатные формы.

В свое время известный французский контрразведчик, руководитель Европейского центра информации Пьер де Вильмарест выпустил бестселлер «ГРУ - самая секретная из советских спецслужб». Автор так сформулировал главное отличие двух соперничающих разведок: КГБ - продолжение партии, ГРУ - продолжение армии. Именно в этом, по мнению француза, и проявлялась двухполярность власти в СССР, выстроенной на системе сдержек и противовесов.Но в начале 1970-х ГРУ начало превалировать.

Особенно это бросилось в глаза, когда в 1971 году Петр Ивашутин получил звание генерал армии, а его визави Юрий Андропов, возглавлявший «солдат партии», оставался генерал-полковником.

...В том дачном разговоре была затронута и тема предательства. Всего за время работы Ивашутина было девять таких случаев, семерых раскрыли дома, а двое остались «там». Петр Иванович рассказал, как вытаскивали из тюрем в «странах пребывания» наших провалившихся разведчиков. Как поддерживали революционные движения, передавая через разведку большие суммы денег. Как готовили документы, по которым в Москву приезжали лидеры этих движений, чтобы пройти обучение. А также  о том, как вывезли новейшее американское 105-мм орудие, как вытащили в СССР жену и сына известного физика Понтекорво…

Великим разведчиком и примером для подражания Ивашутин считал англичанина Лоуренса, который написал в мемуарах, что человек, «умокнувший» пальцы в разведку, своей смертью не умрет. Но мне больше запомнились слова самого Ивашутина: «Если считаешь разведку профессией для получения заработной платы, то и близко подходить к ней не стоит». Взгляды разные. Но понятие «разведка» настолько многосложное, что в одну фразу ее суть не вмещается.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама