В других СМИ
Загрузка...
Даешь русский Вест-Пойнт: чему и как учат в ДВОКУ
© Фото из архива училища.
Курсанты ДВОКУ - участники «Армейски игр».

Даешь русский Вест-Пойнт: чему и как учат в ДВОКУ

Корреспондент еженедельника «Звезда» увидел, как живут курсанты прославленного Дальневосточного высшего общевойскового командного училища
07 ноября 2018, 10:00
Реклама
Даешь русский Вест-Пойнт: чему и как учат в ДВОКУ
© Фото из архива училища.
Курсанты ДВОКУ - участники «Армейски игр».

Побывать в легендарном Дальневосточном высшем общевойсковом командном училище (ДВОКУ) мне хотелось давно - слишком много я о нем слышал от своих знакомых офицеров, выпускников этого училища. С ними меня репортерская судьба сводила в самых неожиданных местах - таких, куда, как правило, психически здоровый человек по собственному желанию вряд ли отправится. Другое дело - по долгу службы. И каждый раз я убеждался, насколько это профессиональные, высококвалифицированные вояки. Собственно, у меня к ним всегда оставалась лишь одна претензия. О каждом из этих офицеров можно было бы сделать добротный журналистский материал. Но нельзя. Слишком специфичны их задачи, и решают они их, не привлекая к себе лишнего внимания. Я сейчас о сугубо боевых задачах в «горячих точках», в том числе в тылу противника.

Хотя, чего уж греха таить, славное имя ДВОКУ в последние месяцы склоняют на все лады в контексте обсуждения отравления Скрипалей в Солсбери. Фамилия одного из упоминаемых в связи с этим делом фигурантов до сих пор висит на стеле вместе с почти четырьмя десятками других имен Героев России и Советского Союза - выпускников училища.

Когда в самую дальнюю за историю своего существования поездку собрался Общественный совет при Минобороны, я решил использовать этот шанс.

Снайперский факультатив

На огромном стрелковом полигоне не знаешь, куда смотреть. Прямо перед тобой из противотанкового гранатомета лупят по мишеням. Чуть правее расчеты АГС-17 засыпают гранатами условного противника, левее из разных положений поливают свинцом «наступающую» пехоту автоматчики. Дым, грохот, адреналин! А это что? Такого я точно пока нигде не видел.

В специальном секторе бойцы с автоматами и пулеметами Калашникова в буквальном смысле висят над землей, изготовившись к стрельбе. Два пулеметчика залегли на доске-люльке, которую за специальный трос дергает товарищ, не дающий времени прицелиться.

Пара автоматчиков, отстрелявшись, болтает ногами на парашютной подвесной системе, еще два стрелка в альпинистском обвесе уперлись ногами в стену, постреливая одиночными из не очень, откровенно говоря, удобного положения.

- Здесь у нас проходит подготовка курсантов по горнострелковой специальности, - поясняет один из преподавателей.

- И, судя по всему, десантников? - киваю на висящего «парашютиста».

- Скорее, морпехов. Они ведь тоже совершают прыжки.

Мимо пробегают четверо курсантов в выцветшем камуфляже. За спиной у каждого болтается снайперская винтовка Драгунова (СВД). Первый рубеж - пистолетный. Второй - профильный. Хлесткий, как плетка, выстрел. За ним - металлический звук, словно гонг.

- Наше изобретение, - хвалится начальник института генерал-майор Владимир Грызлов. - Не надо бегать к мишени. Слышишь звон - попал точно в цель. Кроме основных специальностей, мы организовываем небольшими факультативами. И снайпинг - один из них. В свободное от основных занятий время курсанты занимаются снайперским делом. Результаты не заставили себя ждать. В позапрошлом году на общероссийских соревнованиях мы  занимали  6-е место по вооруженным силам, в прошлом - второе, а в этом - первое место. Мы превзошли и снайперские школы, и другие профессиональные подразделения. И на 75% команда, которая выступала на международных соревнованиях в Белоруссии, состояла из наших курсантов.

Новейшая техника

Владимир Грызлов и сам когда-то окончил это училище. Проходил службу на Дальнем Востоке, затем на Украине - в Прикарпатском военном округе. После развала Союза украинскую присягу не принял - Родине присягают лишь раз. И вернулся в 1992-м году на Дальний Восток. В течение 10 лет преподавал в родном училище. А последние 16 лет им руководит.

- В 1990-х годах были ограничения и по моторесурсу, и по топливу. Были проблемы по многим аспектам, - вспоминает Владимир Грызлов. - Сейчас на армию обращено внимание, идет интенсивная подготовка, применяются новые формы и методы обучения. Преподавательский состав проходит войсковую стажировку, имеет боевой опыт. И полученный опыт передает курсантам. Удалось открыть две новые специальности - горная и арктическая подготовка. Усовершенствовали материальную базу - как лабораторную, так и полевую. Она теперь одна из лучших в Сухопутных войсках.

В подтверждение его слов на другом полигоне загрохотали свеженькие БМП-3, бронетранспортеры БТР-82М, новейшие модернизированные танки Т-72Б3. Таким ассортиментом не каждая строевая часть может похвастать. А ведь где-то есть и специализированная арктическая техника. Ее мы, правда, в парке боевых машин не нашли. Зато наткнулись на разноцветных, в прямом смысле слова, курсантов, которые с ломами и лопатами в руках очищали танковые траки.

Курсанты из Африки

- Откуда вы, воины? - спросил я по-английски темнокожих курсантов, на которых ушанки сидели, как балетная пачка на сантехнике.

- Можно по-русски, - улыбнулся в 32 белых зуба Абубакар Циссе, приехавший из Мали. - Мы уже пятикурсники. Сначала я окончил военное училище у себя в Мали. А потом через отбор попал в Россию для обучения в танковые войска. Поначалу было немного сложно, но постепенно мы начали привыкать и к температуре, и к климатическим условиям и русский язык выучили. Здесь мы обучаемся на таких же танках, что есть у нас дома.

- Иностранцы здесь есть как курсанты, так и офицеры, которые проходят переподготовку, - пояснил мне командир подготовки разведчиков Дмитрий Рачук. - Это, конечно, представители дружественных стран: Ангола, Монголия, Мали, Сирия, Вьетнам, Саудовская Аравия - всего 32 государства. Отсюда они уходят командирами танковых, мотострелковых, разведывательных взводов. Мы им даем такую же подготовку, что и нашим офицерам, но учитывая их театр военных действий. Ну, к примеру, зачем тем, кто живет в пустыне, горная и уж тем более арктическая подготовка? В основном мы делаем упор на обучение с учетом техники, которую Россия поставляет в конкретную страну.

- Много их у вас?

Сейчас 250 человек. И получается большой отрыв преподавателей.

Нужно расширять училище до университета. Посмотрите, у нас полей много, мы их не передаем городу. Три-четыре батальона могут одновременно заниматься. У нас может здесь и артиллерия стрелять, и авиация наносить удары. У нас хватает своих танков, пушек. От Иркутска до Владивостока людей много живет, многие хотят военными стать. Но всех мы принять не можем. Хотя у нас напротив училища целая дивизия законсервирована. За счет нее можно расширяться. Вот бы вы тоже поспособствовали там, в Москве. Мы ежегодно около 200 человек офицеров-россиян выпускаем, порядка 25-50 прапорщиков - специалистов со средним профессиональным образованием, специальный факультет - до 40 человек. Но можем-то намного больше.

Возрождение духа

- Моя мечта - организовать обучение по всем доступным специальностям для Сухопутных войск на базе одного, нашего вуза, - соглашается Владимир Грызлов. - Тем более что наш полигон общей площадью 1.600 квадратных километров дает возможность это делать. Кроме сухопутного вооружения, можно применять и авиацию - бомбардировочную и штурмовую.

По сути, российские офицеры говорят об отечественном аналоге американского Вест-Пойнта. В этой военной академии готовят специалистов практически по всем специальностям. Ежегодно Вест-Пойнт выпускает до 1.000 офицеров. Обучение оплачивается армией, поэтому после выпуска бывшие кадеты обязаны прослужить по контракту не менее пяти лет.

В Благовещенске для создания подобного вуза есть все условия. А воспитывать будущих курсантов можно прямо со школьной скамьи. При училище построена самая настоящая партизанская деревня, которая по своей аутентичности и размаху может серьезно поспорить с деревней, возведенной в столичном парке «Патриот». И в этом споре я бы отдал преимущество амурским землянкам. Здесь ребятня из местных школ знакомится с историей своей страны, с традициями ее воинства, занимается военно-прикладными видами спорта и, конечно, вступает в ряды всероссийской молодежной организации «Юнармия».

- Сегодня видно, что у молодежи, которая идет в армию, поступает к нам, зарождается тот дух, которым были пропитаны солдаты советского времени, - рассказал мне штатный священник ДВОКУ отец Георгий, сам в прошлом военный. - Сегодняшние молодые люди, слава Богу, являются его носителями. Скорее всего, их родители и даже деды закладывали это в них. И сейчас эта преемственность, традиции и, самое главное, дух возрождаются.

Орден для училища

Пока члены Общественного совета при Минобороны осматривали расположение Дальневосточного высшего общевойскового училища, к ним подошли несколько офицеров. Было видно - с какой-то просьбой. Оказалось, просили не для себя лично.

- 80 лет училищу в 2020 году, 37 Героев России и Советского Союза, на соревнованиях занимаем первые и призовые места, столько офицеров прошли горнило войны, - пояснил мне Дмитрий Рачук. - Все учебные заведения за свои достижения чем-то отмечают, а наше училище не награждено ничем - ни вымпелом министра обороны, ни орденом. Хотя оно того действительно заслуживает.

А еще преподаватели ДВОКУ на громкой нынче волне переименования российских аэропортов просят прислушаться и к их мнению. Они считают, что аэродрому Благовещенска нужно присвоить имя выпускника училища - Героя Советского Союза десантника Альберта Слюсаря.

- Альберт Евдокимович - настоящий офицер, герой и истинный патриот, - сказал легендарный десантник Герой Советского Союза Валерий Востротин. - И он достоин, чтобы главный аэропорт края носил его имя. В своем докладе министру обороны мы будем настоятельно рекомендовать присвоить воздушной гавани Благовещенска имя Альберта Слюсаря.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама