В других СМИ
Загрузка...
Генерал армии Анатолиий Куликов.

Генерал армии Анатолий Куликов: «Война в Чечне явилась результатом целого ряда ошибок тогдашних политических руководителей России»

Событиям, произошедшим на территории Чеченской Республики зимой 1994-1995 годов, в эти дни исполняется четверть века. Кто-то приурочивает их к взятию федеральными войсками города Грозного, кто-то называет официальной датой начала первой Чеченской войны. Фактически же это стало точкой отсчёта выхода России из той ситуации, которая в случае её неразрешения, имела бы сегодня непредсказуемые последствия. Как начиналась война, какие просчёты допустило политическое и военное руководство страны и к чему это могло привести, как героизм российских солдат и офицеров спас ситуацию, еженедельнику «Звезда» рассказал президент Клуба военачальников РФ генерал армии Анатолий Куликов, с января по июль 1995 года командовавший Объединённой группировкой федеральных войск в Чеченской Республике
13 января 2020, 06:02
Реклама
Генерал армии Анатолий Куликов: «Война в Чечне явилась результатом целого ряда ошибок тогдашних политических руководителей России»
© kvrf.milportal.ru
Генерал армии Анатолиий Куликов.

«Конфликт-то был внутренним, но достиг такого накала, что стал угрожать целостности всей страны»

- Анатолий Сергеевич, почему вообще такое стало возможным, что ситуацию в одной малюсенькой, по масштабам страны, республике пришлось «разруливать» в течении многих лет с использованием большой военной силы?

- Это случилось не в одночасье, а благодаря всем предшествующим процессам, которые происходили в нашей стране в конце 1980-х начале 1990-х годов, и явилось результатом целого ряда ошибок тогдашних политических руководителей. Всему этому уже неоднократно и на самых различных уровнях давалась оценка, и мне сегодня не хотелось бы повторяться. Лишь на одном моменте, который известен далеко не многим, но который имел самое непосредственное отношение к тяжёлым событиям в Чечне, я бы хотел остановиться.

Если бы на действующего в то время генерал-майора Джохара Дудаева после его письменного обращения к министру обороны СССР обратили более пристальное внимание и сделали соответствующие выводы, вполне возможно, что генерал не въехал бы на «щите» в свою родную республику и не стал бы там первым лицом, посеявшим впоследствии всю смуту.

Благодатная почва для этого была подготовлена первым национальным чеченским съездом, который в ноябре 1990 года принял решение об образовании независимого чеченского государства. Так вот Дудаев, будучи ещё на военной службе и являясь командиром авиадивизии тяжёлых бомбардировщиков, на полном серьёзе просил маршала Д.Т. Язова сформировать чеченские вооружённые силы и выделить им технику и оружие. Министр обороны попросту отмахнулся: «Вы же - советский генерал, вы что, не понимаете?..» И маршала тоже можно понять. В условиях плюрализма, консенсуса и прочей вседозволенности, которые правили в стране в то время, по-другому просто было нельзя.

- А почему было принято решение привлечь к контртеррористической операции регулярные подразделения Вооружённых сил, чьё предназначение - защищать страну от внешнего противника? Ведь конфликт в Чечне было сугубо внутренним делом…

- Конфликт-то был внутренним, но достиг такого накала, что стал угрожать целостности всей страны. Начиная с 1991 года, вся деятельность властей Ичкерии (так Чеченская Республики стала именоваться при дудаевском режиме. - прим. ред) была направлена на отторжение этой территории от Российской Федерации. Сформированные незаконные вооружённые формирования представляли собой хорошо организованную силу и готовились для вторжения в соседние республики для разрешения территориальных споров и вооружённого шантажа. Фактически были созданы предпосылки, когда «чеченский пожар» мог перекинуться на весь Северный Кавказ. Если бы это произошло, мы бы, наверное, до сих пор его тушили. И все беды, которые переживает Сирия и весь сирийский народ последние годы от группировок международного терроризма, стали бы российской проблемой ещё 25 лет назад.

Что касается военной составляющей, здесь всё объясняется сухими цифрами. В Чечне, фактически, была собрана настоящая армия - умело отмобилизованная и отлично вооружённая - численностью не менее 30 тысяч человек. Учитывая же уровень пропаганды в республике, где буквально насаждалась мысль о попытке задушить молодую чеченскую демократию российскими солдатами. Их выставляли захватчиками, которые придут повторить 1944 год (депортация чеченцев и ингушей с территории Чечено-Ингушской АССР и прилегающих к ней районов в Казахстан и Киргизию в период с 23 февраля по 9 марта 1944 года. В её ходе по разным оценкам было выселено от 500 до 650 тысяч чеченцев и ингушей. - Ред.). Это могло привести к тому, что численность новой чеченской армии за счёт ополченцев вполне могла вырасти и до 100 тысяч. Очень важен и тот факт, что армейского оружия и техники в ЧР скопилось столько, что в случае войны, его хватило бы для оснащения нескольких полнокровных дивизий.

Из книги А.С. Куликова «Тяжёлые звёзды»:

«По оценкам экспертов, в руках чеченских сепаратистов находились 2 пусковые установки тактических ракет «Луна», 51 боевой и учебные самолёты, 10 зенитных ракетных комплексов «Стрела-1», 23 зенитные установки различных типов, 7 переносных зенитно-ракетных комплексов «Игла», 108 единиц бронетанковой техники, включая 42 танка, 153 единицы артиллерии и миномётов, включая 18 реактивных систем залпового огня БМ-21 «Град», 590 единиц современных противотанковых средств, около 60 тысяч единиц стрелкового оружия, не менее 740 противотанковых управляемых ракет, около тысячи реактивных снарядов для «Града», 24 тысячи снарядов для гаубиц Д-30, около 200 тысяч ручных гранат, 13 миллионов патронов для стрелкового оружия, большое количество запчастей и комплектующих для вооружения и военной техники».    

Без «старшего брата», коим всегда для нас являлись и являются Вооружённые силы, даже всем подразделениям МВД вместе взятым с лёгким стрелковым вооружением, резиновыми палками и щитами, решить чеченский вопрос было бы не под силу. И ни один учебник по военной науке, рассказывающий о недопустимости задействования армии для разрешения внутренних конфликтов при столь мощном вооружении конфликтующей стороны, не даёт разъяснения, как действовать в подобной ситуации.

«До ввода войск в республику планов по освобождению Грозного ни руководство Минобороны, ни командование Объединённой группировки федеральных войск не разрабатывало»

- Наверняка, не вам одному довольно скоро после начала военных действий стало понятно, что силами одного парашютно-десантного полка, как обещал тогдашний глава военного ведомства Павел Грачёв, город Грозный за два часа взять невозможно. Отважился ли кто-то из генералов сказать об этом министру обороны накануне наступления, или это всё равно бы ничего не изменило?

- Павел Сергеевич и сам прекрасно об этом знал. Он лишь образно выразился, не совсем, может быть, удачно. Но спустя несколько лет, он сам дал обоснование тем своим словам. Никто, разумеется, ни накануне наступления, ни после не говорил ему об этом. Однако, совсем не потому, что кто-то чего-то боялся, всё было и так понятно…

- Но, по мнению многих, именно это обещание военного министра и явилось своеобразным спусковым крючком, после которого президент Ельцин принял окончательное решение о начале военной операции по восстановлению конституционного порядка в Чечне?  

- Так мыслили те, кто был далёк от знания реального положения дел в республике. Что же касается высшего командного состава и Внутренних войск, и МВД, мы, наоборот, с тех самых пор, когда в Чечне начался настоящий беспредел по отношению к русским людям, ко всем существующим законодательным нормам и правилам, пытались донести до администрации Президента России не только нашу обеспокоенность происходящим, но и необходимость федерального военного вмешательства во все эти дела.

Из книги А.С. Куликова «Тяжёлые звёзды»:

«Если в Ростовской области с населением в 4,5 миллиона из каждых 100 тысяч человек погибают насильственной смертью в среднем 11 человек в год, то в Чечне, где в 1993 году проживало около 700 тысяч человек, из каждых 100 тысяч погибали от рук преступников уже 290 человек. […] Каждую неделю почти 40 человек находили свою смерть от бандитов без всякой надежды не только на справедливое возмездие, но даже на простое сочувствие. […] Официальные структуры Ичкерии начинали что-то предпринимать, если речь шла о преступлениях против этнических чеченцев, но почти всегда оставались безучастными, если пострадавшими были не мусульмане…»

Мы свято верили в боевую мощь Вооружённых сил, и у меня не было сомнений, что основная военная фаза операции продлится не очень долго. Первоначальный её замысел предполагал, что уже через две недели с момента прихода в Чечню воинских подразделений Северо-Кавказского военного округа (СКВО) произойдёт стабилизация обстановки. После чего начнёт происходить передача участков ответственности от Вооружённых сил - Внутренним войскам МВД.

Мы понимали, что основная тяжесть прорыва укреплений и узлов обороны дудаевских сил ляжет на армейские части и соединения, имеющие самолёты, танки, артиллерию, ракетное вооружение. Но только они могли стать лидерами наступления и задать темп движения всем остальным участникам операции…

«Если бы мы выдвинулись в 5 утра, то смогли бы полностью заблокировать Грозный»

- А что же тогда пошло не так? Ведь, и штурм Грозного поначалу не удался, и были большие потери как в живой силе, так и в технике? И вместо двух недель вся эта история затянулась почти на два года.

- Вы же знаете, что дьявол кроется в мелочах. Именно из-за такой мелочи, к примеру, было сорвано наступление федеральных войск, назначенное на 11 декабря 1994 года. Вместо того, чтобы выдвинуться в пять утра и полностью заблокировать Грозный, как это было спланировано накануне, начало движения командующим СКВО генерал-полковником Алексеем Митюхиным было передвинуто на 8 часов утра. Почему и как он смог убедить в этом министра Грачева - разбираться сегодня смысла нет. Но вместо того, чтобы в воскресное утро колоннам тяжёлой бронетехники беспрепятственно пронестись по заспанным улицам северо-кавказских городов и станиц, они уперлись в пробку из «Жигулей», «Нив» и «Газелей», на которых местные жители привезли свой товар к открытию многолюдных базаров.

И я лично с вертолёта наблюдал, как небольшая кучка людей, в основном из женщин и пожилых мужчин, выйдя на дорогу, либо разворачивала целые колонны БТР и БМП, либо заставляла их съезжать на бездорожье. В результате, эффект внезапности был утерян. И те две недели, которые планировались на завершение всей военной фазы операции, ушли на то, чтобы подойти к окраинам Грозного, где нашим колоннам была подготовлена очень «тёплая» встреча.

До ввода войск в республику планов по освобождению столицы ЧР от боевиков ни руководство Минобороны, ни командование Объединённой группировки федеральных войск не разрабатывало. Но первые же бои на подступах к городу перечеркнули все первоначальные замыслы, и взятие Грозного стало задачей номер один. И тут возникла вторая непредвиденная «мелочь». Взять город, где в каждом здании на пути следования федеральных войск их поджидала засада хорошо вооружённых озлобленных боевиков, оказалось не таким простым делом, как это представлялось всего две-три недели тому назад.

И первая же попытка штурма Грозного 31 декабря, когда почти вся 131-я отдельная мотострелковая бригада из Майкопа во главе со своим командиром погибла, продемонстрировала весь трагизм ситуации. В тот же день все надежды на то, что Дудаев дрогнет и запросит мира, рассеялись окончательно. И нам невольно не раз пришлось вспомнить слова этого бывшего советского генерала, что Чечня в случае ввода войск обойдётся нам большей кровью, чем обошёлся Афганистан. Чем глубже мы увязали в боевых действиях, чем больше людей теряли, тем очевиднее становилось, что Дудаев не блефовал.

Сегодня, спустя 25 лет, я хочу поклониться в пояс всем нашим солдатам и офицерам, независимо от их званий и принадлежности к роду войск. Оказавшись в той мясорубке, когда многое поначалу было непонятно, когда они не до конца ещё представляли с каким, по жестокости и цинизму противником, имеют дело, парни не дрогнули. И буквально на своих плечах с большой кровью они вынесли весь груз тех проблем и бед, о которых подавляющее большинство россиян, беззаботно вступивших в новый 1995 год, даже не подозревало.

- Несмотря на все непредвиденные сложности, уже 19 января президентский дворец в центре Грозного был захвачен, и Ельцин выступил с заявлением, что «военный этап восстановления действия Конституции РФ в Чеченской Республике практически завершён».

- В самом Грозном это было воспринято с определённой долей скептицизма, потому что не соответствовало действительности. Ещё несколько часов тому назад шёл бой за этот самый дворец, ещё мы контролировали - это в лучшем случае - лишь четвёртую часть города и вдруг… Как всякое политическое заявление, оно было обращено в будущее и, по-видимому, должно было символизировать некую перемену курса, на котором полнота ответственности за всё происходящее в Чечне перекладывалась на плечи сотрудников и военнослужащих МВД.

Это заявление - сегодня я в этом абсолютно не сомневаюсь - было нужно лишь самому Ельцину и тем большим военным чиновникам, которые спланировав военную кампанию, не выходя из своих кабинетов, очень многое не продумали. И стремясь избежать наказания за очевидные ошибки и просчёты, допущенные в первые недели, они развернули борьбу за собственное выживание. В том числе это было сделано и путём громкого заявления, которое фактически уводило их в спасительную тень. Совсем не случайно некоторые армейские генералы, которым по рангу полагалось быть впереди на «лихом коне», посчитали, что лучше им остаться в этой самой тени.

Поэтому и вышло так, что Объединённой группировкой федеральных войск, которая в большей части состояла из армейских подразделений, было поручено командовать мне - представителю Министерства внутренних дел.  

Лишь к концу февраля, подтянув к Грозному и его окраинам дополнительные армейские силы, мы смогли овладеть городом. Ну а потом началась длительная, растянувшаяся на несколько лет операция, за восстановление конституционного порядка на территории всей Чечни…

«Террор стал источником надёжного заработка, а сама мятежная Чечня - большим базовым и тренировочным лагерем для сил международного терроризма»

- Анатолий Сергеевич, уже несколько последних лет братья-славяне из украинского руководства, ведущие гражданскую войну на юго-востоке своей страны, оправдывая свои действия, кивают на нашу чеченскую кампанию 25-летней давности. «Мол, вы тогда действовали точно также. Точно также вторглись и точно также, как и мы сегодня пытались покончить с терроризмом и подавить очаг сепаратизма силой оружия». Что бы вы сказали по этому поводу?         

- Это не более чем словесная шелуха, которой наши братья-славяне, затеявшие злодеяния на юго-востоке своей страны, хотят прикрыться. Если же они не знают, или не хотят знать, что представляла из себя Чечня 1990-х, могу им напомнить.

Бандитский режим, установившийся в республике, сделал невозможным проживание там русских людей, даже несмотря на то, что многие из них родились в Чечне. За ними была устроена настоящая охота, которую сами дудаевцы гордо называли национально-освободительным движением. Мало того, чеченские бандиты начали совершать набеги на сопредельные территории и захватывать заложников в обмен на денежный выкуп. После нескольких удачных попыток, они поставили это дело почти на поток.

Счёт полученных денег таким образом шёл на миллионы долларов, а схема нападения была чрезвычайно проста. Захватывался самолёт или автобус с пассажирами, после чего выдвигались финансовые и технические требования.

Бандитские группировки, парализовавшие нормальную экономическую жизнь республики, угрожали не только приграничным с Чечнёй районам, но и стране в целом, способствуя распространению по всей России производимых в республике наркотиков, фальшивых денег, оружия, взрывчатых веществ и боеприпасов. Террор становился источником надёжного заработка, а сама мятежная Чечня - большим базовым и тренировочным лагерем для сил международного терроризма, куда стали стекаться бандитские элементы из стран арабо-мусульманского мира. И это благодаря их непосредственному руководству была устроена целая серия террористических актов на территории Российской Федерации: захват больницы в Буденновске, взрыв многоквартирных жилых домов в Буйнакске, Москве, Волгодонске…

Я могу продолжать список чёрных дел ещё и ещё. Но думаю и этого вполне достаточно, чтобы спросить всех сомневающихся: разве что-то подобное наблюдалось, или может быть исходило с юго-востока Украины? И сам же отвечу: нет. Тем не менее киевские власти сначала устроили настоящий террор в отношении проживающих в Донецкой и Луганской областях, делая вид, что не замечают, как бандиты из «Правого сектора», батальона «Азов» и прочей шушеры грабят, насилуют и убивают мирных жителей. А после, назвав этих же жителей террористами и прикрываясь молчаливым согласием Запада, развязали там настоящую гражданскую войну.

Поэтому, ребята, не обманывайте хотя бы, себя. Всему миру давно понятно, что на самом деле происходит в районе Донецкой и Луганской областей и кто заваривает здесь «кашу». Уверен: чем быстрее всё это прекратится, тем быстрее Украина заживёт нормальной жизнью. Поэтому, когда в очередной раз вы будете кивать на наши чеченские события, посмотрите, в какую красоту превратилась Чечня сегодня. И помните: подобное возможно только в условиях мира и полного взаимопонимания с местными жителями.           

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама