В других СМИ
Загрузка...
Директор Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона, старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Виктор Надеин-Раевский.

Виктор Надеин-Раевский: «Реальное воздействие на участников мирных ливийских переговоров оказывают Россия и Турция»

Прошедшие накануне в Москве переговоры лидеров противоборствующих ливийских сторон не принесли значительных результатов на пути решения конфликта
15 января 2020, 13:00
Реклама
Виктор Надеин-Раевский: «Реальное воздействие на участников мирных ливийских переговоров оказывают Россия и Турция»
© РИА Новости
Директор Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона, старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Виктор Надеин-Раевский.

Глава Ливийской национальной армии (ЛНА) Халифа Хафтар покинул российскую столицу, так и не подписав соглашение о перемирии с премьером Правительства национального согласия (ПНС) Файезом Сарраджем. Тем не менее сторонам всё же удалось достичь некоторой степени согласия. В частности, по сообщению Минобороны России, это касается вопроса бессрочного продления режима прекращения боевых действий.

О том, из-за чего возникли сложности в переговорном процессе и каким может оказаться финал ливийского конфликта, еженедельнику «Звезда» рассказал директор Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона, старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Виктор Надеин-Раевский:

- Сложно не заметить, что по всей видимости нашим дипломатам не удалось убедить Хафтара в необходимости продолжения переговоров. Возникшие сложности связаны не только с условиями, которые выдвинул Саррадж, но и частично с самой схемой переговоров - они были не прямыми: Россия узнавала требования и позиции Халифа Хафтара и через турецкую сторону доносила их до Файеза Сарраджа. Такой формат переговоров, несомненно, создал некоторые проблемы, и на данном этапе мы наблюдаем ситуацию, при которой дальнейшее развитие событий будет во многом зависеть от того, насколько удастся сблизить позиции противников усилиями сторонних государств. В первую очередь России и Турции.

Пока нет ясности в том, пойдут ли стороны на какие бы то ни было взаимные уступки, вряд ли можно говорить о продолжении переговоров будь то в Берлине или где-либо ещё.

У меня изначально были сомнения в том, что соглашение будет подписано. Слишком большие требования выдвигались Сарраджем: вывод войск Хафтара из Триполи, уступки по ряду других территорий, где ЛНА также вели довольно успешные боевые действия. Для Хафтара такие условия совершенно неприемлемы. Тем более что у Сарраджа, несмотря на поддержку со стороны Турции, дела на текущий момент обстоят гораздо хуже, нежели у его противника.

- А каковы были требования главы ЛНА?

- Первым его требованием является формирование нового правительства национального единства. Но сами понимаете, власть никто не любит терять. Тем более на Востоке. Следующим условием, которое озвучил Халиф Хафтар, был отказ от участия турецкой стороны в процессе наблюдений за соблюдением перемирия. И наконец прозвучало требование по выводу так называемых турецких добровольцев, которые по сути являются сирийскими боевиками, завезёнными Анкарой в Ливию, чтобы воевать на стороне Сарраджа.

Глава ПНС долго ни на какие уступки не соглашался, однако другого выхода у него нет. Так или иначе, но силы Хафтара сильнее: избранный парламент, за который проголосовало население, и непосредственно национальная армия стоят на стороне ЛНА, большая часть Ливии подконтрольна Хафтару. Однако и у Сарраджа есть свои козыри - несколько территорий на побережье находятся в его руках. А это те территории, через которые идёт экспорт нефти. Естественно ни одна из сторон в этих условиях не хочет идти на уступки. Тем не менее текущий вариант соглашения оказался наиболее выгоден именно Сарраджу, поэтому он и подписал его. И по этой же причине Москву покинул Хафтар.

- Чего ждать от других заинтересованных стран?

- В целом достаточно велика именно европейская заинтересованность и, в первую очередь, Франции. Так сложилось не только исторически, но ещё и потому, что развитие этой ситуации сулит довольно много неприятных моментов. Ведь именно отсутствие единого правительства в стране приводит к тому, что через Ливию идёт огромный поток иммигрантов в Европу, главным образом, во Францию из-за её территориальной близости. Несомненно, конфликт также затрагивает Италию и Германию.

Впрочем, и другие европейские страны внимательно следят за развитием ситуации. Кроме того интерес подогревает и экономическая сторона вопроса, а именно энергоресурсы, в том числе и ливийская нефть. Значительную роль здесь играет близость страны-экспортёра.

Однако реальное воздействие на участников переговоров оказывают вовсе не европейские государства, а Россия и Турция. Россия, способствуя урегулированию конфликта, действует и в рамках собственных  интересов. Правда, они касаются не добычи нефти, как у европейских стран, а разработки и исследования месторождений. Несомненно, и у Турции имеется собственная мотивация для участия в этом процессе.

Следует понимать, что в рамках сложившейся ситуации важен ещё и тот факт, что Саррадж опирается на исламистов, родственных турецким. Не секрет, что и ИГИЛовская* часть всей этой команды в общем-то тоже достаточно близка именно к Правительству национального согласия. У Хафтара тоже есть свои отряды - салафиты. А это значит, что на стороне ЛНА, пусть и негласно, и Египет, и Саудовская Аравия. Потому что для Египта Саррадж, поддерживаемый братьями-мусульманами, неприемлем. Хотя каждый из них, в любом случае, отрицает свою близость к исламистам. Ну это как положено.

________

* Исламское государство (ИГ, ИГИЛ) - террористическая организация, запрещённая в РФ.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама