В других СМИ
Загрузка...
Операция «Галант», или «Медовая ловушка» для Мориса Дежана
© Николай Румянцев/zvezdaweekly.ru
Медовая ловушка.

Операция «Галант», или «Медовая ловушка» для Мориса Дежана

Сергей Михалков и Наталия Кончаловская были задействованы в вербовке посла Франции в Москве
Реклама
Операция «Галант», или «Медовая ловушка» для Мориса Дежана
© Николай Румянцев/zvezdaweekly.ru
Медовая ловушка.

Под непосредственным руководством и личном участии начальника Второго главка (Центральный контрразведывательный орган  КГБ СССР) генерал-лейтенанта Олега Михайловича Грибанова в конце 1950-х был завербован посол Франции в Москве мсье Морис Дежан. Подписку о секретном сотрудничестве у него не отбирали и оперативного псевдонима не присваивали. Явок на конспиративных квартирах с ним не проводили. Денег в конвертах он не получал, и, тем не менее, советским агентом посол являлся. Морис Дежан, как принято в среде профессионалов называть негласных помощников такого уровня, был агентом влияния.

Дежан и де Голь

Работа по Морису Дежану велась не так искусно, как если бы её проводили  сегодня. Но она была-таки проведена, а посол влиял, да ещё как! Например, на принятие де Голлем решений по внешнеполитическим вопросам, прежде всего, по вопросам участия Франции в НАТО. Не без рекомендаций Дежана де Голль вывел свою страну из военного подразделения Атлантического альянса, определив в нём присутствие Франции лишь в роли наблюдателя.

Смена внешнеполитического курса деголлевской Франции по отношению к её партнёрам по НАТО была огромной победой СССР, весомый  вклад в которую сделал Морис Дежан.

Планируя вербовку Дежана, советская контрразведка учитывала не только деловые качества французского дипломата, но и его долгую дружбу с де Голлем, которая началась, когда оба они были участниками движения Сопротивления. Президент Франции с вниманием относился к точке зрения своего соратника и дорожил его мнением по всем вопросам международной политики.                        

«Медовая ловушка»

«Медовая ловушка» - на жаргоне англо-американских спецслужб означает использование сексуально привлекательной женщины, «ласточки»,  в роли обольстительницы при вербовочной разработке, либо компрометации объекта заинтересованности разведки или контрразведки.

Чтобы вовлечь посла Франции в Москве Мориса Дежана в «орбиту» КГБ, был использован такой простейший способ вербовки, с успехом используемый всеми спецслужбами мира, как подстава ему «ласточки» - агентессы обольстительницы.

Зачем мудрствовать лукаво, если известно, что Дежан, пятидесятилетний элегантный мужчина, не прочь завоевать расположение красивых славянских женщин, чему свидетельствовали его откровенные предложения им вступить с ним в любовную связь.

Вербовочная разработка французского дипломата длилась около трёх лет, и в ней были задействованы десятки гласных и негласных сотрудников, в том числе и основных актеров действа: Сергея Михалкова, его жены Натальи Кончаловской и Ларисы (Лоры) Кронберг-Соболевской, разведённой красавицы-актрисы, которая призвана была сыграть в своей жизни главную, а в жизни посла Франции роковую роль.

И Лариса Кронберг её исполнила, за что была награждена Грибановым швейцарскими часами, сделанными из золота и бриллиантов.

В один прекрасный день Грибанов решил, что роман, развивавшийся уже несколько месяцев между Морисом Дежаном и Кронберг-Соболевской, пора дополнить чисто плотскими отношениями.

Время было вполне подходящим -  жена посла убыла из Союза на отдых в Швейцарские Альпы. Объект остался в одиночестве.

Спектакль на Ананьевском переулке

В Москву был вызван бывший уголовник - татарин Михаил - Муса, который в 1930-е работал в НКВД и расстреливал «врагов народа». Роль «ревнивого мужа» Кронберг, который якобы неожиданно вернулся домой из командировки, досталась некоему полковнику КГБ.  Соболевская, следуя линии поведения, отработанной  Грибановым, в общении с «душкой Дежанчиком» постоянно жаловалась ему на жестокость и патологическую ревность своего «мужа». Всем троим - Мусе, полковнику и Лоре - предстояло  устроить спектакль и сломить волю французского посла.

Обращаясь к троице, генерал с пафосом произнёс: «Я хочу, чтобы вы его сломили. Сделайте так, чтобы Дежан почувствовал боль. Наведите на него ужас. Но Боже упаси вас оставить хоть малейший след на его лице!»

Всё происходило на третьем этаже дома №2 на Ананьевском переулке. Квартира, где предстояло разыграться спектаклю, была «под завязку» напичкана спецтехникой - аудио- и кино-фотоаппаратурой. Лжемуж и Муса, выступавший в роли его приятеля, извлекли голых Дежана и Лору из постели и начали лупить француза. Строго следуя указаниям Грибанова, били не по лицу, а в область сердца, печени и почек.

В пылу потасовки досталось и Лоре, которая кричала: «Прекратите! Вы же убьёте его! Это же посол Франции! Что вы делаете?!» А псевдомуж кричал, что подаст на совратителя своей жены,  то есть  на посла, в суд.

Дежану, в конце концов, удалось выскользнуть из квартиры - это было предусмотрено сценарием Грибанова - и в сопровождении своего шофера добраться до посольства.

Пасхальные яйца в подарок

В тот же вечер Морис Дежан должен был встретиться с Грибановым, который находился с послом в прямом контакте, выступая в роли советника председателя Совмина СССР, чтобы обсудить с ним ряд межгосударственных проблем. До них дело так и не дошло, потому что весь вечер Грибанов и Дежан обсуждали личные проблемы последнего, который, ничего не скрывая, сказал: «У меня серьёзные неприятности. Мне нужна ваша помощь».

После чего поведал о своих злоключениях и попросил вмешаться, чтобы «муж» Лоры забрал из милиции своё заявление. Вот тут-то генерал Грибанов и посадил посла на крючок, но виду не подал, и с показным интересом вникал в перипетии им же и устроенного спектакля.

«Тайна», в которую Дежан посвятил Грибанова, привела к установлению между ними особых отношений. Посол чувствовал себя признательным и обязанным своему новому другу: ведь «муж» Лоры, в конце концов, забрал своё заявление, а Грибанов впредь ни единым намёком не пытался напомнить Дежану о той кошмарной ситуации, в которую бедняге «случайно» довелось угодить. 

Теперь глава французской дипломатической миссии в Москве стал по всем вопросам консультироваться с Грибановым, ведь тот был советником предсовмина Никиты Хрущёва! Поэтому для француза было вполне нормальным обсуждать со своим русским другом различные аспекты международной политики Франции, особенно  её отношения с СССР и членами НАТО.

По всем проблемам посол давал исчерпывающий расклад, дополняя его собственным мнением и прогнозами. Иногда он даже предостерегал советскую сторону от неверных, на его взгляд, шагов. Кроме того, Дежан делился своими суждениями о поступках, деловых и личных качествах западных дипломатов, с которыми он поддерживал отношения в Москве, пересказывал свои с ними беседы, сообщал об их планах в отношении Советского Союза.

В свою очередь Грибанов через Дежана доводил до де Голля то, что было выгодно СССР на международной арене. А в качестве вознаграждения послу предоставляли возможность изложить своё мнение на полосах советских периодических изданий. За что ему выплачивались огромные гонорары в твёрдой валюте. В дни национальных праздников Французской Республики генерал Грибанов от имени советского правительства преподносил агенту пасхальные яйца работы учеников Фаберже, ювелирные украшения для мадам Дежан…

«Итак, Дежан, женщины приносят наслаждение?»

Это продолжалось в течение шести лет - до сентября 1963 года.

То, что, в конце концов, президенту де Голлю стало известно о роли Мориса Дежана в деле отхода Франции от НАТО, объясняется заурядным предательством.

Посла, как сверхценного источника КГБ, «сдал» англичанам некто Кротков Юрий Васильевич - агент экстра-класса НКВД-КГБ, один из основных действующих лиц в вербовочной разработке Дежана.                                                                           

Последнее свидание посла с президентом заключалось в одной фразе де Голля: «Итак, Дежан, женщины приносят наслаждение?»

О том, что отношение де Голля к проштрафившемуся дипломату до конца его жизни оставалось лояльным, свидетельствует то, что Дежан просто был отправлен в отставку, став одним из руководителей ассоциации «Франция-СССР».

Умер он в Париже 14 января 1982 года в возрасте 82 лет. В некрологе, опубликованном в газете «Монд», коллега Дежана - посол Эрве Альфан особо отметил его политическую прозорливость. Статья заканчивалась следующими словами: «...Затем он был в течение восьми лет послом в Москве, где, по выражению генерала де Голля, "достойно и с честью представлял интересы Франции"».

Таким образом, есть основание утверждать, что Морис Дежан был полностью реабилитирован в глазах общественного мнения Франции.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама