В других СМИ
Загрузка...
Вяземская операция: 75 лет назад Вязьма была освобождена от немецко-фашистских захватчиков
© hc.east-site.ru/vyazma
Жители Вязьмы приветствуют советские войска, освободившие город. Март 1943 года.

Вяземская операция: 75 лет назад Вязьма была освобождена от немецко-фашистских захватчиков

В городе после 17 месяцев оккупации осталось всего около двух тысяч жителей и 51 дом
12 марта 2018, 16:26
Реклама
Вяземская операция: 75 лет назад Вязьма была освобождена от немецко-фашистских захватчиков
© hc.east-site.ru/vyazma
Жители Вязьмы приветствуют советские войска, освободившие город. Март 1943 года.

"Асфальтированная дорога Гжатск - Вязьма вздыблена и обезображена во многих местах. У мостов, у перекрестков нагромождены глыбы смерзшейся желтой глины. Точно скалы, они поднялись на шоссе, вывернутые взрывной волной. Отступая под ударами Красной Армии, немцы подкладывают под каждый, даже небольшой мостик, взрывчатку. Комья земли, груды цемента, обломки досок и бревен отброшены на сотни метров в сторону.

Враг разорвал шоссе в десятках пунктов, надеясь затормозить темп нашего продвижения. Тщетная попытка. На всем протяжении пути круглые сутки работают саперы.

От Гжатска до Вязьмы земля покрыта немецкими блиндажами, дзотами, землянками. Деревушки, безымянные высоты становятся местами упорных сражений. Здесь сосредоточены отборные немецкие части так называемой "московской группировки" противника, подступы и дороги враг прикрывал сильным огнем.

Полукольцо наших атакующих войск все крепче сжималось вокруг немцев на подступах к городу. С севера, запада и юго-запада к Вязьме с боями рвались части генералов Горлова и Поленова.

Ночью в части пришел приказ. Решительный штурм Вязьмы назначен на 24.00. Атаку начали артиллеристы. Их поддержали мощным огневым налетом гвардейцы-минометчики. Под прикрытием огневого вала двинулась на штурм пехота. Танкетки и броневики прорывались вперед и подавляли огневые точки немцев.

Гитлеровцы яростно защищались. Они втянули во многие дома противотанковые пушки и крупнокалиберные пулеметы. Из окон немцы вели огонь по наступающим подразделениям. Перекрестки дорог защищались вкопанными в землю танками.

Ничто не могло сдержать советских бойцов. Штурмовые группы проникли на железнодорожную станцию, а затем просочились в город.

12 марта в 4 часа 15 минут бойцы полковников Яблокова и Петерса ворвались в город и захватили окраинные улицы Вязьмы. Майор Рыжак, под грохот еще продолжавшегося боя, водрузил на одной из улиц освобожденного города красный флаг.

Вместе с передовыми частями мы вошли в город Вязьму. Сейчас, когда город уже перед глазами, люди с дрожью в голосе спрашивали друг у друга:

- Неужели это Вязьма?

Перед нами дымились развалины когда-то прекрасного старинного русского города. Дома, церкви - все было черно от дыма. Немцы предали город огню и разрушению. Сжав зубы, молча проходили бойцы и командиры по улицам вдоль разрушенных, еще дымящихся домов.

Под громкие приветственные крики, под грохот пушек, еще ведущих огонь по врагу с позиций у Вязьмы, воодружается победное красное знамя на здании городского Совета. Среди дымящихся развалин участники митинга клянутся жестоко отомстить врагу за все его злодеяния, восстановить, поднять из развалин старинный русский город - освобожденную Вязьму…"

Этот репортаж своего специального корреспондента А. Булгакова из только что освобожденной Вязьмы газета "Известия" опубликовала 13 марта 1943 года.

Была в Вязьме и своя Зоя Космодемьянская - молодая учительница, комсомолка Александра Баранова.  Она писала от руки листовки с текстами советских песен и расклеивала их в городе по ночам, во время комендантского часа. Стоит ли объяснять, какое влияние это оказывало на жителей, как это помогало им верить в победу. Немцам удалось арестовать Александру. После жестоких пыток ее расстреляли. Она погибла незадолго до освобождения Вязьмы. А на следующее утро после расстрела на деревьях и заборах Вязьмы появились сотни маленьких белых листочков. Это неизвестные вяземские "молодогвардейцы" понесли слова советских песен на улицы оккупированного города.

За время оккупации, продолжавшейся 17 месяцев, из почти 35 тысяч жителей, проживавших в Вязьме до войны, погибло около 30 тысяч человек, около 5 000, включая военнопленных, были насильственно угнаны в Германию. От всего населения города осталось не более 2 000 человек, которым удалось укрыться в землянках, силосных ямах, в развалинах домов. Из 5,5 тысяч зданий целым остался 51 дом. Фашисты сожгли 6 больниц, 12 школ, электростанцию, костел, женскую гимназию, Фроловскую и другие церкви, хлебозавод, заводы и фабрики, два моста через реку Вязьму, вырубили два городских парка, поэтому в городе нет вековых деревьев.

Советские войска, вступившие в Вязьму 12 марта 1943 года, увидели разрушенный и сожженный до основания город в "каменном прахе". Заминировано было все, кроме кладбища немецких солдат в центре города. Немцы, свидетельствовали участники операции, "успели разрушить все мосты и мостики, спилить телеграфные столбы, прострелить на нефтебазе все до единого бака, цистерны и бочки, искорежить все стрелки на железнодорожных путях, подорвать рельсы на стыках, обрушить семафоры".

Ликвидация ржевско-вяземского плацдарма

К началу 1943 года на центральном участке советcко-германского фронта все еще продолжала стоять мощная группировка немецких войск - группа армий "Центр" - в составе 77 дивизий и бригад, более половины которых располагались на ржевско-вяземском выступе в 150 - 220 км от Москвы. В январе - феврале 1943 г. по всему периметру ржевско-вяземского выступа шли бои без значительных успехов. На ряде участков фронта проводились небольшие частные операции. 

Решение о ликвидации ржевско-вяземского плацдарма обе стороны приняли практически одновременно.

26 января 1943 г. командующий группой армий "Центр" генерал фон Клюге рекомендовал Гитлеру оставить ржевский выступ для выравнивания линии фронта и предотвращения возможного окружения обескровленной 9-й и 4-й армий. На этом же неоднократно настаивал и начальник Генштаба генерал-полковник Цейтцлер.

Как и ожидалось, Гитлер вначале категорически воспротивился этому, но тяжелейшая обстановка на фронте после Сталинградской катастрофы заставила его согласиться с предложениями генералов. 6 февраля он, наконец, разрешил отвести 9-ю и часть 4-й армий на линию Духовщина - Дорогобуж - Спас-Деменск. По словам Б. Лиддела Гарта, "фюрер обычно отвергал всякую мысль об отступлении, особенно когда речь шла об отходе с позиций на московском направлении, однако теперь он был вынужден согласиться с необходимостью выровнять линию фронта на этом участке, чтобы избежать поражения и высвободить резервы".

Операция по отводу войск с выступа получила кодовое название "Бюффель" ("Буйвол"; иногда - "Бюффельбевегунг" - "Движение буйвола" и "Бюффельштеллюнг" - "Позиция буйвола"). Для 9-й армии эта операция заключалась в том, чтобы до распутицы выстроить новую линию обороны, установить для отхода промежуточные оборонительные рубежи, произвести "очистку армейского района более 100 км в глубину", построить новую 200-километровую дорогу для автомобилей и 600-километровую - для саней и гужевого транспорта, вывезти "хозяйственное добро" и боевую технику, отправить на запад "по их желанию" 60 000 гражданских русских, свернуть 1000 км железнодорожной колеи и 1300 км проволочных проводов, проложить вновь 450 км кабеля, разработать план передвижения отдельных корпусов.

В Москве Ставка Верховного Главнокомандования также в конце января разработала план нескольких последовательных операций на западном направлении, связанных единым стратегическим замыслом. Для его осуществления предполагалось привлечь войска Калининского, Западного, Брянского и вновь создаваемого на основе Донского Центрального фронтов.

Планировалась вначале ударами войск Брянского и левого крыла Западного фронтов окружить и разгромить орловскую группировку противника (2-ю танковую армию), затем армиями Центрального фронта, которому предстояло развернуться между Брянским и Воронежским фронтами, развить наступление на Брянск и Смоленск, выйти в тыл ржевско-вяземской группировки врага и совместно с войсками Калининского и Западного фронтов окружить и уничтожить основные силы группы армий "Центр".

Таким образом, в январе 1943 г. Ставка ВГК ставила масштабную задачу: в ходе, по словам генерал-полковника Константина Рокоссовского, "красивой по замыслу операции" нанести поражение центральной немецкой группировке. Предполагалось разновременным вступлением в операцию советских фронтов создать несколько "котлов" для германских войск на центральном и московском направлениях.

Масштабность целей, надежды на стремительность и успешность наступления и одновременно слабая подготовленность, не позволяли, по мнению Рокоссовского, начать наступление в назначенные сроки. Но его доводы Ставкой услышаны не были.  Действия войск Калининского и Западного фронтов в марте 1943 г. получили название Ржевско-Вяземской наступательной операции. В исторической литературе она получила достаточно спокойное освещение как операция преследования.

Наступление армий Калининского и Западного фронтов планировалось лишь как часть масштабной стратегической операции по разгрому группы армий "Центр".  Мощная группировка, по официальным данным, к началу операции насчитывала 876 тысяч человек. Соотношение сил с противником к началу операции было в пользу советских войск.

Во всех армиях были намечены мероприятия: активная разведка и наблюдение для своевременного обнаружения отхода противника, создание отрядов преследования из автоматчиков, лыжных групп с пулеметами и орудиями, установленными на лыжах или санях, подготовка средств подвижной связи, саперных групп, дорожно-строительных рот, материалов для переправы через реки и т. д. Задача армий двух фронтов - не допустить отхода противника.

Потери

В период Ржевско-вяземской операции (2-31 марта 1943 года) потери составили:

Красная Армия - 138 577 человек

Группа армий "Центр" - 330 000 человек

Крупным стратегическим результатом наступления советских фронтов на западном направлении в феврале - марте 1943 г. была ликвидация непосредственной опасности для Москвы. Линия фронта отодвинулась от столицы еще на 130 - 160 км, ее протяженность на этом участке фронта сократилась на 350 км. Длительная угроза со стороны немецкой группы армий "Центр" была окончательно ликвидирована, был достигнут стратегический успех. Ржевско-Вяземская наступательная операция 1943 г. подвела итог всех наступательных операций 1942 г. на центральном - московском - направлении советско-германского фронта: ржевско-вяземский выступ в линии фронта и вражеский плацдарм на нем были ликвидированы, с идеей нового наступления на этом направлении, с этого плацдарма, командование вермахта было вынуждено распрощаться.

"Я помню в Вязьме старый дом"

15 марта 1943 года Константин Симонов написал в своем дневнике "Разные дни войны": "Вязьма разбита и сожжена так, что ничего не могу понять: с одного конца насквозь видны крайние развалины на другом конце города… Пробую представить себе, где же был дом, в котором мы сидели в ту ночь… Все завалено обломками, что даже трудно понять, как и где шли раньше улицы… Воздух кругом напоен гарью, а снег почернел, как будто люди, оставшиеся в живых в знак скорби посыпали всю землю пеплом". Так родилось стихотворение "Дом в Вязьме":

Я помню в Вязьме старый дом.

В день мира прах его с трудом

Найдем средь выжженных печей

И обгорелых кирпичей,

Но мы складчину соберем

И вновь построим этот дом…

1 августа 1943 г. принято постановление СНК СССР и РСФСР о первоочередных мерах по восстановлению города. 1 ноября 1945 г. принято постановление СНК СССР о включении Вязьмы в число 15 древнерусских городов, подлежащих первоочередному восстановлению.

27 апреля 2009 года городу было присвоено звание "Города воинской славы".

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама