В других СМИ
Загрузка...
Личный состав 2-го флота ВМС США, в зоне ответственности которого находится значительная часть Атлантики, приступил к отработке новой тактики.

Американские адмиралы подцепили противолодочную «шведскую болезнь»

В новой «битве» за Атлантику жертвами ВМС США могут стать невинные киты и касатки, если их с перепуга идентифицируют как российские подводные крейсеры
Реклама
 Американские адмиралы подцепили противолодочную «шведскую болезнь»
© navy.mil
Личный состав 2-го флота ВМС США, в зоне ответственности которого находится значительная часть Атлантики, приступил к отработке новой тактики.

Личный состав 2-го флота Военно-морских сил США, в зоне ответственности которого находится значительная часть Атлантики, приступил к отработке новой тактики, которая, по замыслу американских флотоводцев позволит повысить эффективность борьбы с российскими подводными лодками. Которыми, уверены в Белом доме и Пентагоне, буквально кишат воды, омывающие восточное побережье Америки.

Старая песня о новом

Впрочем, дело даже не в подлодках, а в том, что американские моряки, как считают за океаном, неожиданно оказались в ситуации, когда их боевая подготовка проходит в буквальном смысле на виду у российских «партнёров». Последний раз такое наблюдалось несколько десятилетий назад, а потому даже многие американские адмиралы, не говоря уже о матросах и офицерах, просто забыли, как себя вести в подобной ситуации. Возможно, обсуждаются разные варианты, но генеральная линия, в общем-то, предсказуема. «Атлантика - это боевое пространство, которое нельзя игнорировать», - отметил командующий 2-м флотом вице-адмирал Эндрю Льюис в ходе недавнего выступления на мероприятии, организованном Военно-морским институтом США и Центром стратегических и международных исследований (CSIS).

Именно в свете тезиса о том, что Атлантика - важное боевое пространство, и был два года назад воссоздан 2-й флот ВМС США, канувший в Лету за семь лет до этого ввиду отсутствия после окончания холодной войны равного по силе противника и по причине нехватки финансовых средств, кораблей и иных ресурсов. По крайней мере, так объяснял «ликвидацию» 2-го флота ВМС США тогдашний министр обороны Роберт Гейтс.

Теперь, судя по всему, и противник появился, и средства «в тумбочке» нашлись, и корабли «лишние» возникли.

История 2-го флота ВМС США началась 75 лет назад. Именно так: почти сразу, как в Америке отгремели салюты по поводу окончательной победы во Второй мировой войне, решением военно-политического руководства страны в рамках реорганизации национальных ВМС и был сформирован 8-й оперативный флот, который в январе 1947 года переименовали во 2-й оперативный флот, а в феврале 1950 года, то есть ровно 70 лет назад, он стал просто 2-м флотом без приставки «оперативный». Но суть от переименований не менялась: матросам, офицерам и адмиралам этого объединения предстояло изо всех сил противостоять главному врагу Америки, на роль которого, как известно, был назначен СССР, совсем недавно бывший одним из главных союзников Вашингтона в борьбе с нацистами и их союзниками.

Грандиозность задач, которые были определены новому флоту, характеризовалась не только тем, что американским морякам и лётчикам морской авиации приходилось противостоять стремительно наращивающему боевую мощь советскому Военно-Морскому Флоту, достаточно быстро ставшему и океанским, и ракетно-ядерным, но также и тем пространством, на котором эти задачи приходилось решать.

Ведь 2-му флоту «нарезали» такую зону ответственности, что ему сразу пришлось вступить в холодное, а зачастую едва не доходившее и до горячего, противостояние сразу с тремя флотами советского ВМФ - Балтийским, Северным и Черноморским. Правда, в Средиземном море, перегруженному обязанностями 2-му флоту помогала «шестёрка» - знаменитый 6-й флот ВМС США.

Эра немилосердия

После окончания холодной войны 2-й флот, что интересно, никуда не делся, но играл уже не такую важную роль, как прежде. Мягко говоря, он начал постепенно хиреть. В конечном итоге вполне закономерно, что министр обороны Гейтс и выступил с инициативой его ликвидации - это было сделано в 2011 году. Однако после того, как Россию вновь записали в главные противники Америки, стало ясно: 2-й флот должен возродиться. Так и произошло. 4 мая 2018 года адмирал Джон Ричардсон, тогдашний начальник морских операций ВМС США, официально объявил: «Наша Национальная оборонная стратегия чётко указывает на то, что мы вернулись в эру конкуренции великих держав, и поэтому ситуация в области безопасности продолжает становиться всё более сложной и комплексной. Вот почему сегодня мы создаём 2-й флот, который будет отвечать на эти вызовы, в том числе и в Северной Атлантике».

«Этот шаг стал самым последним свидетельством того, что ВМС переносят своё внимание с войны с террором на противоборство со своими главными соперниками - Китаем и Россией», - так прокомментировали Дэвид Лартер и Марк Фэрам это событие в статье «Новое командование ВМС США берёт Россию на прицел», опубликованной в мае 2018 года на сайте Defense News. А журналист ресурса USNI News Сэм ЛаГрон даже в заголовке своей статьи отметил, что «ВМС воссоздают американский 2-й флот для борьбы с российской угрозой».

Добавить к этому по существу, в общем-то, нечего. Разве что указать, что зоной ответственности реинкарнированного 2-го флота, который в контексте флотской субординации будет оперативно подчинён Командованию сил флота ВМС США (U.S. Fleet Forces Command - USFF), определены акватория, прилегающая к восточному (атлантическому) побережью Америки, и вся Северная Атлантика. При этом у 2-го флота, как и остальных таких же объединений ВМС США, не будет постоянного числа кораблей, подлодок и самолётов, а его боевой состав будет формироваться исключительно по потребностям. Например, на момент ликвидации 2-го флота в 2011 году к нему были причислены 126 боевых кораблей, порядка 4,5 тыс. летательных аппаратов и около 90 тыс. военнослужащих.

Возможно, боевой потенциал обновлённого российского Военно-Морского Флота, восстановившегося после первого бурного постсоветского десятилетия, будет оценён так, что потребности 2-го флота ВМС США в силах и средствах окажутся существенно выше указанных. В этом - появлении у России современного военного флота - и заключается новая реальность, с которой теперь приходится мириться Белому дому и Пентагону. Впрочем, мириться они, как показывает опыт, не хотят, предпочитая метод «растолкаем локтями». Кстати, в конце прошлого, 2019-го года, командование ВМС США объявило, что 2-й флот, штаб которого расположился в Норфолке, уже достиг состояния полной боевой готовности.

Им ужас режет души

«Когда наши моряки отдают швартовы и подымают паруса, они должны понимать, что будут действовать в спорном пространстве, как только они покинут Норфолк, - отмечает адмирал Льюис. - Мы фиксируем возрастающее количество российских подводных лодок, развёрнутых в Атлантике, причём эти субмарины обладают большими возможностями, чем когда-либо: они имеют более смертоносные системы вооружения и могут находиться на боевой службе в течение более длительного периода времени».

В итоге, считает командующий 2-м флотом ВМС США, американские боевые корабли - вместе с их экипажами, понятное дело, - «больше не могут рассчитывать на то, что будут действовать в безопасных водах у восточного побережья или просто беспрепятственно пересекут Атлантику, чтобы действовать в другом месте».

«Проводит ли "Джеральд Форд" в операционной зоне у побережья Вирджинии испытания летательных аппаратов на совместимость (имеется в виду совместимость ЛА с узлами и оборудованием авианосца. - В.Щ.), или «Нитце» пересекает Атлантику, возвращаясь с боевой службы, или же «Сан-Хасинто» обеспечивает отработку одной из вертолётных эскадрилий учебных задач у восточного побережья, - наши моряки всегда знают, что они более не находятся вне конкуренции, и понимают, что они должны быть всегда готовы действовать в контакте с нашими соперниками», - говорит адмирал Льюис.

Поясним, что «Джеральд Форд» - это головной корабль в серии высокотехнологичных авианосцев нового поколения, которые в будущем должны составить костяк авианосных сил ВМС США, но пока от них у флота больше проблем, чем толку. В свою очередь «Нитце» - это 44-й по счёту эсминец УРО типа «Арли Берк», названный в честь бывшего министра ВМС США Пола Нитце, считающегося одним из «архитекторов холодной войны». Именно он был тем «дирижёром», под руководством которого 70 лет назад в недрах Минобороны и Госдепартамента США был подготовлен сверхсекретный доклад «United States Objectives and Programs for National Security», более известный под своим порядковым номером NSC 68 - по реестру СНБ США, и фактически содержавший «дорожную карту» многолетнего противостояния с Москвой. «NSC 68 предоставил план милитаризации холодной войны, начиная с 1950 года и до распада Советского Союза в начале 1990-х», - отмечал известный американский исследователь в области международных отношений Эрнест Ричард Мэй в предисловии к работе «American Cold War strategy: interpreting NSC 68», вышедшей в 1993 году и впервые содержавшей полный текст NSC 68.

Упомянутый адмиралом Эндрю Льюисом «Сан-Хасинто» - это крейсер УРО типа «Тикондерога», получивший своё имя в честь Битвы при Сан-Хасинто, которая состоялась 21 апреля 1836 года и стала решающим сражением Техасской революции, в ходе которого фактически всего за 18 минут была решена судьба независимости Техаса.

В целом, адмирал Льюис где-то даже прав. После того как Вашингтон объявил военно-политическую ситуация в мире этапом возрождения конкуренции, а фактически - противостояния великих держав, Атлантика, а равно и Тихий океан всё больше приобретают характер пространства не для сотрудничества, а для потенциального поля боя между. В этом плане вполне оправданным, с точки зрения Вашингтона, выглядит и воссоздание 2-го флота ВМС США - одного из рудиментов оставшейся в прошлом веке, но, как оказалось, не покинувшей умы политиков холодной войны.

В то же время откровенно поражает уверенность многих американских военных экспертов в том, что воды их страны в буквальном смысле кишат русскими подлодками. То, что такие панические нотки характерны для шведских военных моряков, хорошо известно и стало настоящей притчей во языцех. Но чтобы тот же «субмаринный страх» поразил и флот Америки - это как-то, право слово, чересчур. Впрочем, не исключено, что всё дело в ошибочной исходной информации.

С дальней дистанции

Как известно из открытых источников, численный состав подводных сил всего ВМФ России, а тем более Северного флота, который, собственно, и отвечает за Северную Атлантику, совершенно не сравним с советским периодом. Тогда наши подлодки действительно держали в напряжении все противолодочные силы ВМС США, дислоцированные как в Атлантике, так и на Тихом океане. Но сегодня ситуация совершенно изменилась, и наличные силы не позволяют российским адмиралам добиться того, чтобы омывающие Америку воды, как считают за океаном, «кишели» нашими подлодками. Разве что у американцев настолько глаза велики от страха, что они стали принимать за российские подводные лодки всё что угодно, вплоть до китов и акул. Соответствующий опыт, надо сказать, у американцев, в том числе и с большими погонами на плечах, имеется. Принимали же они метеозонды и стаи перелётных птиц за враждебные НЛО, экипажи которых якобы стремятся поработить человечество. Теперь вот и в морских глубинах им чёрт-те что чудится...

С другой стороны, российские субмарины в Атлантике, и даже у побережья США, вероятно, присутствуют. А как им там не быть, если военно-политическая обстановка в мире, в особенности по оси Восток - Запад, в последнее время усложнилась настолько, что политики и военные эксперты вынуждены были ввести в оборот термин «холодная война 2.0». Вот только воды у восточного побережья Америки российскими подводными лодками точно не кишат. Нет такой необходимости, поскольку дальность действия современных российских комплексов ракетного оружия позволяет держать под прицелом территорию Соединённых Штатов с весьма удалённых от их побережья рубежей.

Порой, эти рубежи могут находиться даже не в сотнях, а в нескольких тысячах километрах к востоку. Или к западу. Для современного оружия это уже не так важно. Так что, вполне может статься, что американские адмиралы, внедряя новую «спасительную» тактику, вновь готовятся к прошлой войне. Но не к войне настоящего и никак не к войне будущего, в которой ведущую роль будут играть гиперзвуковые системы вооружения, средства киберопераций и оружие на новых физических принципах.

Так может, лучше не доводить до вооружённого противостояния?

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама