В других СМИ
Загрузка...
Морской парад во Владивостоке.

Когда нет повода «гнать волну»

Медийные инсинуации по поводу якобы неверного выбора основных ориентиров развития российского военного флота плохо обоснованы, но могут нанести вред процессу осмысления обществом реальных приоритетов строительства ВМФ РФ
08 марта 2020, 06:07
Реклама
Когда нет повода «гнать волну»
© mil.ru
Морской парад во Владивостоке.

Нужны ли в открытой печати дискуссии о проблемах Российских вооружённых сил? Моё мнение, безусловно, нужны. Хотя бы для общего просвещения общества о путях-дорогах дальнейшего развития нашей оборонной мощи.

СМИ об армии - информация или попытка манипуляции?

Однако надо понимать, что такие дискуссии носят заведомо редуцированный характер. Поскольку они не должны вступать, например, в конфликт с законом РФ «О государственной тайне», не допускающим публичного разглашения военных секретов России. Про которые участники таких дискуссий, а это, как правило, обычные журналисты, чаще всего по причине секретности данной информации просто не знают.

Таким образом, изначальным «дефектом» дискуссий об армии является заведомая неполнота их информационной базы. И подчас в наиболее важных для прояснения реальной ситуации местах.

Именно такое ощущение возникло у меня при чтении одной широко растиражированной российскими интернет-СМИ статьи серьёзного издания, на страницах которого автор решил высказаться о судьбах флота.

Склонные к гипертрофированным и явно антироссийским эмоциям сетевые «многотиражки» тут же раззвонили на весь мир, что речь идёт ни много ни мало о том, что «российский флот будет уничтожен ещё у берегов России».

К сожалению, приходится констатировать, что «виновник торжества» сам дал повод для таких запредельно алармистских трактовок.

На мой взгляд, статья является наглядным примером той самой      квазидискуссии, которая ведётся только на основе отрывочных и просто не вполне достоверных материалов открытой, подчас откровенно тенденциозной прессы.

Чтобы не быть голословным, предлагаю рассмотреть на предмет доброкачественности некоторые основные тезисы материала.

Тезис первый

«Российские подводные ракетоносцы регулярно выходят в открытый океан на боевое дежурство. Казалось бы, зачем они это делают, если дальность современных МБР такова, что любую точку Земного шара можно "достать" с территории военно-морской базы.

Атомарины на территории военно-морской базы (ВМБ) отлично видны спутникам слежения вероятных противников и потому уязвимы для превентивного удара. На просторах Мирового океана подводный атомный стратег укрывается от зорких глаз "партнёров" и, в случае необходимости, гарантированно нанесёт ответный удар».

Уже здесь мы сталкиваемся с отнюдь не бесспорным утверждением, которое подаётся как очевидная истина. На самом деле вопрос скрытности подводных сил флота в местах его базирования далеко не так прост.

Справка

Основная база китайских ракетных АПЛ проекта 094 «Цзинь», как пишут открытые источники, находится на острове Хайнань. При этом американские разведывательные спутники там ровно ничего не видят, поскольку китайские субмарины прячутся под землёй - в специально пробитых в горе штольнях.

Мало того, все процессы подготовки ракетных подлодок к выходу на боевое задание сопровождаются на этом объекте максимальным уровнем маскировки и скрытности. Вот что пишет по этому поводу агентство «Рейтер»:

«Строительство базы под Саньёй также указывает на способность НОАК тайно вооружать ракеты подводного базирования ядерными боеголовками. Западные аналитики разведки, знакомые со спутниковыми снимками этого района, говорят, что была завершена крытая железная дорога, которая проходит в бункер на склоне холма - предполагаемый арсенал боеголовок. Железная дорога, в свою очередь, соединена туннелями с тоннелями, построенными для подводных лодок. Это означает, что ракеты могут быть вооружены и загружены на подводные лодки без обнаружения».

Контроль чужих глаз в китайском случае сведён практически к нулю и при выходе субмарины из базы. Во-первых, далеко не факт, что она покидает своё убежище в надводном положении. Не исключено, что это делается по специально проложенным, до выхода в открытое море, подводным фарватерам. А скрытность выхода кораблей обеспечения и общего состояния боевой тревоги в базе обеспечивается другими способами, включая самые необычные:

«Недавние посетители бухты, окружающей базу подводных лодок на южном побережье китайского острова Хайнань, описывают любопытное ночное явление. Мощные прожекторы иногда направляются прямо на океанские фасады соседних отелей в ночное время, что делает видимость в море практически невозможной. Некоторые из источников света установлены на суше, а другие - на проходящих морских патрульных катерах».

Было бы странно полагать, что российский атомный подводный флот, имеющий богатейшую и давнюю историю, в смысле разнообразия форм и методов оперативной маскировки своих ударных сил хоть в чём-то уступает почти «новорождённому» китайскому ядерному подводному компоненту. Более того, уверен, что он, в смысле этих военных хитростей, наголову превосходит ВМС НОАК. А если мы чего-то не знаем, то это отнюдь не повод считать, что этого нет.

Но тогда возникает следующий вопрос: к чему все эти откровенно дилетантские рассуждения автора вышеупомянутой статьи о том, что «атомарины на территории ВМБ отлично видны спутникам слежения вероятных противников и потому уязвимы для превентивного удара»? И кто сказал, что этот «превентивный удар» придётся именно по пустой базе, а не по реальным местам рассредоточения атомоходов?

Тезис второй

Вот следующая цитата, имеющая, так сказать, центральное значение в его материале:

«В отечественных СМИ прошли сообщения о том, что основными боевыми кораблями российского ВМФ в ближайшем будущем станут фрегаты, предназначенные для поиска и уничтожения атомных подводных лодок в море, противолодочного охранения, противовоздушной и противоракетной обороны авианосцев.

Уточним, в советском ВМФ корабли сопоставимого водоизмещения (2.000-4.000 тонн) относили к сторожевым. По сути, современные фрегаты являются дальнейшим развитием советских сторожевиков. Выбор в их пользу показывает, что руководство страны отказывается от строительства ударного океанского флота, отдавая предпочтение кораблям, которые, в основном, будут действовать в пределах прибрежной экономической зоны - за исключением редких дальних походов для демонстрации флага.

Казалось бы, и пусть ходят вдоль берега. К сожалению, выбор в пользу развития класса сторожевых кораблей сделан в ущерб другим, наносит урон обороноспособности страны, не говоря уже о несбалансированности состава ВМФ России.

Чем вредно развитие исключительно фрегатного (корветного) направления? Тем, что районы развёртывания отечественных подводных стратегических ракетоносцев без сопровождения кораблями дальней океанской зоны (в нужном количестве) остаются не прикрытыми. Другими словами, наши РПКСН становятся лёгкой добычей ПЛО вероятного противника, и в случае войны их гарантированно уничтожат ещё до того, как они успеют запустить ракеты».

В этом, собственно, и заключается основной смысл данного алармистского сочинения. Давайте проверим степень его обоснованности.

Действительно, основной упор в нынешней российской программе развития ВМФ сделан на строительство кораблей так называемой «ближней морской зоны». Каковой ориентир автор статьи объявляет вредным и наносящим ущерб обороноспособности страны.

Однако данный тезис представляется крайне плохо обоснованным и не вполне соответствующим действительности.

Во-первых, программа развития ВМФ РФ отнюдь не ограничивается только строительством, условно говоря, «прибрежного» флота. Одновременно проходит, например, глубокая модернизация атомного ракетного крейсера проекта 1144 «Орлан» «Адмирал Нахимов». В результате которой этот боевой корабль имеет хорошие шансы стать самым грозным в мире носителем наиболее совершенных систем оружия: начиная от гиперзвуковых ракет «Циркон» и заканчивая тем, о чём в открытой печати, по понятным причинам, нет никакой информации.

Вслед за «Нахимовым» очередь глубокой модернизации придёт и для его «одноклассника» - ТАКР «Пётр Великий». Одновременно проходит средний ремонт с частичной модернизацией другой крупнейший надводный корабль флота - тяжёлый авианесущий крейсер «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов».

ВМФ: не только модернизация, но и строительство новых кораблей

Да, разумеется, речь пока идёт именно о модернизации тяжёлых кораблей, а не о строительстве новых. Но, скажите на милость, какая необходимость выбрасывать бешеные деньги на строительство новых корпусов, если имеющиеся в наличие старые корабли можно модернизировать и оснастить таким передовым оружием, которого нет больше ни у кого в мире?

Если кому-то и этого не хватает, вот вам совсем недавняя новость.

«В Керчи планируется закладка универсальных кораблей-доков, являющихся аналогами французских вертолётоносцев "Мистраль". Об этом сообщает РИА Новости со ссылкой на источник в оборонно-промышленном комплексе. По словам источника, в Крыму будут построены два корабля, которые смогут взять на борт от 12 до 16 вертолётов. Не исключается в дальнейшем закладка новых судов данного типа. Как сообщил собеседник агентства, завершить строительство кораблей планируется в 2025-2026 годах».

Кроме того, поклонникам больших кораблей не стоит забывать и о том, что строящиеся ударными темпами российские подводные крейсеры стратегического назначения класса «Борей-М», водоизмещением по 25 тысяч тонн, также совсем не похожи на маленькие кораблики для прибрежного плавания.

Во-вторых, давайте разберём голословное утверждение о так называемом «отказе руководства страны от строительства ударного океанского флота». Прежде всего этот тезис не верен в принципе. Выше мы уже показали, что практические шаги и планы развития ВМФ РФ одними кораблями «ближней морской зоны» никак не ограничиваются - даже на уровне концептуальных установок руководства страны.

Вот выдержка из выступления президента РФ Владимира Путина на заседании военно-промышленной комиссии в Рыбинске 25 апреля 2017 года:

«Основные приоритеты развития ВМФ - это укрепление морских стратегических ядерных сил, оснащение современным оружием, а также синхронизация развития обеспечивающей инфраструктуры.

К 2025 году надо создать сбалансированный корабельный состав ВМФ, который будет способен решать весь комплекс задач мирного и военного времени в ближней и дальней морских зонах, обеспечит военно-морское присутствие России во всех стратегически важных районах Мирового океана».

Таким образом, речь может идти не об отсутствии концептуальной установки на строительство «флота открытого моря», но только о видении практического наполнения самого этого процесса.

Россия не должна слепо подражать США

В данной связи следует подчеркнуть следующее. Любые призывы или даже намёки на то, что Россия строит «не тот флот» только потому, что он не похож на американский, следует отбросить как дилетантские, некомпетентные и, объективно, вредительские.

По той простой причине, что это призывы двигаться прямо в тупик. То есть именно туда, где сегодня находится надводный флот США, состоящий, главным образом, из чудовищно больших и запредельно дорогостоящих кораблей - авианосцев и вертолётоносцев, которые обслуживают все остальные корабли поменьше.

Тема тупика нынешнего американского «grand fleet» - отнюдь не мои досужие измышления. Сомнения насчёт целесообразности дальнейшей ставки на авианосно-амфибийные силы в последнее время звучат с самых высоких официальных трибун США.

«В министерстве обороны США обсуждается вопрос о том, стоит ли вкладывать средства в авианосный флот или постепенно сокращать его финансирование, направив деньги на другое вооружение, в том числе на гиперзвуковые ракеты. Замминистра обороны США Майкл Гриффин… прямо поставил этот вопрос, -  пишет Defense News. - Гриффин считает, что авианосец - это величина, которую Россия и Китай уже "измерили и поняли"».

Сравнение стратегии ВМФ России и США

По его словам, «корабли ВМС США сейчас являются определяющей американской силой, и совсем отказываться от них нельзя. Однако потенциальные противники уже нашли способы противодействия существующему вооружению США и развивают контрмеры, в связи с чем Пентагону нужно думать о будущем».

Американский флот наших дней отражает именно реалии геополитического положения США - страны, отделённой от большей части цивилизованного мира двумя океанами и вынужденной, в силу этого факта, делать именно флот основным инструментом глобального «проецирования» своей военной силы.

Геостратегическое положение РФ - прямо противоположное. 

Россия - это гигантская, трансконтинентальная держава, находящаяся, по сути, в центре цивилизованного мира, основной упор в обеспечении безопасности которой, на протяжении веков, делался именно на обороне сухопутных границ.

И если мы вдруг, в подражание уходящей буквально на глазах мировой моде, решим сменить наши исконные стратегические приоритеты и потратить гигантскую часть своих ресурсов не на решение этой фундаментальной задачи, а на разного рода престижную экзотику, типа строительства «океанского флота», да ещё и по американским «лекалам», то это будет не просто ошибкой, но и, не побоюсь этого слова, государственным преступлением!

Российское руководство чётко видит реальную систему приоритетов и поступает именно так, как и следует поступать.

Российский подводный флот неуязвим

И, наконец, в-третьих. О том, ради чего, похоже, и была написана статья нашего визави. О мнимой уязвимости наших подводных ракетных ядерных сил. Во-первых, автор статьи в ВПК противоречит сам себе, когда пишет, что «районы развёртывания отечественных подводных стратегических ракетоносцев без сопровождения кораблями дальней океанской зоны (в нужном количестве) остаются неприкрытыми».

Противоречие здесь вполне очевидное.

Если корабли «дальней океанской зоны» вздумают «сопровождать и прикрывать» российские подводные ракетоносцы на просторах Мирового океана, то они фактически станут опасным демаскирующим признаком, указывающим на тот район, где находится российский РПКСН и где его требуется искать и уничтожить.

Подчеркну особо, в мировой практике боевого дежурства стратегических подводных ракетоносцев такое демонстративное прикрытие их надводными кораблями в принципе не допускается, потому что сводит к нулю главное преимущество атомной субмарины - максимальную скрытность её действий и местоположения. Таким образом, ни о каком прикрытии АПЛ в дальней морской зоне не может быть и речи.

Впрочем, эта тема на сегодняшний день вообще не актуальна, поскольку, действительно, радиус действия современных баллистических ракет морского базирования вполне позволяет обстреливать территорию противника практически от своего берега. То есть из той самой «ближней морской зоны».

Но тогда совершенно непонятно, на чём основаны претензии уважаемого коллеги к приоритетному строительству фрегатов и корветов, то есть сторожевых кораблей, как раз призванных действовать, в основном, вблизи собственного берега?

То есть именно там, где находятся потенциальные позиционные районы российских ракетных подводных лодок. И где их прежде всего следует прикрывать и защищать от постоянно дежурящих на подходах к российским военно-морским базам американских «хантер-киллеров» (подводных лодок- убийц РПКСН).

На выполнение действительно важной боевой задачи - прикрытие позиционных районов РПКСН - сегодня работает не только кораблестроительная программа, но и общая динамика развёртывания Вооружённых сил РФ на данных приморских направлениях.

Так, например, на днях была проведена реорганизация военно-воздушных сил Северного флота. С явным акцентом на усиление его возможностей по противодействию военно-морской активности вероятного противника в районах боевого дежурства подводных сил СФ.

Отдельными воинскими частями стали гвардейский смешанный авиаполк и корабельный противолодочный вертолётный полк, которые 10 лет назад были объединены в авиационную базу. Таким образом, речь идёт о расформировании с 1 декабря 2019 года 7050-й Киркенесской Краснознамённой авиационной базы и восстановлении в составе 45-й армии ВВС и ПВО Северного флота двух авиационных полков, базирующихся на аэродроме Североморск-1 (Мурманская область), - 403-го отдельного смешанного авиационного полка (на вооружении находятся самолёты Ил-38, Ил-18, Ил-20РТ, Ил-22М, Ан-12, Ан-26, Ту-134) и 830-го отдельного корабельного противолодочного вертолётного полка (вертолёты Ка-27, Ка-29, Ка-31).

Не вдаваясь в дальнейший «разбор полётов», констатируем следующее.

Вопреки апокалипсической картине, нарисованной автором указанной статьи и разнесённой, в режиме провоцирования массовой паники, по сетям интернета специально обученными «репостёрами», ситуация с мерами по обеспечению безопасности российского стратегического подводного флота выглядит вполне продуманной и лишена какого-то особого драматизма.

А меры, принимаемые руководством России по выстраиванию главных приоритетов развития отечественного военного флота, представляются вполне целесообразными и соответствующими реальным возможностям и интересам страны, исходя из всей совокупности задач государственного строительства.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама