В других СМИ
Загрузка...
COVID-19 - как начало мировой биологической войны.

Спонсоры, разработчики, производители и координаторы пандемии и вакцины от неё - на Западе одни и те же лица

Цели организаторов COVID-19 очевидны: сокращение народонаселения, подрыв экономик стран-конкурентов и противников, усиление американского и британского влияния, получение сверхприбылей фарминдустрией Запада, а главное - начало мировой биологической войны
07 октября 2020, 06:30
Реклама
Спонсоры, разработчики, производители и координаторы пандемии и вакцины от неё - на Западе одни и те же лица
© pixabay.com
COVID-19 - как начало мировой биологической войны.

На Нюрнбергском процессе фашистскую Германию обвинили в преступлениях против мира, военных преступлениях и преступлениях против человечности. Эти пункты обвинения включали в себя планирование, подготовку, развязывание и ведение агрессивных войн, причём в нарушение международных договоров, а также жестокие убийства, порабощение и разрушение экономик других стран. Именно такую квалификацию Генеральная Ассамблея ООН утвердила как признаки преступлений против человечества.

Началу нынешней пандемии предшествовал ряд сомнительных биологических исследований и экспериментов, в том числе создание химерического коронавируса летучих мышей, который экспериментаторы обучили обходить иммунную систему человека. COVID-19 в своём строении демонстрирует определённые странности. В частности, в так называемом шиповидном белке, как раз и ответственном за заражение, содержатся последовательности, которые, по мнению очень многих экспертов, являются искусственно созданными. То есть вирус стал результатом злого умысла, а не следствием случайных мутаций. Но в этом случае пандемия тоже является рукотворной, а значит она преследует чьи-то конкретные преступные цели. С учётом масштаба заболевших, числа жертв, их страданий, негативного воздействия на экономику, а также нарушения пункта 1 Конвенции о биологическом и токсинном оружии, запрещающего разрабатывать смертоносные микроорганизмы, её тоже можно квалифицировать как преступление против человечества.

Кто и как создавал молекулярную платформу «короны»

Звучащие уже не первое десятилетие из уст представителей мировой политической и финансовой элиты заявления «о необходимости сокращения человеческой популяции из-за перенаселения» и кликушество всех последних лет Билла Гейтса и прочих западных «экспертов-биологов» о неизбежности смертоносных многочисленных пандемий уже в ближайшем будущем, являются составными частями одного процесса - подготовки к мировой биологической войне. Цели очевидны: сокращение народонаселения, подрыв экономик стран - конкурентов и противников, усиление американского и британского влияния за счёт разработки вакцин, а также получение сверхприбылей фарминдустрией Запада. Разберёмся, как шла подготовка к этой войне, и кто располагал детальной информацией о заразных и токсигенных свойствах вируса ещё задолго до его вброса в людские массы.

За «образец» пандемии нового типа был взят «испанский грипп», который, по разным оценкам, уничтожил в 1918-1919 гг. от 60 до 100 млн человек. С этой целью сотрудники Института молекулярной патологии армии США (AFIP) в 1997 году извлекли лёгочную ткань умершей в 1918 году жительницы Аляски от пандемии «испанки» и захороненной в вечной мерзлоте. В 2002 году штамм этой болезни H1N1 был воссоздан.

Понятно почему не применили его для пандемии. Так как этот вирус есть только у Америки, то источник заразы стал бы сразу очевиден. Кроме того, генетика человека за прошедшее столетие могла выработать эффективный иммунный ответ «испанке», и разрушительного эффекта достигнуто бы не было.

Есть ряд интересных «совпадений». В том же 2002 году впервые был обнаружен вызвавший эпидемию в Китае вирус SARS. В том же году китайская исследовательница Ши Чженьли (Zhengli-Li Shi, Уханьский институт вирусологии) впервые в мире выделила из крови летучих мышей коронавирус, так как увидела в SARS пандемический потенциал. Однако его увидела не только она. Агентство США по международному развитию запустило программу «Predict», нацеленную на создание базы зоонозных вирусов (переходящих от животных к человеку).

В итоге на гранты правительства США к 2019 году была создана база из 2.000 вирусов, из которых 1.500 было открыто Ши Чженьли. В её списке оказались 160 коронавирусов, схожих с SARS.

И ещё одним неоднозначным фактом отметился 2002 год. Учёными из Университета штата Нью-Йорк в Стони-Брук (SUNY) из синтетической ДНК впервые с нуля был синтезирован вирус полиомиелита, который был уничтожен в США в 1979 году. Работа была профинансирована Пентагоном. Это открыло «ящик Пандоры», доказав возможность создания живых вирусов методом синтетической биологии. Но самый большой вклад в создание молекулярной платформы COVID-19 внесла совместная работа Университета Северной Каролины (США), Национального центра токсикологических исследований (Арканзас, США), Гарвардской медицинской школы (США), Института онкологии Dana-Farber (США), Уханьского института вирусологии (Китай) и Института исследований в биомедицине (Цюрих, Швейцария). В 2015 году они методом синтетической биологии создали химерический коронавирус и за счёт манипуляций с шипом-белком научили его переходить от летучих мышей вначале на циветты (род хищных млекопитающих из семейства виверровых. Обитают в субтропических и тропических странах Африки и Азии. - Ред.), а затем и на человека. Уже тогда некоторые учёные заявили, что «траектория заражения такой химерой людей будет иметь катастрофический характер».

Та самая химера имеет прямое отношение к нынешнему коронавирусу. В доказательство этому исследование норвежского вакцинолога Биргера Сёренсена (Birger Sørensen) и британского профессора Ангуса Далглиша (Angus Dalgleish), опубликованное летом этого года в издании Quarterly Review of Biophysics. По мнению этих учёных, в так называемом шиповидном белке коронавируса содержатся последовательности, которые выглядят так, словно их туда поместили искусственным путём.

В подтверждение искусственности вируса они также приводят тот факт, что в нём нет необходимых мутаций, происходящих при пересечении видовых барьеров: летучая мышь - циветта, циветта - человек. А это означает только одно - вирус был полностью адаптирован к человеку заранее.

В создании формулы вируса особое место занимает Национальный центр биотехнологической информации (The National Center for Biotechnology Information) при Национальном институте здоровья (NIH). Его миссия - разработка «дорожных карт» по созданию вирусов и программирование их свойств.

Крайне важную роль в доработке коронавируса сыграли американские частные лаборатории уровня BSL-4, которые никому не подчиняются и никем не мониторятся. Что происходит за их стенами - никому не известно.

Ещё одна интересная структура, без которой схема создания пандемии была бы неполной - Институт моделирования заболеваний (Institute for Disease Modeling). Его профиль - эпидемиологическое моделирование, включая имитацию распространения заболеваний с учётом вирулентности и патогенности микроорганизмов, геоданных, климатических и природных особенностей территорий и стран и прочих факторов. Ранее он моделировал эпидемии таких заболеваний как грипп, корь, малярия, ВИЧ, туберкулёз, полиомиелит.

Вброс вируса с целью заражения, вероятнее всего, был осуществлён Военно-медицинским НИИ инфекционных болезней армии США (USAMRIID). Это головная структура по использованию биологического оружия с большим практическим опытом, в том числе и на американской территории.

Создатели, маркетологи, координаторы

Перечислим людей, которые приняли самое активное участие в создании вируса и маркетинговом сопровождении организации пандемии.

Дэннис Кэрролл (Dennis Carroll) возглавлял десятилетнюю программу Predict, финансируемую USAID, в рамках которой было исследовано более 2.000 зоонозных вирусов, то есть тех, которые могут передаваться от животного к человеку. Именно на гранты этой программы и был выведен химерический вирус, который стал основой для COVID-19. Она обошлась бюджету США в $207 млн.

Важное место в числе создателей занимает уже упомянутая бэтвумен Ши Чженьли из Уханьского института вирусологии, которая в 2002 году сумела впервые в мире выделить у летучей мыши коронавирус. Она входит также в группу лиц, ответственных за создание методом синтетической биологии химеры коронавируса, которой придали свойство обходить иммунную систему человека. Вот эта группа: Vineet D Menachery, Boyd L Yount Jr, Kari Debbink, Lisa E Gralinski, Jessica A Plante, Rachel L Graham, Trevor Scobey, Eric F Donaldson, Ralph S Baric (университет Северной Каролины); Sudhakar Agnihothram (Национальный центр токсикологических исследований в Арканзасе); Xing-Yi Ge & Zhengli-Li Shi (Уханьский институт вирусологии); Antonio Lanzavecchia (Институт онкологии Дана-Фарбер); Scott H Randell (Институт исследований в биомедицине, Цюрих); Wayne A Marasco (Гарвардская медицинская школа).

16 марта текущего года Имперским колледжем в Лондоне была опубликована математическая модель пандемии коронавируса, которая из-за преувеличения её масштабов и летальности вызвала настоящую панику. Например, утверждалось, что уже в ближайшие месяцы число умерших в Британии превысит полмиллиона, в США - от 2,1-2,2 млн.

Создателями модели оказались два исследователя: Рой Андерсон - профессор медицинского факультета Имперского колледжа и директор Центра исследования редких тропических заболеваний, а также Нил Фергюсон, возглавляющий Центр анализа глобальных инфекционных болезней при совете по медицинским исследованиям Имперского колледжа в Лондоне и кафедру эпидемиологии инфекционных заболеваний при этом же учебном заведении. Они отвечают за маркетинг. Одновременно Андерсон является и координатором процесса зарабатывания на пандемии, так как входит в правление британского фармацевтического гиганта GSK и участвует в ключевых решениях британского фонда биомедицинских исследований Welcome Trust. Упомянутый выше панический отчёт от 16 марта стал частью PR-кампании по раскрутке вакцин.

Ведущим заказчиком вакцины является Коалиция за инновации в области обеспечения готовности к эпидемиям (CEPI). Она была учреждена в 2017 году фондом Welcome Trust, фондом Била и Мелинды Гейтс и рядом других структур. В связи с этим обратим внимание на ещё одного координатора и мощного лоббиста - Ричарда Хэтчетта - исполнительного директора CEPI, который ранее занимал ряд важных постов в Белом доме, связанных с биологической защитой. В том числе он входил в группу Дональда Рамсфелда, продвигавшую идею всеобщей карантинизации, как ответ США на возможное применение Китаем биологического оружия. Он также является представителем фонда Welcome Trust. Занимается Хэтчетт и маркетингом пандемии. 6 марта в эфире Channel 4 News (британский телеканал. - Ред.) он заявил, что с момента эпидемии «испанского гриппа» не было вируса, который бы в себе сочетал такие два качества: столь высокую заразность и высокую летальность. В ответ ведущая обвинила его в материальном интересе - напугать людей, чтобы выбить финансирование на производство вакцины.

Есть одна странность в дате создания CEPI. В ноябре 2015 года в журнале Nature были опубликованы результаты создания химеры коронавируса, о чём говорилось выше и которой предсказали пандемический потенциал. А уже в январе 2016 года, на форуме в Давосе, обсудили концепцию самой CEPI и через год её оперативно создали. И именно в рассмотренный период Билл Гейтс (один из учредителей этой организации) стал заявлять о неизбежности катастрофических пандемий.

Бизнес-схема

Она состоит из спонсоров, разработчиков вакцины, её производителей и координаторов. Основное финансирование на себя взяли Фонд Билла и Мелинды Гейтс, фонд Welcome Trust, USAID в рамках программы Predict. Кроме этого, на разработку вакцины с правительств ряда стран $2 млрд собрала CEPI. Кстати, в рамках PR-кампании её позиционируют как «спасительницу человечества». Разумеется, за большие деньги.

Британский фонд Welcome Trust является одним из ведущих спонсоров биомедицинских исследований западных научных центров на десятки миллиардов фунтов стерлингов. Фонд Билла и Мелинды Гейтс ранее отметился скандалом в Кении, где созданная на его деньги вакцина от столбняка привела к бесплодию более двух миллионов женщин.

Разработчиками вакцины от COVID-19 являются Национальный институт аллергии и инфекционных заболеваний США (NIAID) в сотрудничестве с биотехнологической компанией Moderna, Вашингтонский университет в Сент-Луисе, Военно-медицинское командование Соединённых Штатов в Форт-Детрике и Научно-исследовательский институт армии Уолтера Рида в Сильвер-Спринге, фармацевтическая компания Pfizer в партнёрстве с немецкой компанией BioNTech, биофармацевтическая компания Sorrento Therapeutics и др. В Великобритании её разрабатывают Институт Пирбрайта, Кембриджский университет, Имперский колледж Лондона, компания AstraZeneca.

Ещё один факт, наводящий на размышления: в январе 2019 года GSK и университет Квинсленда (Австралия) заявили о партнёрстве в разработке молекулярной платформы для отбора и масштабирования производства противовирусных вакцин. Достаточно уверенно можно сказать, что после создания химеры коронавируса в 2015 году, перечисленные выше структуры заранее знали или догадывались о свойствах коронавируса и о механизме его заражения.

А теперь о производителях. 7 февраля этого года CEPI и GSK объявили о сотрудничестве по разработке вакцины против вируса 2019-nCoV. В рамках партнёрства GSK предоставила разработчикам доступ к адъювантным системам, разработанным компанией для вакцины против пандемического гриппа. В Америке вакцину желают производить компании Moderna, Pfizer и ряд других.

Отдельно стоит упомянуть японские компании, претендующие на свою часть пирога. В правление CEPI входит Раджив Венкайя - президент глобального вакцинного подразделения японского фармгиганта Takeda Pharmaceutical. Эта японская многонациональная фармацевтическая компания в Юго-восточной Азии по праву считается одним из 15 крупнейших фармгигантов мира. Венкайя с 2005 по 2007 год занимал в Белом доме должность старшего директора по биологической защите.

Уже упомянутые Хэтчетт, Андерсон и Фергюсон являются идеологами длительной карантинизации. Её навязывание за счёт запугивания подразумевает только одно - заставить правительства и обывателей раскошелиться на вакцину. Кстати, после публикации программных кодов математической модели Андерсона-Фергюсона эксперты назвали её «недостоверной» и «скопищем программных багов».

Моделирование биологической войны

Обратим внимание на ещё один важный аспект - репетицию биологической войны. С этой целью в мае 2003 года в США состоялись Национальные учения по противодействию терроризму TOPOFF 2, на которых было натурно смоделировано отражение вирусной атаки со стороны некой условной террористической группировки ГЛОДО. Их целью стало выявление уязвимых мест при взаимодействии федеральных и местных силовых и медико-биологических структур в момент реализации террористической угрозы. Для учений был разработан 200-страничный сценарий. В соответствие с ним, в центре Сиэтла террористы взрывают так называемую «грязную» бомбу, вызвав грандиозное радиоактивное «заражение» местности. Затем действо перенеслось в Чикаго, где в больницы стали поступать «больные» с симптомами, напоминающими грипп. Число больных резко множится, далее по сценарию эпидемия охватывает Канаду и другие части света. При этом подразумевается, что против Чикаго было как бы применено биологическое оружие на основе неизвестного вируса пандемического потенциала. Хотя такого ли уж неизвестного?

Напомним, что годом ранее США воссоздали штамм живого вируса «испанки». Так что учения преследовали цель моделирования реакции противника в случае воздействия американского биооружия и возможных ответных мер. Также прорабатывались действия при самозаражении такого типа вирусом территории США из-за утечки или злого умысла сотрудников секретных лабораторий.

Данные учения оказались самыми масштабными за всю историю подобных мероприятий. Вероятно, у них были «перспективные» и «нужные» рекомендации и итоги, раз кто-то решил реализовать пандемию на практике.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама