В других СМИ
Загрузка...
Русский боевой гиперзвук: теперь пускай они  нас догоняют и перегоняют...
© kremlin.ru
Президент России Владимир Путин выступил 20 февраля с посланием Федеральному Собранию.

Русский боевой гиперзвук: теперь пускай они нас догоняют и перегоняют...

Наше оборонное строительство, развитие ОПК, а также оснащение Вооруженных сил современными видами вооружения и военной техники уверенно идет по принципу оборонной достаточности
Реклама
Русский боевой гиперзвук: теперь пускай они  нас догоняют и перегоняют...
© kremlin.ru
Президент России Владимир Путин выступил 20 февраля с посланием Федеральному Собранию.

Россия примет зеркальные и ассиметричные меры, если США развернут ракеты средней и меньшей дальности в Европе. Об этом заявил президент России Владимир Путин, выступая 20 февраля с посланием Федеральному Собранию. Он подчеркнул, что Москва будет вынуждена разместить вооружения, которые можно будет применить не только против территорий, где размещены ракеты, но и против самих центров принятия решения.

Владимир Путин подчеркнул, что благодаря гиперзвуковому оружию Россия располагает достаточными возможностями для надежного обеспечения своей безопасности.

Три главных доктринальных принципа

Все ведущие мировые державы периодически пересматривают свои военные доктрины для того, чтобы развитие национальных вооруженных сил не только отвечало современным требованиям ведения боевых действий в локальных и глобальных конфликтах с применением обычного и ядерного вооружения, но и соответствовало экономическим и военно-политическим интересам государства.

Военные доктрины зависят от геостратегического положения страны, уровня развития ее промышленности и военно-технического сектора, в частности, имеющихся запасов природных ресурсов, мобилизационных возможностей и других факторов. Например, когда государство имеет самодостаточную экономику (автаркию), то для нее угрозы лежат только в военной области. Если экономика государства зависит от доступа к источникам сырья, от рынков сбыта продукции, от безопасности коммуникаций, связывающих его с внешним миром, то такое государство подвержено уже целому спектру угроз.

На основе анализа военной истории государств можно выделить принципы формирования военных доктрин.

1. Принцип силового приоритета
Носителем этого принципа оказалась фашистская Германия, которая, подчинив себе всю Европу, не выдержала военного и экономического противоборства с Советским Союзом, США и Великобританией. Та же участь постигла и Японию. Несмотря на захват сырьевых ресурсов Юго-Восточной Азии, японцы оказались уязвимы в коммуникациях, которые успешно блокировал флот США, имевший в своем составе авианосцы. После войны этот принцип был частично унаследован СССР, КНР и США.

2. Принцип оборонной достаточности
Государство поддерживает свою военную мощь на уровне, который гарантирует нанесение странам-агрессорам непоправимого ущерба, явно несовместимого с выгодами от победы в войне. По мнению большинства российских военных экспертов, этот принцип наиболее приемлем в современных условиях для России.

3. Принцип ограниченного суверенитета
Государство ограничивает свои национальные интересы и деятельность в сфере обороны в целях выделения максимума ресурсов на развитие своей экономики. При таком подходе внешняя политика, как правило, опирается на могущественного сюзерена. Данного принципа придерживаются практически все европейские государства и большинство стран мира. Плата за это - частичная или полная утрата суверенитета.

Напрасно «кормили» союзников

История России - это характерный пример того, когда исторически сложившееся самодостаточное государство вынуждено периодически воевать с государствами, у которых экономика из-за истощения собственных источников природных ресурсов зависит от внешних сырьевых рынков. Неоспоримый факт: чем больше развитие государства зависит от внешних источников сырья, тем больше в его военной доктрине стратегий, носящих наступательный (атакующий) характер.

Военные доктрины США и Великобритании считают зоной своих национальных интересов весь мир, а в текстах их национальных военных документов часто встречаются слова «демонстрация силы», «распространение и применение силы» и «ограничение влияния агрессивных действий» со стороны самодостаточных государств. При ведении глобальных затяжных конфликтов с такими государствами, естественно, собственных ресурсов у США и Великобритании не хватает. Поэтому в качестве доноров для своей агрессии они используют те государства, которые находятся в вассальной зависимости от них.

Долгое время Россия старалась «догнать и перегнать Запад», развивая свою экономику и армию на примерах развития ведущих стран Европы. Такая модель развития, по моему мнению, была ошибочна, т.к. экономика европейских стран истощивших собственные природные ресурсы зависела от грабежа колоний в Азии, Африке и Южной Америке. Несомненно, ограбление колоний в краткосрочной перспективе давало быстрый рост европейской экономике, а также стимулировало увеличение мощи и численности колониальных армий и флотов.

Ради сохранения паритета с европейскими державами элиты России сознательно шли на ограничения в социальной сфере и гражданских секторах экономики, постоянно готовясь к войне. Наши дипломаты вели сложные переговоры по созданию и расстройству военно-политических союзов. Время же показало, что наши «партнеры» и «союзники» не всегда были сторонниками выполнения своих обязательств, а в критически опасные для нас исторические моменты зачастую переходили на сторону более сильных.

Император Александр III не зря по этому поводу сказал, что у «России есть только два верных союзника - ее армия и флот».

Несмотря на техническое и технологическое отставание, Россия всегда была мощной силой, войну с которой единолично не могло вести ни одно европейское государство. Последней страной, которая вела против России войну, опираясь исключительно на собственные ресурсы, была Швеция.

Результат для нее оказался настолько сокрушительным, что это скандинавское государство до сегодняшнего дня сохраняет нейтралитет в военных вопросах и не входит ни в один военный блок или союз. Последующие войны против России велись объединенными европейскими армиями, возглавляемых либо харизматичным лидером, либо советом лидеров наиболее сильных государств.

В XIX и XX веках Россия вела многочисленные оборонительные и освободительные войны, содержа многомиллионную сухопутную армию. Развитие военной техники - артиллерии и флота - шло волнообразно.

Появление новинок было связано не только с успехами нашей военной промышленности, но и с закупками передовой техники за рубежом. Коренной перелом произошел в годы Великой Отечественной войны, когда большинство крупносерийных образцов вооружений и военной техники было произведено на отечественных заводах и фабриках. Благодаря этому, в послевоенный период СССР вышел с мощным ОПК, который позволил ему на равных противостоять США и созданному под их эгидой Североатлантическому альянсу (НАТО).

Политическое руководство СССР в середине XX века выбрало в качестве военной доктрины принцип силового приоритета. Стратегическая ошибка состояла в том, что в отличие от США, мы не истощали ресурсы своих союзников, а, наоборот, вкладывали собственные средства для развития их национальных экономик.

Как известно, на основе этого принципа была начата «гонка вооружений», которая в итоге истощила нашу собственную экономику и привела к развалу СССР в 1991 году.

В КНР, глядя на нас, поняли пагубность такого курса и изменили направление своей военно-технической политики. США же - как «мировой гегемон» - по-прежнему придерживаются этого принципа в развитии своих вооруженных сил. Поэтому у них самая большая армия, много военных баз и вооружений, а также самый большой и затратный военный бюджет.

Правильный выбор

В годы разрухи и унижения, потеряв почти всех своих «союзников» и «партнеров», отдав часть своих исторических территорий победителям в холодной войне, мы сделали выводы.

В начале XXI века Россия перешла на иной принцип - принцип оборонной достаточности. В условиях развала многих отраслей экономики наше политическое и военное руководство выбрало первоначальный вектор возрождения: модернизировать и оснастить новой военной техникой - РВСН, войска ПВО и ВВС (в 2017 году объединенные в единый вид - ВКС РФ).

В результате мы получили комплексы МБР, которые могут нанести непоправимый ущерб любой стране-агрессору, а авиационные и ракетные комплексы ВКС могут гарантированно отразить любой массированный удар по нашей территории.

Второй шаг на этом пути был уже прорывным. На стыке работ в интересах ВКС и РВСН появилась возможность создания технологии управляемого гиперзвука. Эту возможность использовали.

Наше оборонное строительство, развитие ОПК, а также оснащение Вооруженных сил современными видами вооружения и военной техники сейчас уверенно идет по принципу оборонной достаточности.

Это и подтвердил Владимир Путин в послании Федеральному Собранию. Президент России предложил американской политической элите посчитать дальность и скорость российских перспективных систем вооружения перед тем, как принимать решения, которые «могут создать дополнительные серьезные угрозы для нашей страны, и, разумеется, приведут к ответным действиям со стороны России».

Действительно, мы создали эшелонированную систему ПВО по всему периметру наших границ, дополнив ее элементами эшелонированной береговой обороны, которая теперь усилена ГАРК «Кинжал» и боевыми лазерными комплексами «Пересвет».

Наши загоризонтные РЛС совместно со спутниковой группировкой СПРН гарантированно обеспечивают контроль за воздушно-космическим пространством на дальностях 6.000 км от наших границ и формируют команды для ядерного ответно-встречного удара. Благодаря этому и гиперзвуковой составляющей, боеголовки РС-28 «Сармат» и «Авангард» упадут на территорию стран-агрессоров раньше, чем их боеголовки достигнут рубежей нашей воздушно-космической обороны (считайте, господа, считайте - Путин вам не зря вам дал совет!).

Мы можем быстро восполнить наши спутниковые группировки оптико-электронной разведки и морской системы разведки и целеуказания (МКРЦ «Лиана»). Мы строим систему неядерного сдерживания, в которую входят комплексы дальних крылатых ракет воздушного и морского базирования.

Мы создали комплексы «оружия возмездия» - беспилотники «Посейдон» и «Буревестник», которые, в случае развязывания нашими врагами глобального конфликта довершат разрушение государственных структур стран-агрессоров.

Все наши системы и комплексы вооружений объединены в единые автоматизированные системы управления войсками, работу которых координирует и возглавляет уникальный Национальный центр управления обороной (НЦУО) РФ.

При этом, исходя из принципа оборонной достаточности, Россия перестала делать опрометчивые шаги в поддержке других государств на основе благотворительности. Теперь у нас все на основе взаимовыгодных интересов в гражданской и в военной сфере. На этом прагматичном фундаменте мы заключили договоры о совместной обороне (ОДКБ), создали глобальные экономические союзы (ШОС, БРИКС, АТЭС).

И вот ведь какой парадокс: США и НАТО, строившие свои военные стратегии Глобального мгновенного удара и Глобальной европейской ПРО на основе принципа силового приоритета, практически истощили свои ресурсы! Да так, что некоторые вассальные страны с ограниченным суверенитетом захотели сменить сюзерена и примкнуть к проектам многополярного мира.

Безусловно, некоторые мировые державы не хотят расставаться с владычеством над теми странами, кого они привыкли грабить по причине «неправильной демократии». Но, например, сделать хоть что-то с союзом России и Китая они уже не могут. Потенциальный непоправимый ущерб, который получит любой агрессор при нападении на РФ и КНР, обнуляет все выгоды от войны против такого союза.

Мир стал реально меняться. Меняться, благодаря России, выбравшей свой путь развития и сделавшей уже много для сохранения суверенитета.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама