В других СМИ
Загрузка...
Зона Сахеля: Африка не терпит пустоты
© defense.gouv.fr
Французкие военные покидают Мали.

Зона Сахеля: Африка не терпит пустоты

Эксперты американского исследовательского центра Stratfor - частной разведывательной компании, основанной бывшими сотрудниками ЦРУ, - пришли к выводу: нежелание Запада активнее заняться проблемой безопасности в Сахеле создаёт уникальные возможности для России
15 декабря 2021, 12:57
Реклама
Зона Сахеля: Африка не терпит пустоты
© defense.gouv.fr
Французкие военные покидают Мали.
Читайте нас на: 

В Париже 12 ноября состоялась встреча министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова и министра обороны России Сергея Шойгу с их французскими коллегами - соответственно Жан-Ивом ле Дрианом и Флоранс Парли. Судя по сообщениям российских и зарубежных СМИ, переговоры, которые проходили в формате «2+2», отличались конкретикой и остротой.

Помимо обсуждения активности НАТО в Чёрном море и ситуации с мигрантами на белорусско-польской границе, была поднята африканская тема. А именно: французы выразили обеспокоенность своего правительства по поводу возможного появления в Мали специалистов российской частной военной компании «Вагнер». Агентство Reuters приводит слова министров, которые заявили «о неприемлемом характере размещения наёмников "Вагнера" в полосе Сахель-Сахара», сделав упор на рисках региональной дестабилизации и «нанесения ущерба интересам Франции и её партнёров, участвующих в борьбе с терроризмом».

Париж отступает, но не сжигает мосты

О том, что в Париже предстоит непростой разговор об Африке было известно заранее. За несколько дней до встречи глава французского МИД озвучил намерение поднять вопрос российского присутствия в Мали, заявив при этом, что «наёмники действуют по приказу Москвы», цитирует его слова Reuters.

В Париже 12 ноября состоялась встреча министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова и министра обороны России Сергея Шойгу с их французскими коллегами.
© mid.ru
В Париже 12 ноября состоялась встреча министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова и министра обороны России Сергея Шойгу с их французскими коллегами.

Кроме этого, агентство со ссылкой на свои источники в дипломатических кругах и разведывательном сообществе сообщило, что нынешнее руководство Мали близко к заключению контракта с ЧВК «Вагнер» и что Франция, сохраняющая военное присутствие в этой африканской стране, намерена предпринять шаги, чтобы не допустить подобного развития событий.

По любопытному совпадению, за пару недель до встречи французских министров с их российскими коллегами Париж посетила помощник госсекретаря США по делам Африки Мэри Кэтрин (Молли) Фи (Mary Catherine «Molly» Phee, в 2015-2017 гг. была американским послом в Южном Судане), которая сделала предварительно две остановки - в Гане и Буркина-Фасо.

Визит практически не освещался прессой, однако из нескольких коротких сообщений следует, что целью первой (Фи назначена на нынешнюю должность в конце сентября 2021 года) зарубежной поездки высокопоставленной чиновницы были переговоры с французскими партнёрами по поводу растущего влияния Китая и России в Африке.

В Москве не питают иллюзий относительно оценок на Западе африканской политики России. «Не секрет, что многие внерегиональные игроки крайне раздражены укреплением отношений Москвы с Алжиром, Мали, Марокко и другими государствами региона», - цитирует ТАСС слова Сергея Лаврова, сказанные им на пресс-конференции 28 октября.

Что касается присутствия в Африке военных специалистов из основанных российскими гражданами частных военных компаний, то эту тему глава МИД назвал «высосанной из пальца», так как официальные структуры РФ никакого отношения к ним не имеют, и любые решения по поводу сотрудничества с ними, как и с любыми частными фирмами, принимают правительства суверенных государств.

Коллективное бессилие коллективного Запада

Кстати говоря, решения о приглашении российских ЧВК непросто даются современным африканским лидерам, изначально ориентированным на бывшую метрополию, в нашем случае - Францию. И вряд ли руководители Республики Мали стали бы таким образом омрачать отношения с Парижем, если эти отношения гарантировали их стране спокойствие и безопасность.

Отряд одного из российских ЧВК в Африке.
© ssu.gov.ua
Отряд одного из российских ЧВК в Африке.

Эту простую мысль лучше всего подтверждает вывод, к которому ещё два года назад пришли эксперты американского исследовательского центра Stratfor - частной разведывательной компании, основанной бывшими сотрудниками ЦРУ, которую уж никак нельзя заподозрить в тайных симпатиях к России.

А вывод такой: нежелание Запада активнее заняться проблемой безопасности в Сахеле создаёт уникальные возможности для России.

В исследовании, опубликованном на сайте компании в декабре 2019 года, говорится, что, несмотря на усилия Франции, с 2013 года пытающейся не дать боевикам-джихадистам заполнить вакуум власти в Сахеле, волна насилия там только нарастает.

Первые успехи французов давно сошли на нет, и сейчас военным приходится иметь дело с целым конгломератом вооружённых до зубов группировок, сформированных как по этническому, так и по религиозному признаку: достаточно сказать, что в Мали широко представлены и джихадисты, часть которых относят себя к подразделениям ИГИЛ и «Аль Каиды» (здесь и далее - террористические организации, запрещённые в РФ), и сепаратисты-туареги, сражающиеся за создание собственного независимого государства Азавад.

Мало того, что террор и восстания охватили большую часть территории Мали, сегодня боевики вовсю орудуют в Нигере, Буркина-Фасо и других странах Сахеля и Западной Африки, уже представляя угрозу даже для относительно благополучных стран региона типа Ганы.

Хотя в зоне Сахеля присутствуют военнослужащие ООН и стран Африканского союза, их мало, к тому же их основной задачей является сдерживание, но никак не наступательные операции. Считается, что это прерогатива местных военных, но они плохо оснащены, а ещё хуже обучены. Так что на острие борьбы с боевиками по-прежнему остаётся французская операция «Бархан».

Зона ответственности французов, присутствующих в Мали, Чаде, Нигере и Буркина-Фасо, охватывает территорию площадью более 4 млн квадратных километров.
© defense.gouv.fr
Зона ответственности французов, присутствующих в Мали, Чаде, Нигере и Буркина-Фасо, охватывает территорию площадью более 4 млн квадратных километров.

Всего в регионе находятся чуть больше 20 тыс. военнослужащих - иностранных и местных. Франция, по сути воюющая в одиночку, представлена менее чем 2,4 тыс. военных. Это смехотворно мало, если учесть, что зона ответственности французов, присутствующих в Мали, Чаде, Нигере и Буркина-Фасо, охватывает территорию площадью более 4 млн квадратных километров, что равно примерно половине площади Соединённых Штатов.

Кстати говоря, американцы, тоже присутствующие в регионе, могли бы внести более существенный вклад в борьбу с терроризмом, но по некоторым причинам, о чём ниже пойдёт речь, этого не делают.

Около 800 военнослужащих из Соединённых Штатов из состава сил специальных операций находятся в Нигере, где размещена новая американская база боевых беспилотников. США проводят ограниченные операции против боевиков в Нигере, но вряд ли они захотят расширить их масштаб и подставить плечо помощи французам, поскольку это потребовало бы значительного расширения миссии.

Осенью 2017 года во время совместного с военными Нигера тренировочного патрулирования участка границы с Мали боевики ИГИЛ убили четырёх и ранили двоих американских спецназовцев. После разразившегося в США грандиозного скандала, в ходе которого вскрылись ошибки армейского командования, трудно представить, что законодатели дадут добро на увеличение численности контингента.

Здоровый африканский прагматизм

Если появление в традиционной зоне влияния Франции новых игроков может показаться в Париже болезненным ударом по национальным интересам, то для правительств стран Сахеля оно, несомненно, пойдёт на пользу.

Во-первых, российская поддержка в условиях, когда местные военные явно проигрывают боевикам, будет как нельзя более кстати. Во-вторых, помощь со стороны России даст африканским лидерам возможность снизить степень своей зависимости от Франции. Колониальный период в Африке закончился сравнительно недавно, и здесь не питают никаких иллюзий по поводу военной и экономической политики Парижа, не оставляющего попыток прочно привязать к себе бывшие колонии. Политики, прямо скажем, не совсем удачной, особенно в последнее время, когда отсутствие прогресса в борьбе с боевиками только усиливает антифранцузские настроения в народе и напряжённость в отношениях местных властей с французами: ряд политиков как из оппозиционных, так и из правящих партий в Нигере и Мали открыто требуют вывода иностранных войск.

Франция выводит часть контингента из Мали.
© defense.gouv.fr
Франция выводит часть контингента из Мали.

Франция действительно выводит из Мали своих солдат, но только часть контингента с севера страны. Несмотря на угрозы полностью вывести войска из Мали, если власти страны продолжат углублять сотрудничество «с иностранцами», Париж вряд ли пойдёт на такой шаг, который в Африке однозначно расценят, как начало конца французского присутствия на континенте.

Если посмотреть на проблему под другим углом, то можно заметить, что без дополнительной помощи ситуация с безопасностью в Сахеле будет только ухудшаться. И тогда французское правительство будет просто вынуждено пересмотреть свою политику и ответить на неизбежный вопрос: а есть ли смысл и дальше посылать солдат на войну, которой не видно конца?

По мнению Stratfor, конструктивное сосуществование в Африке российских и других иностранных военных вполне возможно: если россияне займутся в основном обучением и оснащением местных коллег, оставив им ведение наступательных операций против этнических боевиков, то координация как с западными, так и с национальными силами не будет представлять особой сложности.

Что же касается местных правительств, то идеальным вариантом для них было бы получать помощь как от России, так и от Франции и её союзников. Примерно так, как это происходит сейчас в Центральноафриканской Республике. Здесь охотно сотрудничают с Москвой, предпочитая при этом не рвать давно сложившиеся связи с Парижем.

Российский интерес

Именно о подготовке специалистов и поддержке миротворческих операций и говорилось в межправительственном соглашении о военном сотрудничестве, подписанном в июне 2019 года министром обороны РФ Сергеем Шойгу и его малийским коллегой Ибрагимом Дахиру Дембеле.

Кстати говоря, сотрудничество Москвы и Бамако в военной области не является чем-то новым - добившись государственной независимости 22 сентября 1960 года, Республика Мали практически входила в сферу влияния СССР. Тогда местные аэродромы даже принимали советские стратегические бомбардировщики, совершавшие учебно-тренировочные полёты. И даже после государственного переворота 1968 года и смены ориентации на профранцузскую, СССР, а позже и Россия продолжали поставлять Мали вооружения и боевую технику (правда, начиная с 2016 года из-за проблем с платежами крупных сделок не было).

Министр обороны России генерал армии Сергей Шойгу и его малийский коллега генерал Ибрагим Дахиру Дембеле в июне 2019 года подписали соглашение о военном сотрудничестве.
© mil.ru
Министр обороны России генерал армии Сергей Шойгу и его малийский коллега генерал Ибрагим Дахиру Дембеле в июне 2019 года подписали соглашение о военном сотрудничестве.

В августе 2018 года аналогичное соглашение о военном сотрудничестве Сергей Шойгу подписал с министром обороны соседней Буркина-Фасо Жан-Клодом Буда. В этой стране работают российские золотодобывающие компании, причём шахты, которыми они управляют, находятся в районах, всё более уязвимых для боевиков.

Подготовка военных, поставки продукции военного назначения и обмен опытом в борьбе с терроризмом предусматривает и подписанное в августе 2017 года соглашение с Нигером. Сотрудничество с этой страной тоже не ограничивается оборонной сферой - Россия строила там железную дорогу и нефтепровод, а Росатом намерен поучаствовать в добыче урана.

Власти Нигера, которых не может не беспокоить нарастающее давление боевиков из соседних Мали и Нигерии, расценивают укрепление связей с Россией как важнейший фактор стабильности.

Сегодня ситуация в странах Сахеля, как и в некоторых других частях континента, такова, что Москва получает хороший шанс прийти (а точнее - вернуться) в Африку максимально быстро. Россию здесь ждут, и это не могут не признать даже те, кому теперь придётся потесниться.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама