В других СМИ
Загрузка...
Международные террористы и их спонсоры используют ситуацию для восстановления своего влияния.

США и террористический интернационал в COVIDе

Пока весь мир борется с пандемией коронавируса, международные террористы и их спонсоры используют ситуацию для восстановления своего влияния, перегруппировки сил и усиления угроз для России и стран СНГ
13 мая 2020, 06:00
Реклама
США и террористический интернационал в COVIDе
© wikimedia.org
Международные террористы и их спонсоры используют ситуацию для восстановления своего влияния.

Пандемия терроризма

Воистину, кому война, а кому мать родна. Международные террористические организации не могли не отреагировать на эпидемию. Если в первые дни после массового распространения инфекции, пришедшегося на страны Европы, исламисты исполнились злорадства по случаю «наказания неверных», позднее и они вынуждены были принять санитарные меры. Но отказаться от реванша их это не заставило, скорее, наоборот. В частности, ИГИЛ* (террористическая организация, запрещённая в РФ) рекомендует своим членам организовывать атаки на ослабленные и занятые борьбой с вирусом страны.

Обострение идёт по всем фронтам. Недобитый ИГИЛ* активизировался в Сирии. По информации бойцов бригады палестинского ополчения «Лива аль-Кудс», сирийская пустыня стала убежищем для выживших банд ИГИЛ*, которые постоянно нападают на местное население, сирийских военных и отряды иранских и палестинских союзников Башара Асада. Резко участились провокации в провинции Даръа, а в Идлибе сконцентрировались группировки из выходцев из стран СНГ, основной задачей которых является перенос «джихада» в Россию и страны Центральной Азии.

Как отмечает сотрудник американского аналитического центра The Modern Diplomacy Уран Ботобеков, «за последние пять лет Идлиб стал не только реальным убежищем для русскоязычных иностранных боевиков, но и местом подпитки агрессивной антироссийской идеологии центральноазиатских групп салафитов-джихадистов».

Речь идёт о таких группировках, как узбекские «Катибат аль-Таухид валь джихад» (КТД)* и «Катибат имам аль-Бухари» (КТБ), уйгуры «Исламской партии Туркестана» (ИПТ). Сюда же можно отнести чеченские группировки «Джайш аль-Мухаджирин вал-Ансар» (ДМА)* и «Аджнад Аль-Кавказ» (АК)*. Все они являются частью «Хайат Тахрир аш-Шам»*, идейной наследницы «Аль-Каиды»* и «Джебхат-ан-Нусры»*. Специализация, если можно так сказать, идлибского анклава «Аль-Каиды»* - работа против России, Центральной Азии и Закавказья. Это, собственно, ответ на вопрос, по какой причине попытки освободить провинцию Идлиб едва не привели к войне Дамаска и члена НАТО Турции.

Воюющие против сирийского правительства террористические группировки активно поддерживаются США и странами НАТО, которые, даже несмотря на вспышку эпидемии, ни на день не прекращают обучение и подготовку экстремистов.

Так, некая европейская ЧВК отбирает в тюрьме провинции Хасака 140 бывших боевиков ИГИЛ*, которые должны быть направлены в специальный тренировочный центр «Наджбир» в районе базы американских спецназовцев в населённом пункте Джиср эш-Шаддади. После подготовки боевики будут направлены в южные районы Сирии для усиления тамошних антиправительственных группировок. Кроме того, по мнению представителей Дамаска, арабские боевики будут использоваться для охраны захваченных США нефтяных месторождений в провинции Дейр-эз-Зор и противодействия, в случае необходимости, курдам, часть из которых готова к диалогу с правительством.  

Продолжается и доставка боевиков ИГИЛ* в Афганистан. На севере страны буквально на днях снова замечены вертолёты без опознавательных знаков, которые доставляют как террористов, так и оружие и боеприпасы для них. Нашли там приют также «Исламское движение Восточного Туркестана»*, таджикская Партия исламского возрождения, «Исламское движение Узбекистана»* и другие группировки, сотрудничающие с «Аль-Каидой»* и ИГИЛ*.

Как сообщил глава Сирийской обсерватории по правам человека Рами Абд ар-Рахман, Турция направила в Ливию для участия в боях на стороне так называемого Правительства национального согласия (ПНС) боевиков ИГИЛ*. «Удивительным образом» представители африканского командования ВС США на днях заявили, что присутствие России в Ливии более опасно, чем та угроза, которую несут остатки ИГИЛ*, действующие на юге страны.

Исламисты под защитой США и ЕС

Западная стратегия распространения терроризма на территории геополитических противников в значительной степени базируется на «возрождении духовности». Россия и все государства Центральной Азии включены США в список государств, где нарушаются религиозные свободы. Как сказано в отчёте Комиссии США по международным религиозным свободам за 2019 г., РФ «преследует» не только крымско-татарских членов секты «Хизб-ут-Тахрир»*, но и «продолжала применять законы против экстремизма для преследования некоторых течений мусульман». В частности, в «Чечне, где силовые структуры действовали безнаказанно, арестовывая и похищая лиц, подозреваемых даже в косвенной причастности к исламистским повстанцам, и запугивали мусульман во время молитв».

Чеченские террористы по-прежнему остаются любимым детищем стран НАТО. Хотя США в минувшем году и соизволили признать «Имарат Кавказ»* террористической организацией, его руководители вполне легально живут в США, Великобритании и Австрии. Более того, Ахмет Закаев в июле 2018 г. провёл в Брюсселе «Встречу европейских чеченцев».

А по сообщению радио «Свобода», в конце февраля с.г. чеченский историк-эмигрант Джамбулат Сулейманов организовал в Страсбурге Ассамблею чеченцев Европы, во время которой призвал все «правительства» так называемой Ичкерии объединиться вокруг «конституции» этого сепаратистского формирования 1992 г. «Ичкерийские государства» имеют в Европе свои представительства, сайты, издания, страницы в соцсетях и раздают «паспорта».

В Центральной Азии в число стран «вызывающих особую обеспокоенность» включены Таджикистан и Туркменистан, а «странами, рекомендуемыми для особого наблюдения» являются Казахстан и Узбекистан. Вся вина центральноазиатских республик состоит в борьбе с исламистами и поддержке традиционных мусульманских конфессий, запретах хиджабов и длинных нестриженных бород у мужчин, учёте религиозных общин и закрытии салафитских мечетей.

В случае с Таджикистаном речь идёт даже о введении санкций против силовых структур страны. Основным лоббистом оказываемого на Душанбе давления является Партия исламского возрождения (ПИВТ)*, организовавшая в республике гражданскую войну и попытку государственного переворота в 2015 г., после чего была запрещена странами ШОС и ОДКБ. Несмотря на то что сбежавшие в Афганистан боевики ПИВТ* влились в ряды ИГИЛ*, они стали почётными гостями в США, ООН, ОБСЕ и Совете Европы. Ничего удивительного в этом нет, поскольку ПИВТ* остаётся прямым продолжателем дела подпольно созданной ещё в 1973 году в СССР партии исламского возрождения.

Использование исламского фактора для развала СССР, расчленения России и дестабилизации постсоветского пространства официально используется США с 1975 г., когда из Вашингтона впервые зазвучали концепции «ислама против коммунизма». Эта практика не прекратилась и с распадом СССР, переориентировавшись на разрушение сотрудничества между странами СНГ и Россией.

Как указано, в частности, в исследованиях проекта «ПОНАРС Евразия»  Школы международных отношений им. Эллиотта Университета Джорджа Вашингтона, салафиты, наряду с Нурждуларом, Таблиги Джамаатом, Хизб-ут-Тахриром и другими подобными экстремистскими сектами, являются средством демократизации региона для разрушения постсоветского консенсуса. В свою очередь, британский Королевский объединённый институт оборонных исследований (RUSI) подчеркивает, что в Киргизии «правительство и доноры должны прикладывать дополнительные усилия к сотрудничеству с умеренными, авторитетными исламскими организациями и прочими лицами, включая аполитичных салафитов».

«Интеграция» или заброска агентов?

Недавно принятая США новая стратегия для Центральной Азии открыто провозглашает необходимость создания «противовеса влиянию региональных соседей», чему должны послужить «защита независимости» от «злонамеренных субъектов». Несложно догадаться, кто именно является этими злонамеренными субъектами. Под видом укрепления безопасности Вашингтон ставит перед собой задачу переориентировать ЦА на сотрудничество с Афганистаном, Пакистаном и Индией без участия России и Китая, а одним из инструментов «укрепления» безопасности является «возвращение, реабилитация и реинтеграция иностранных боевиков-террористов и их семей».

По сути, высокомотивированные и закалённые в боях и тюрьмах боевики станут прямыми агитаторами и вербовщиками новых террористов, которые должны действовать уже непосредственно на территории государств Центральной Азии и России, куда отправляются миллионы трудовых мигрантов.

Обработка потенциальной «клиентуры» идёт непрерывно. Идлибский анклав террористов из стран бывшего СССР организует прямые трансляции, интервью с лидерами центрально-азиатских и кавказских групп салафитов-джихадистов на YouTube и в Instagram, а также переводит богословские сочинения идеологов «Аль-Каиды»* с арабского на русский, узбекский, таджикский, киргизский и уйгурский языки. Эксперты ООН в 2019 г. документально зафиксировали усилия ИГИЛ* по вербовке таджиков для участия в боевых действиях в Афганистане.

Руководитель российского Центра изучения афганской политики Андрей Серенко подчеркивает, что ИГИЛ* удалось сформировать успешную и необычную для террористических группировок субкультуру и символику, которая ориентирована на молодёжь и женщин. В итоге до 50% актива ИГИЛ* составили женщины. Ставка делается и на заключённых тюрем. Киргизские силовики утверждают, что «если, например, в камеру к 20 осужденным по обычным уголовным статьям посадить одного джихадиста, то через два-три месяца 70-80% этих людей станут радикальными исламистами и его сторонниками». Не остаются без внимания вербовщиков и инвалиды, которые традиционно являются социально уязвимыми.

Планомерная работа Запада и наиболее фундаменталистских арабских государств и Турции приносит свои плоды. Институт исламоведения в Бишкеке в 2019 году опубликовал результаты исследования под названием «Уязвимость и устойчивость молодых людей в Кыргызстане к радикализации и экстремизму», согласно которому треть опрошенных молодых людей в возрасте до 30 лет поддерживает идею сделать страну шариатским государством.

Справка

Ещё интереснее исследование, которое опубликовал американский учёный Пол Кубичек. По его данным, побивание камнями неверных супругов поддержало 6,5% опрошенных казахстанцев (9,1% среди молодёжи), 27,7% кыргызстанцев (28,8% молодёжи), 27,9% таджикистанцев (33,2% молодых). Смертную казнь за отказ от ислама - 0,8% в Казахстане, 9,6% в Кыргызстане, 9,4% в Таджикистане, а теракты смертников в целях защиты ислама - 2,2% казахстанцев (2,4% молодёжи), 11,5% кыргызстанцев (11,1%), 3% таджикистанцев (2,8%). «Убийства чести» неверных или развратных женщин поддержали 3,8% опрошенных в Казахстане (4,4% среди молодежи), 16,5% в Кыргызстане (14,8%), 24,8% в Таджикистане (27,8%) и 12,5% в Узбекистане (15,3%).

Таким образом, благодатная почва для агитации «реинтегрируемых» под давлением Вашингтона боевиков уже создана.

США возвращают боевиков в страны их происхождения

Карантинные меры, которые привели к отвлечению внимания силовиков и экономическому спаду, создают для террористов дополнительные возможности вербовки потенциальных сторонников как в государствах бывшего СССР, так и в самой России.

Закрытие границ и сокращение рабочих мест в государствах Центральной Азии параллельно с отсутствием возможностей трудовой миграции в Россию создаст питательную среду для вербовщиков, поскольку отчаявшиеся люди будут рады любой возможности заработать. Кроме того, после разгрома в Сирии ИГИЛ* сделал ставку на создание «спящих ячеек» и «индивидуальный джихад», что делает крайне сложным обнаружение террористов.

Взрыв террористической активности возможен не только в странах ЦА и Закавказья, но и на территории России. Буквально за месяц карантина ФСБ удалось пресечь готовящиеся боевиками ИГИЛ* теракты в Ставрополье, ХМАО и Екатеринбурге. По данным РАНХиГС за июль 2019 г., в РФ работали 2,1 млн граждан Узбекистана, 1,3 млн граждан Таджикистана и 700 тыс. граждан Кыргызстана. Трудится в России, по информации ФСБ РФ, и 105,3 тыс. казахстанцев.

Многие из них, лишившись работы, так и не смогли покинуть Россию. Экстремальная ситуация, отчуждённость от местного населения и растущая конкуренция неминуемо породят озлобленность и желание мести, которым не преминут воспользоваться экстремисты.

Радикализацию и рост экстремизма на пространстве СНГ, а также активизацию усилий США по возвращению боевиков в страны их происхождения явно не стоит недооценивать. Но помимо силовых и агентурных мероприятий по предотвращению террористической деятельности требуется и объединение усилий стран СНГ по стабилизации рынка труда, совместному преодолению экономического кризиса и противостоянию стремительной архаизации обществ мусульманских республик.

Далеко не секрет, что планомерная работа иностранных агентов в странах Центральной Азии и Закавказья по «возвращению к истокам», «возрождению национальной памяти», разрушению  единого языкового и культурного пространства СНГ, культивированию национализма и антиевразийства создаёт почву для агрессии и терроризма. Как известно, за серыми всегда приходят чёрные.     

---
* Террористическая организация, запрещённая в РФ.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама