В других СМИ
Загрузка...
Военно-морская база Камрань.

«Три нет», или Камрань на двоих не делится

Может ли военно-морская база во Вьетнаме, от которой Москва отказалась в 2001 году, превратиться в российско-американскую «коммуналку» стратегического назначения?
01 ноября 2019, 11:14
Реклама
 «Три нет», или Камрань на двоих не делится
© mod.gov.vn
Военно-морская база Камрань.

Камрань не по карману

По итогам визита во Вьетнам российской военной делегации во главе с заместителем министра обороны РФ генерал-полковником Андреем Картаполовым был подписан ряд документов, направленных на расширение военного и военно-технического сотрудничества, в том числе в военно-политической сфере. И тут самое время напомнить, что в следующем году Москва и Ханой отметят 70-летие установления дипломатических отношений, которые динамично развивались, если не считать стагнации, охватившей период с 1990-х годов по начало 2000-х.

Именно в тот период Россия отказалась от использования военно-морской базы в Камрани (кстати, самой глубоководной в мире). Причины назывались разные.

Формальная - десять лет российский флот простоял у «стенки» и даже носа не совал в Мировой океан, поэтому база ему была как бы не очень нужна.

Экономическая - не было ресурсов финансировать не только ВМБ в Камрани, но и вообще поддерживать партнёрские отношения с Вьетнамом.

Политическая - кому-то в Москве тогда показалось, что роль Вьетнама в геополитике не настолько значима, чтобы напрягать усилия для развития сотрудничества с этой страной.

Вьетнам передал порт Камрань Советскому Союзу в безвозмездную аренду сроком на 25 лет в 1979 году. Вскоре здесь был создан пункт материально-технического обеспечения советского ВМФ, который постоянно расширялся и совершенствовался, превращаясь в крупную военную базу с причальным комплексом и аэродромом, прикрытым частями ПВО.

Справка

К началу 2000-х в Камрани базировался отдельный смешанный авиаполк, в состав которого входили Ту-95, Ту-142, эскадрильи Ту-16 и МиГ-25, транспортные Ан-24 и вертолёты. Одновременно в порту могли находиться восемь-десять надводных кораблей, от четырёх до восьми подлодок и суда обеспечения.

База в Камрани позволяла советскому ВМФ контролировать южную часть Тихого и весь Индийский океан.

Стратегическое партнёрство

Между тем резкое обострение отношений с Западом заставило Москву совершить «поворот на Восток» и по-новому взглянуть на своих давнишних партнёров в Азиатско-Тихоокеанском регионе, которые сегодня активно влияют на мировую политику и экономику, а, например, Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) стала действенным институтом поддержания политической стабильности и безопасности в регионе.

Как известно, бесспорным лидером в АСЕАН является Вьетнам, который превратился в ещё одного «азиатского тигра» и имеет потенциал, чтобы к 2050 году стать одной из самых быстрорастущих экономик мира. Иначе говоря, Москва без малого через двадцать лет (лучше поздно, чем никогда!) разглядела в лице Вьетнама важного посредника, способного посодействовать интеграции России в АСЕАН и в ряд других многосторонних организаций, которые сегодня «делают погоду» в Восточно-Азиатском регионе. При этом принципиально важно: Вьетнам сохранил самое доброе отношение к России, которая помогла вьетнамцам одержать победу над США, и по-прежнему считает нашу страну надёжным и перспективным партнёром.

Стремление сторон восстановить в полном объёме сотрудничество привело к тому, что в июле 2012 года на высшем уровне было принято решение о поднятии отношений между странами до уровня всеобъемлющего стратегического партнёрства. Реализуя это решение, Россия начала развивать взаимодействие с Вьетнамом по всем направлениям, при этом особое внимание уделяется укреплению стабильности и безопасности в регионе, что проявляется, прежде всего, в развитии военного и военно-технического сотрудничества между Россией и Вьетнамом, которое включает подготовку военных кадров, поставку вооружения и оборудования, а также передачу оборонных технологий. Уже сегодня Вьетнамская народная армия располагает новейшими образцами российского вооружения.

Справка

За последние годы стороны подписали контракты общей стоимостью более 4,5 млрд долларов. Наиболее значительными стали контракт на приобретение Вьетнамом партии многофункциональных истребителей Су-30МК2, который оценивается примерно в 1 млрд долларов, и соглашение о продаже шести дизель-электрических подлодок проекта 636.1 «Варшавянка» (по кодификации НАТО - «Кило») стоимостью около 2 млрд долларов. Также Вьетнам получил сторожевые корабли проекта 11661 (фрегаты «Гепард-3.9»), подвижный береговой ракетный комплекс «Бастион», танки Т-90С и Т-90СК и другие виды бронетехники.

Уже в апреле 2019 года в районе базы ВВС во вьетнамском портовом городе Вунгтау был открыт современный центр технического обслуживания и ремонта двигателей вертолётов российского производства. Кроме того, вьетнамская сторона рассматривает вопрос о покупке партии российских истребителей пятого поколения Су-57 и комплексов С-400 «Тайфун». Новой формой сотрудничества стало лицензионное производство ряда видов российского оружия на территории Социалистической Республики Вьетнам (СРВ).

Москва хотела бы вернуться

Кроме того, что Москва рассматривает Вьетнам как возможный опорный пункт в Юго-Восточной Азии, в этой связи не мог не возникнуть и вопрос о Камрани: надо ли России туда возвращаться, а если надо, то как на это смотрит Вьетнам?

Не возникает никакого сомнения, что возвращаться в Камрань нужно, поскольку база даёт выход в Тихий и Индийский океаны, предоставляет прекрасную возможность для подготовки, дозаправки и обслуживания наших кораблей и самолётов, размещения морской пехоты и ряд других оперативно-стратегических преимуществ. Для официального Ханоя российское присутствие в Камрани также выгодно - повышается уровень безопасности Вьетнама, окружённого весьма амбициозными соседями.

Надо заметить, что российские официальные лица на разных уровнях уже озвучивали мысль о возможности возобновления деятельности базы Камрань. Более того, в 2013 году Москва и Ханой подписали соглашение о создании совместной базы для обслуживания и ремонта подводных лодок в Камрани. Ещё через год было подписано межправительственное соглашение об упрощённом порядке захода российских боевых кораблей и судов в Камрань. Документ устанавливает так называемый согласительный порядок захода, для чего требуется лишь уведомление портовых властей на границе вьетнамских территориальных вод. И этот механизм уже работает.

Так, в начале июня 2018 года в Камрань заходила эскадра Тихоокеанского флота в составе больших противолодочных кораблей «Адмирал Трибуц», «Адмирал Виноградов» и среднего морского танкера «Печенга», которая выполняла задачи дальнего похода в Мировом океане. Это был уже третий заход в Камрань российских боевых кораблей с момента вывода оттуда воинского контингента РФ. Ещё раньше, в июне 2014 года, Камрань посетила эскадра ТОФ в составе большого противолодочного корабля «Маршал Шапошников», среднего морского танкера «Иркут» и спасательного судна «Алатау». А в мае 2017 года состоялся заход в Камрань флагмана Тихоокеанского флота гвардейского ракетного крейсера «Варяг» в сопровождении танкера «Печенга». Естественно, такая интенсивность не могла остаться незамеченной российской прессой, в которой о возвращении России в Камрань стали говорить, как о почти свершившемся факте.

Свято место пусто не бывает

А вот во Вьетнаме реакция была куда сдержаннее. И на то есть причины. Во-первых, пока Москва раздумывала и не могла определиться со своими приоритетами в АТР, Ханой объявил, что впредь Вьетнам будет придерживаться принципа «трёх нет». «Мы не присоединяемся к международным военным альянсам, не встаём на сторону одного государства в конфликте против другого и не позволяем никаким странам размещать военные базы на своей территории», - отмечалось в заявлении внешнеполитического ведомства СРВ. В этом контексте использование Камрани возможно, как это видится в Ханое, лишь для «многостороннего международного сотрудничества в целях обеспечения морских транспортных услуг, ремонта судов, пополнения запасов топлива и продовольствия».

А во-вторых, Вьетнам не может не учитывать позицию США, с которыми он стал развивать отношения после выбора курса на «диверсификацию внешней политики». Тем более что сегодня США являются одними из крупнейших торгово-экономических партнёров и инвесторов в экономику Вьетнама.

В настоящее время на территории СРВ реализуются более 800 американских инвестиционных проектов общей стоимостью свыше 10 млрд долларов. А молодые люди из Вьетнама занимают в  США  8-е место среди иностранных студентов. Количество учащихся из СРВ в США - свыше 40 тысяч, в то время как в России - лишь немногим более 4.000 человек.

Более того, когда доллар завоевал определённые позиции во вьетнамской экономике, Вашингтон приложил значительные усилия на открытое противодействие развитию отношений Вьетнама с неугодными Соединённым Штатам странами, в том числе с Россией. При этом особый акцент был сделан на то, чтобы заменить Москву в качестве главного военно-политического партнёра Ханоя.

Например, в марте 2015 года США потребовали от Вьетнама запретить использование аэродрома в Камрани самолётами-заправщиками российских ВКС, которые обеспечивают действия стратегических бомбардировщиков над Тихим океаном. Однако Ханой отверг требования Вашингтона, посчитав их вмешательством во внутренние дела страны.

Тем не менее давление со стороны Вашингтона на Ханой не ослабевает. США подталкивают Вьетнам к отказу от России, как главного поставщика вооружений и военной техники, и сняли запрет на продажу своего оружия Вьетнаму. Ханой от Вашингтона уже получил сторожевой корабль береговой охраны и приобрёл в США несколько разведывательных дронов. На столь благоприятном фоне американские военные корабли стали чаще заходить во вьетнамские порты. Так, в марте 2018  порт Дананг с дружественным визитом посетила авианосная ударная группа ВМС США во главе с атомным авианосцем «Карл Винсон».

При этом Пентагон, как и российское Минобороны, не раз выражал крайнюю заинтересованность в использовании Камрани для нужд ВМС и корпуса морской пехоты США. Напомним, что до 1972 года Камрань была тыловой базой войск США и отстраивали её американские инженеры. Потом базу передали южновьетнамской армии, а в апреле 1975 года в ходе Весеннего наступления город-порт был взят северовьетнамской армией.

Выбор Ханоя

Как уже отмечалось, Вьетнам, согласуясь с провозглашённым принципом «трёх нет», не собирается размещать на своей территории военные базы других государств. А вот пункты материально-технического обеспечения флота и ВВС, почему бы и нет. Поэтому не исключено, что в один прекрасный момент Камрань может превратиться в некое подобие «коммуналки» для кораблей и самолётов США и Российской Федерации. Понятно, что такой вариант не устраивает ни Вашингтон, ни Москву. Кто-то определённо - лишний. И если Россия действительно намерена восстановить свою ВМБ в Камрани, а обстановка в регионе подсказывает, что это крайне необходимо,  то выход один: надо активизировать сотрудничество с Вьетнамом по всем направлениям. И довести его до уровня сотрудничества Вьетнама с США, Японией и Индией. В противном случае существует риск, что российское конкурентное преимущество в сфере стратегической безопасности может быть утрачено, а в Камрани снова будут развеваться американские флаги.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама