В других СМИ
Загрузка...
Китай и Индия стягивают войска и артиллерию к спорной территории на границе.

Ловушка для индийского слона и китайского дракона

Китай разместил возле спорной границы с Индией 5.000 солдат и бронетехнику, Индия стягивает войска и артиллерию к спорной границе с Китаем. Этой ситуацией решили воспользоваться США
10 июня 2020, 12:57
Реклама
Ловушка для индийского слона и китайского дракона
© chinamil.com.cn
Китай и Индия стягивают войска и артиллерию к спорной территории на границе.

«Хинди Чини Бхай Бхай» («Индиец и китаец - братья»). Этот лозунг, сопровождавший буквально каждое индийско-китайское мероприятие в середине 1950-х годов, просуществовал недолго. Уже в 1962 году разгорелась китайско-индийская пограничная война. И с тех пор вооружённые конфликты между двумя странами вспыхивают практически регулярно, каждый раз внося свою порцию враждебности в китайско-индийские отношения. Вот и в эти дни на высокогорной границе Китая и Индии возникла напряжённость, которая могла перерасти в вооружённое насилие.

Кулачные бои на границе

По сообщениям информагентств, в начале мая в районе высокогорного озера Пангонг Цо в горной области Ладакх китайские и индийские военнослужащие вступили в рукопашную схватку друг с другом. В противостоянии, в котором участвовали от 150 до 250 военнослужащих и в котором оружие не применялось, а использовались только камни, получили ранение четыре индийских и семь китайских солдат. После конфликта военнослужащих с обеих сторон развели. Однако затем Китай перебросил в этот район 5.000 солдат и бронетехнику, Индия тоже направила туда войска и артиллерию, а средства массовой информации двух стран начали усиленно источать угрозы в адрес противоположной стороны.

Это уже не первые столкновения между индийскими и китайскими военными в этом районе. В сентябре 2019 года здесь военнослужащие двух стран около суток стояли друг напротив друга цепью, готовые в любой момент вступить в схватку. Её удалось предотвратить, после чего Дели и Пекин сообщили о намерении избегать подобных инцидентов. Но не прошло и года, как ситуация повторилась.

Да и в эти дни обе страны предпринимают усилия, чтобы снизить уровень напряжённости и избежать подобных столкновений. В мае стороны провели на эту тему несколько переговоров по линии министерств иностранных дел. А 6 июня уже представители командования вооружёнными силами Индии и Китая прибыли в зону эскалации и провели дистанционные переговоры. В их ходе была обсуждена ситуация на линии фактического контроля в Ладакхе и достигнута договорённость разрешить конфликт мирным путём.

Тем не менее остаётся вопрос, насколько действенны будут эти договорённости. Дело в том, что причинами перманентного обострения китайско-индийских отношений являются территориальные споры, которые возникли ещё тогда, когда Индия была британской колонией. С приобретением ею независимости территориальные претензии сторон друг к другу только усугубились.  Речь идёт о трёх пограничных участках - Аксайчин, Аруначал-Прадеш, Сикким.

Аксайчин (дословно переводится с уйгурского языка как «Белый овраг Чин») представляет собой обширную высокогорную соляную пустыню, расположенную на высоте до 5.000 м на границе Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР, Пакистана и Индии. С 1962 года, когда китайские войска заняли Аксайчин, эта территория находится под контролем КНР. Несмотря на то, что эта область почти непригодна для жизни и имеет небольшие природные ресурсы, она является стратегически важной для Китая. И прежде всего тем, что проложенное по ней шоссе связывает Китай с Пакистаном. Индия же не признаёт принадлежность района Аксайчин Китаю и стремится возвратить его под свой суверенитет, включая этот регион в союзную территорию Ладакх.

В свою очередь Китай требует, чтобы Индия передала ему Аруначал-Прадеш. Этот штат, название которого переводится с санскрита как «Земля залитых светом гор», расположен на северо-востоке Индии и граничит с Бутаном на западе, Мьянмой на востоке и Китаем на севере. В нём проживает около 1,4 млн человек. В ходе войны 1962 года китайские войска также заняли этот штат, но под давлением США и ООН вынуждены были покинуть его. Тем не менее Китай продолжает оспаривать принадлежность Аруначал-Прадеша.

И ещё один спорный район - Сикким. Вплоть до 2003 года Пекин не признавал его индийским штатом, и на китайских картах он обозначался как отдельное государство. Однако с 2003 года этот вопрос считается китайской стороной «оставленным историей вопросом», который подлежит окончательному разрешению в будущем «по мере улучшения и развития китайско-индийских отношений». В качестве ответного шага на фактическое признание Китаем индийского суверенитета над Сиккимом Индия признала Тибет составной частью КНР.

Плывущие в одной лодке в разном направлении

Следует отметить, что наличие территориальных проблем всё же не мешало двум странам успешно сотрудничать друг с другом. Например, товарооборот между Китаем и Индией достиг почти 100 млрд долларов и постоянно увеличивается из-за быстро растущего населения Индии и одновременно повышения покупательской способности индийцев. По большинству мировых проблем Китай и Индия выступают практически единым фронтом. Они имеют общее видение многополярного мироустройства, выступают за открытость рынков и поддерживают развитие и распространение технологий. Их позиции совпадают и по вопросам борьбы с климатическими изменениями, обеспечения энергетической безопасности, ряду других глобальных проблем. Китай и Индия активно взаимодействуют в рамках ШОС и БРИКС, что способствует развитию усилий этих организаций в их противостоянии общим мировым вызовам.

Характеризуя отношения двух стран, посол КНР в Дели Сунь Вэйдун заявил: «Китай и Индия являются партнёрами, плывущими в одной лодке, и могут совместными усилиями выиграть битву с коронавирусом. Столкнувшись со вспышками пандемии COVID-19 по всему миру, Китай и Индия стоят бок о бок и помогают друг другу, что подчёркивает важность их взаимодействия во имя всего человечества».

То есть, казалось бы, впору подчеркнуть, образно говоря, что индийский слон и китайский дракон могут жить в дружбе. Однако нельзя не видеть, что стремительное развитие Китая и Индии ведёт к росту их претензий на роль региональных лидеров в Азии. А это в свою очередь подталкивает обе страны к наращиванию своего присутствия прежде всего в соседних государствах, вынуждает их вступать в прямую конкуренцию в Центральной и Юго-Восточной Азии, порождает попытки нейтрализовать влияние другой стороны на ситуацию в регионе.

Другими словами, происходит сталкивание интересов двух стран, что не может не вызывать у них недоверие друг к другу. Тем более что региональные претензии и Китай, и Индия подкрепляют своей военной активностью. Так Индию давно беспокоит то, что Китай буквально окружает её своими базами. В Дели отмечают, что китайцы построили в Пакистане глубоководный порт Гвадар, в Мьянме установили системы оповещения, а на Шри-Ланке начали строительство порта в Хамбантоте. С тревогой в Дели наблюдают и за тем, как Пекин усиливает своё влияние в Индийском океане.

Кстати, столкновения между китайскими и индийскими военнослужащими, которые произошли 5 и 6 мая и которые вызвали нынешнюю напряжённость в отношениях двух стран, разгорелись недалеко от высокогорной авиабазы НОАК. Появившиеся в СМИ спутниковые снимки показывают, что на ней ведётся масштабное строительство, явно направленное на увеличение численности размещённых здесь вертолётов и боевых самолётов. В частности, на одном из снимков видны четыре самолёта, предположительно являющимися истребителями J-11 или J-16 ВВС КНР. Эксперты утверждают, что расположение этой авиабазы позволяет Китаю держать под контролем значительную часть севера Индии.

Со своей стороны Китай внимательно следит за ростом военного потенциала Индии. При этом его беспокойство вызывает военное сотрудничество Индии с теми странами, которые стремятся создать геополитический противовес Поднебесной. И одной из таких стран являются Соединённые Штаты, которые объявили Индию «основным партнёром по обороне». Это уникальный статус в практике внешней политики безопасности США, но они готовы присвоить его любой стране, которая хотя бы как-нибудь будет содействовать им в противостоянии Китаю.

Заокеанские ловушки на тропе войны

Конечно же, в Дели хорошо помнят американскую враждебность в годы холодной войны, а также санкции, с помощью которых Вашингтон не раз пытался ограничить развитие вооружённых сил Индии, а значит и её стратегическую самостоятельность. Тем не менее в объявленной Индией многовекторной внешней политике важное место занимают и США. Особенно это заметно в развитии военных связей с Америкой. Например, в 2016 году Дели и Вашингтон подписали соглашение по военной логистике. Оно является версией аналогичных договорённостей, которые есть у США с союзниками по НАТО. Соглашение позволяет Индии и США ввести удобную платёжную систему, чтобы использовать военные базы друг друга для технической поддержки, обслуживания, дозаправки и других действий. США также готовы развивать военную торговлю и обмен военными технологиями с Индией. С 2008 года они уже продали Индии военных товаров на 16 млрд долларов.

Тем временем в возникшей ныне напряжённости между Индией и Китаем США стали на сторону Дели. Так госсекретарь Майк Помпео заявил, что США стали свидетелями того, как «растущие силы Китая продвинулись к северу от Индии на линии фактического контроля на индийской границе». А министр обороны США Марк Эспер во время телефонного разговора с его индийским коллегой Раджнатхом Сингхом выразил свою твёрдую поддержку лидерству Индии в Индийско-Тихоокеанском регионе.

Интересно также, что в эти же дни в Конгресс США поступил законопроект H.R.6948, который предоставляет американскому президенту право признать независимость Тибетского автономного района от КНР.

Нельзя не заметить, что, подталкивая Индию к наращиванию военного потенциала, участию в существующих и создаваемых американцами новых альянсах в регионе, которые имеют явную антикитайскую направленность, США тем самым провоцируют Пекин на ответные меры. В конечном счёте это должно, как надеются в США, завлечь Китай и Индию в ловушку большой войны. И об этих планах открыто говорится в американских СМИ. Например, ещё в 2017 году «Форин полиси» поместила статью «Кто победит в великой китайско-индийской морской войне 2020 года?». В ней со ссылкой на мнение представителей Пентагона идёт речь о том, что пока две сухопутные армии смотрят друг на друга на неудобном для современной войны высокогорном театре военных действий в Гималаях настоящий конфликт между Китаем и Индией может вспыхнуть на море. Нечто подобное недавно рассматривалось и на сайте «Дефенс ньюс».

Причём в США явно не хотят учитывать, что Китай и Индия являются обладателями ядерного оружия, и что любой военный конфликт чреват опасностью обмена ядерными ударами. А это означает, что подготавливаемая Соединёнными Штатами ловушка для Китая и Индии может превратиться в апокалипсис с глобальными последствиями для человечества.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама