В других СМИ
Загрузка...
Сирийская версия БМП-1 или «закон неумолимого бутерброда»
© arsenal-otechestva.ru
Сирийская версия БМП-1

Сирийская версия БМП-1 или «закон неумолимого бутерброда»

Никто и никому не может дать гарантии того, что будущая война не будет происходить по самому тяжёлому и неблагоприятному для нас сценарию, к которому необходимо быть готовыми, психологически и организационно, уже сегодня
02 октября 2019, 10:50
Реклама
Сирийская версия БМП-1 или «закон неумолимого бутерброда»
© arsenal-otechestva.ru
Сирийская версия БМП-1

Всё-таки самая лучшая и сильная гениальность, это та, которая идёт от самой жизни. Именно эта мысль осветила мою голову в тот момент, когда я увидел новое сирийское «чудо-оружие», ставшее своего рода воплощением опыта многолетней войны. И это действительно здорово, что сирийцы оказались крепкими ребятами, не сдались, как некоторые «общечеловеки» и продолжают изобретать всяческие чудеса военной техники.

Которые, между прочим, могут пойти на пользу не только им одним. Опыт сирийской войны, особенно такой опыт, про который можно сказать, что голь на выдумки хитра, может оказаться бесценным кладезем военно-полевой премудрости для тех, кого чаша сия пока миновала.

Сирийский вариант БМП-1

Вы только взгляните на этот, кажущийся, на первый взгляд, совершенно несуразным, «творческий продукт» на базе старой доброй советской БМП-1.

Я всё-таки служил в пехоте, причём именно на этих машинах. И неплохо помню все их достоинства и недостатки. Последние были настолько фатальными, что после применения БМП-1 в Афганистане наши бойцы стали расшифровывать эту аббревиатуру не иначе как «Боевая могила пехоты».

В кормовой части БМП-1, как известно, находится место для десанта. То есть целое мотострелковое отделение, в составе девяти человек, сидит в этой консервной банке, ожидая своей, чаще всего незавидной участи. Причём никакой боевой ценности это живая сила в таком положении не представляет, поскольку вести полноценный бой через узенькие бойницы БМП крайне затруднительно.

И это притом, что алюминиевый корпус машины вообще не был предназначен для борьбы с минами. В результате, любой фугас, на который могла наехать гусеница, становился смертным приговором всем 12 обитателям этой коробки (включая экипаж).

Народ военный, конечно, быстро сообразил, что к чему. И пересел из десантного отделения прямо на броню бээмпэшки. Благодаря этому «манёвру», создавалась некая «подушка безопасности», когда корпус самой машины, в случае её подрыва, прикрывал тела сидящих на ней верхом бойцов.

Однако это вынужденное решение было едва ли не более кровавым. Представьте себе - масса абсолютно никак и ничем не защищенных бойцов восседает на крышах своих бронемашин и является в этом качестве идеальной мишенью для любого притаившегося в засаде вражеского пулемётчика.

В общем, получилось - что в лоб, что по лбу.

Вот почему мне и пришла в голову мысль о гениальности продиктованного самой жизнью (и, увы, смертью!) решения проблемы, когда я увидел сирийский вариант преобразования советской БМП-1.

Во-первых. В ней сохранена идея той самой «подушки безопасности», в виде корпуса самой машины, которая исключает летальные последствия для десанта, находящегося внутри. Его там просто нет.

Во-вторых. Нахождение личного состава вне корпуса - наверху БМП, в этом сирийском варианте, уже не равнозначно открытому позированию под огнём противника. Люди в этом случае защищены достаточно объёмной надстройкой, оснащённой, как минимум, противопульной и противоосколочной бронёй.

В-третьих. Фактически это надстроенное на БМП «боевое отделение» открывает весьма широкие возможности для его использования. Это может быть и просто относительно защищённое пространство для перевозки той же пехоты. И место для установки крупнокалиберного стрелкового вооружения, сектор обстрела и, следовательно, боевая эффективность которого будет несравнимо выше практически слепого огня из штатных десантных бойниц БПМ-1.

Кроме того, это боевое отделение может быть укомплектовано по многоцелевому принципу. И использоваться попеременно, как мобильная миномётная платформа, как носитель самых современных установок противотанковых ракет, которые невозможно использовать непосредственно с БМП-1, оснащённого древней ПТУР «Малютка», или как место для установки малой артиллерии - чего-нибудь вроде многоствольной авиационной пушки, создающей буквально стену огня и сметающей на своём пути всё живое.

При этом бывшее десантное отделение становится местом для складирования сменных комплектов вооружения и боеприпасов к нему.

В-четвёртых. И, пожалуй, в главных.

Такая конструкция это, прежде всего, продукт реальной войны, ведущейся в самых неблагоприятных, тяжёлых условиях. Её основным достоинством является максимальная дешевизна и простота изготовления.

Что позволяет обходиться без сложной и весьма уязвимой в военное время промышленной и технологической базы, налаживая выпуск подобных изделий практически в любом достаточно просторном сарае прямо в прифронтовой полосе, или что там будет вместо неё.

Какая война нам предстоит

А теперь задайте себе простой вопрос. Есть ли у нас с вами гарантия, что будущая война, которая, весьма возможно, предстоит нам самим, обязательно будет похожа на ядерный «бадабум», при котором надо только кнопки нажимать, да и то недолго? И потому можно не «заморачиваться» созданием такого рода боевых систем? А если допустить варианты? Или придётся воевать в таких же тяжёлых условиях тотальной разрухи, как теперь воюют сирийцы? Воевать в ситуации, когда основные промышленные объекты, способные выпускать сверхсложное современное вооружение будут уничтожены ракетно-бомбовыми ударами, а необходимые для этого производственные цепочки будут непоправимо нарушены? Ведь бутерброд, как известно, всегда падает маслом вниз. Тогда как? Сдаваться на милость неприятелю? Или всё-таки использовать любую возможность и самые простые технологии, которые могут дать реальный эффект в бою? По принципу - «Не до жиру, быть бы живу!»

Кстати говоря, всё вышесказанное имеет отношение не только к отдельно взятой боевой машине - БМП-1. Ровно те же самые закономерности касаются и других видов бронетехники, адаптация которой к условиям реальной войны продемонстрирована на сирийском опыте с исчерпывающей наглядностью.

Чего стоят одни только советские танки Т-62, для защиты которых от противотанковых ракет сирийцы стали применять даже бетонные блоки! И это работает!

Не менее актуальной в условиях такой хаотической войны становится и тема легкомоторной штурмовой авиации, не нуждающейся ни в бетонных аэродромах, ни в сверхсложных авиастроительных комплексах. Пилоты современных тяжёлых штурмовых самолётов рассказывали мне, что в боевой обстановке заложенная в их конструкцию универсальность выполняемых задач, ведущая к увеличению веса и количества самого разнообразного вооружения, чаще всего бывает избыточной.

А лёгкого самолёта, способного выполнить, причём куда лучше тихоходного вертолёта или полуслепого беспилотника, точечную штурмовку небольшой цели и который просто не жалко посылать против отдельно взятого «джихад-мобиля», до сих пор нет.

От редакции. В даном случае мнение автора отлично от мнения редакции. Такой самолёт есть - это Як-130, лёгкий штурмовик, который является самодостаточной боевой единицей. Россия также представила в последнее время несколько интересных вариантов БПЛА, уже идущих в серию - «Альтиус.У», «Охотник» и барражирующий боеприпас «Ланцет».

Сирийцы, защищающие свою родину любыми доступными и простыми средствами, «харчами» не перебирают. И слава Богу, что они это делают. И учесть этот драгоценный опыт, дарованный реальной, а не выдуманной войной, не зазорно никому. В том числе и нам.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама