В других СМИ
Загрузка...
Комдивы Победы
© Владимир Коробицын/zvezdaweekly.ru
75 лет Великой Победы!

Комдивы Победы

Для того чтобы эффективно управлять такой сложной и самостоятельной военной структурой как дивизия, офицер должен обладать высокими организаторскими способностями, хорошо знать особенности применения частей и подразделений всех родов войск и иметь твёрдый характер
27 февраля 2020, 06:11
Реклама
Комдивы Победы
© Владимир Коробицын/zvezdaweekly.ru
75 лет Великой Победы!

Первую книгу о советских командирах Второй мировой войны издали в 1944 году в фашистской Германии. Командование вермахта заинтересовали биографии комдивов, комкоров и командармов РККА, которые начали бить прежде непобедимые немецкие войска. Прочитав эту книжку для служебного пользования, рейхсминистр пропаганды Йозеф Геббельс записал в дневнике: «Они в среднем моложе наших генералов на 10-15 лет. Русские военачальники хорошо образованы, убеждённые большевики, их отличает личная храбрость... На их лицах печать добротной народной закваски. Похоже, генералы вермахта не могут конкурировать с этими людьми».

Генерал Пуганов: мужество отчаяния

22 июня, ровно в четыре часа, после первого залпа вражеской артиллерии командир 22-й танковой дивизии (ТД) Виктор Пуганов, не дожидаясь распоряжений сверху, самостоятельно объявил боевую тревогу и направил к Бугу для прикрытия границы дежурные танковые подразделения.

Дивизией он командовал три месяца, соединение только формировалось на базе 29-й танковой бригады. Недокомплект личного состава составлял 1.027 человек. Из 235 танков 95 процентов - устаревшие Т-26. Новых Т-34 и КВ в дивизии так и не дождались. Но даже в таких условиях комдив Пуганов вёл боевую подготовку по полной программе. Он знал, что нужно уметь на войне - в Гражданскую сражался на Северном Кавказе.

Местом постоянной дислокации 22-й ТД был южный городок на окраине Бреста в трёх километрах от госграницы. В первый же час войны дивизия потеряла значительную часть боевой техники. Танки и арторудия погребла под руинами разбомбленных хранилищ немецкая авиация, автомобили и цистерны, стоявшие на открытых площадках, были уничтожены артогнём.

Пуганов вывел всё, что смог, и части дивизии сразу же вступили в бой. Между Брестской крепостью и селом Кодень они смяли переправившиеся через реку немецкие части и отбросили их обратно за реку. Фашисты снова начали переправу, но все их десантные лодки были потоплены.

Танкисты Пуганова продолжали держаться на рубежах весь день 22 июня. А в 8 часов утра 23 июня 22-я ТД перешла в наступление. Меньше сотни танков - всё, что оставалось у Пуганова в наличии - отбросили немецкую пехоту на несколько километров, но вскоре части дивизии попали под сильный авиационный налёт, а затем под фланговый натиск немецких 3-й танковой и 31-й пехотной дивизий. Лёгким Т-26, имевшим 15-мм броню, было трудно бороться с немецкими танками Т-3 и Т-4, защищёнными лобовой броней в 30 мм. Наши боевые машины горели одна за другой. Избегая угрозы окружения, остатки советского соединения начали с боями отходить на Кобрин.

24 июня, прикрывая отступление нашей пехоты, последние танки 22-й танковой дивизии развернулись в боевой порядок и пошли в безнадёжную, но героическую атаку на танки немецкой 3-й танковой дивизии генерала Вальтера Моделя. За рычаги одного из немногих оставшихся Т-26 сел сам комдив Виктор Пуганов. Генерал-майор погиб, таранив в последнем своём бою вражеский танк.

Это было отчаянным поступком, но если бы страшным летом 1941-го так отчаянно сражались все...

...Могила генерала Пуганова в белорусском Кобрине - символическая. Немцы, за которыми в 1941-м осталось поле боя, не выгребали из сгоревших боевых машин останки погибших русских танкистов. Им хватило возни со своими трупами.

Цитата

«…В те дни я ничего не мог писать, пока не коснулся точки опоры - встретил часть, которая не отступала, а дралась. Тут я впервые увидел, что фашистов действительно бьют. Я увидел - есть люди, которые остановят врага».

Константин Симонов. «Разные дни войны. Дневник писателя. 1941 год»

Полковник Крейзер: «кошки-мышки» с Гудерианом

Первым из командиров дивизий Героем Советского Союза в Великую Отечественную войну стал полковник Яков Крейзер. Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении ему геройского звания появился через месяц после начала войны.

После форсированного марша своим ходом из Подмосковья в Белоруссию 1-я Московская мотострелковая дивизия (МСД) с ходу вступила в бой. Части соединения оседлали стратегическую автодорогу Минск - Москва, а затем неожиданным контрударом под Борисовом задержали продвижение танкового корпуса генерала Гейнца Гудериана на двое суток. Вслед за этим дивизия Крейзера выбила фашистов из города Толочина, захватив 800 пленных, 350 автомобилей и боевое знамя немецкой танковой части.

Натиск вражеской танковой армады 1-я МСД удерживала ещё десять дней. Быстро, в ходе непрерывных боёв, изучив тактику немцев, советский комдив противопоставил ей свою.

Танки Гудериана наступали исключительно по дорогам и противник не проявлял боевой активности по ночам. Поэтому полковник Крейзер приказал своим бойцам еженощно менять позиции, и каждое утро для немцев начиналось с неприятностей. Губительный огонь по их наступающим подразделениям вёлся с неожиданных направлений. Эта игра в «кошки-мышки» обернулась для 18-й танковой дивизии вермахта потерей более половины своих танков.

Назначенный в 1941-м командармом Герой Советского Союза генерал Яков Крейзер сражался под Тулой, освобождал Донбасс, прорывал оборону немцев на Перекопском перешейке, с победой входил в Симферополь, Севастополь, Шяуляй и Елгаву.

Непокорённые

Командовавший 48-й отдельной кавалерийской дивизией генерал-майор Дмитрий Аверкин после разгрома нашей 51-й армии в Крыму продолжил сражаться с врагом на временно оккупированной территории, возглавив партизанский отряд. Генерал погиб 10 декабря 1941 года в бою с карателями.

Получивший тяжёлую контузию комдив 10-й танковой дивизии Юго-Западного фронта генерал-майор Сергей Огурцов был пленён немцами в августе 1941 года. В апреле 1942-го он бежал из плена и воевал в партизанском отряде. Погиб в бою в октябре 1942 года.

Командир 14-й гвардейской стрелковой дивизии Герой Советского Союза генерал-майор Иван Шепетов раненым попал в плен в 1942 году во время неудачной для советских войск Харьковской операции. Предложение немцев о сотрудничестве отверг. За ведение антифашистской агитации его неоднократно помещали в карцер, переводили в концлагеря со всё более строгим режимом. В мае 1943-го генерал Шепетов был расстрелян за попытку побега из лагеря Флоссенбюрг.

Генерал Панфилов: «Нужно, чтобы ты остался живым»

Сформированная из резервистов в Казахстане и Киргизии 316-я стрелковая дивизия (СД) встала на рубежах у Волоколамска 15 октября 1941 года. Комдив, генерал-майор Иван Панфилов, был старым, испытанным в боях воином. На Первой мировой он дослужился от рядового стрелка до фельдфебеля. В Гражданскую командовал отрядом конной разведки в дивизии Василия Чапаева, затем рубил поляков под Львовом и громил банды на Украине, долгие годы воевал с басмачами на Памире. Войну с немцами встретил военным комиссаром Киргизской ССР.

Не раз смотревший смерти в лицо и прошедший все ступеньки армейской карьерной лестницы, Панфилов выше всего ценил жизнь своих бойцов. В истории остались его слова, сказанные осенью 1941-го молоденькому солдату: «Мне не нужно, чтобы ты погиб, нужно, чтобы ты остался живым». Поэтому каждый день без боёв комдив требовал использовать для интенсивного обучения личного состава.

На Москву, на панфиловскую дивизию наступал немецкий 5-й армейский корпус. Красиво взявшие в 1940-м Бельгию и Францию, отличившиеся в летних боях 1941-го в Белоруссии, солдаты генерала Рихарда Руоффа под Волоколамском упёрлись в оборонительную линию панфиловцев. Несмотря на тройное превосходство в личном составе и боевой технике, прорвать хорошо продуманную и умело организованную комдивом Панфиловым систему противотанковой обороны, фашисты не смогли. Все танкоопасные направления были прикрыты артиллерией и подвижными отрядами заграждения, а местность грамотно оборудована в инженерном отношении.

Скупой на похвалу командующий Западным фронтом Георгий Жуков докладывал в Ставку Верховного Главнокомандования: «При самых трудных условиях боевой обстановки т. Панфилов всегда сохранял руководство и управление частями. В беспрерывных месячных боях на подступах к Москве части дивизии не только удержали свои позиции, но и стремительными контратаками разгромили 2-ю танковую, 29-ю моторизованную, 11-ю и 110-ю пехотные дивизии, уничтожив 9.000 вражеских солдат и офицеров, более 80 танков, много орудий, миномётов и другого оружия».

316-ю дивизию за проявленный её бойцами в битве за Москву массовый героизм переименовали в 8-ю гвардейскую. А звание Героя Советского Союза гвардии генерал-майору Панфилову было присвоено посмертно. Иван Васильевич погиб 18 ноября 1941 года у окраины деревни Гусенёво Волоколамского района Московской области: осколок немецкой миномётной мины вошёл прямо в висок.

Слово «панфиловцы» стало у нас синонимом мужества и стойкости. На Великой Отечественной войне 8-я гвардейская стрелковая дивизия прошла боевой путь от Москвы до Курляндии. Среди знамён, реявших на Параде Победы в Москве в 1945 году, находилось и Боевое знамя панфиловской дивизии.

Цифра

129 командиров стрелковых, танковых, кавалерийских и авиационных дивизий РККА не вернулись с фронтов Великой Отечественной войны

Генерал Родимцев: «За Волгой для меня земли нет!»

В Волгограде на берегу великой реки есть надпись на бетонных плитах: «Здесь сражались насмерть гвардейцы Родимцева». Они, действительно, стали на Волге насмерть. Гордая Франция была завоевана немцами за 38 дней, кичливую Польшу они покорили за 28, а в Сталинграде за полтора месяца не смогли пробиться сквозь оборону бойцов 13-й гвардейской стрелковой дивизии с одной стороны улицы на другую и взять несколько домов. А потом фашистов погнали!

Дивизией командовал генерал, получивший звание Героя Советского Союза ещё старшим лейтенантом. В Испании советский советник «камарада Павлито» заменил в бою убитого пулемётчика, и, уложив атакующую цепь фашистов, не позволил им прорваться в тыл частей республиканской армии.

В 1941-м десантники 5-й воздушно-десантной бригады полковника Александра Родимцева при обороне Киева совершили практически невозможное. Вот что писал об этом поэт Евгений Долматовский, в годы войны - военный корреспондент: «20 дней августа сорок первого года авиадесантный корпус, в который входила бригада Родимцева, вёл ожесточённые бои, то и дело переходившие в рукопашные схватки. Десантники продвигались за сутки метров на 800. Но они шли на запад. Шли на запад в августе 1941 года! Кто участвовал в Отечественной войне, никогда не забудет этот трагический месяц, поймёт, что значило для той поры - идти на запад».

Сформированная на базе 3-го воздушно-десантного корпуса, 13-я дивизия Родимцева стала в Сталинграде легендарной. Маршал Советского Союза Георгий Жуков писал: «13, 14, 15 сентября 1942 года для сталинградцев были тяжёлыми, слишком тяжёлыми днями. Перелом в эти, как временами казалось, последние часы был создан 13-й гвардейской дивизией А.И. Родимцева. Её удар был совершенно неожиданным для врага».

Гвардейцы переправились через Волгу под ураганным огнём противника и сразу вступили в бой. Небывалый в военной истории факт: штаб Родимцева находился всего в 200-х метрах от передовой - один бросок в атаку для немцев. Но враг так и не прошёл эти две сотни залитых кровью метров.

Герой обороны Сталинграда Маршал Советского Союза Василий Чуйков дал такую характеристику комдиву 13-й гвардейской: «Родимцев был обыкновенный, как все, и чуточку необыкновенный. Добрый к друзьям, но непримиримый к врагам своего народа. Как все русские люди. Бесхитростный и смекалистый, вокруг пальца не обведёшь. Простодушный, сердечный, кремень, хоть огонь высекай. Покладистый и гордый, обидишь зря - не простит. Это был самородок народный! И не удивительно, что многогранье таланта комдива засверкало в окружении таких же стойких, волевых, непреклонных ратников, как и он сам. Ведь правильно говорят, что в Сталинграде негероев не было».

Солдаты дали своему командиру дивизии оценку менее витиеватую, короткую: «генерал-отвага».

Классика

Каждый день, каждый час

Крепнет мужество в нас,

В бой идут молодцы-пехотинцы…

С чёрной свастикой гад

Не вернётся назад,

Получив из винтовки гостинцы.

Пусть дорога трудна,

Да на то и война,

Пусть огонь миномётов неистов,

Мы в пылу боевом,

Через смерть перейдём,

Разобьём ненавистных фашистов.

Мы с отвагой дружны,

Потому и сильны.

Мы железною спайкой гордимся.

Нас ведёт за собой

Командир и герой

Наш товарищ, полковник Родимцев.

Евгений Долматовский. «Боевая песня». Юго-Западный фронт. Август 1941 года

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама