В других СМИ
Загрузка...
«Дельфин», К-18 и «Борей» - нет в море никого сильней
© Фото из архива
Первая русская боевая подводная лодка "Дельфин"

«Дельфин», К-18 и «Борей» - нет в море никого сильней

19 марта в нашей стране отмечается День моряка-подводника
19 марта 2018, 07:44
Реклама
«Дельфин», К-18 и «Борей» - нет в море никого сильней
© Фото из архива
Первая русская боевая подводная лодка "Дельфин"

Слова в заголовке - это не просто удачно подобранная рифма для заголовка, это отражает фактическое положение дел на просторах мирового океана. В составе военно-морских сил любого государства нет более мощного класса кораблей, чем подводные лодки. Так было и так будет. Начиная с «Дельфина» - первой русской боевой подводной лодки, построенной на Балтийском заводе в 1904 году. И, заканчивая подводными крейсерами стратегического назначения четвертого поколения класса «Борей», которые в настоящее время поступают на вооружение ВМФ России.

Справка

2018 год является юбилейным в истории отечественного атомного подводного флота. Ровно 60 лет назад в состав ВМФ была принята первая атомная подводная лодка "Ленинский комсомол", открывшая новую эпоху в развитии отечественного флота и судостроения.

Понятно, что скачок в деле подводного кораблестроения за более чем вековую историю произошел громадный. И современные субмарины с атомными энергетическими установками, способные погружаться до полукилометра, не идут ни в какое сравнение с первыми лодками, которые приводились в движение при помощи бензиновых моторов и электродвигателей и имели рабочую глубину 50 метров. Что касается вооружения - 16 межконтинентальных баллистических ракет против двух маломощных торпед и нескольких мин - тут вообще говорить не о чем. Единственное, что осталось почти без изменений - сила духа моряков, которые и тогда, и теперь, находясь в море, руководствуются единым принципом: «Один - за всех, все - за одного». Для подводников это не просто девиз. Это - жизненное правило, неукоснительное для соблюдения.

Только две страны в мире достигли Северного полюса

Когда капитан 1 ранга Юрий Юрченко - командир атомного подводного крейсера стратегического назначения К-18 «Карелия» получил приказ на подготовку к походу на Северный полюс, он не стал напоминать экипажу о главном принципе подводников. Он лишь конкретизировал задачу для каждого командира боевой части и определил сроки подготовки. В начале 1994 года, когда многие зарубежные языки начали болтать про угасающую мощь Военно-морского флота России, доказать обратное, стало делом принципа. К тому же приближалось 300-летие Российского флота. Решение принималось на уровне первых лиц государства. Арктические походы подо льдами, и тем более на Северный полюс, всегда являлись лучшим критерием возможностей моряков-подводников (технических и моральных). И еще - были элементом престижа страны.

Справка

До сих пор подводникам только двух стран в мире - СССР-России и США - удалось достичь географической точки Северного полюса и там всплыть.

Подготовка к походу заняла около трех месяцев, и 15 июля из пункта базирования Гаджиево (Северный флот) вышли две лодки. Первой шла торпедная АПЛ «Даниил Московский» под командованием капитана 1 ранга Сергея Кузьмина; на нее была возложена функция дальнего охранения. Второй - «Карелия», на борту которой находился руководитель похода контр-адмирал Александр Берзин. Шли около полумесяца на безопасной скорости подо льдом, толщина которого местами доходила до 2,5 метров.

К полюсу на веслах

Подойдя к географической точке полюса в подводном положении, лодка Кузмина обследовала обстановку в районе. Пробыв там двое суток без всплытия, «Даниил Московский» покинул район, освободив место для «стратега» - более крупного по размерам. Приблизившись к точке, где сходятся все меридианы и часовые пояса эхоледомер К-18 «нашел» в сплошном льду полынью размером примерно 300 на 250 метров. Внимательно все выверив и четко следуя указаниям командования: «Если возможности для всплытия не будет, лодкой и людьми не рисковать», Юрченко дал команду на всплытие.

Лодка подошла к кромке льда максимально близко, остановившись метрах в десяти. Предстояло еще на него высадиться и зафиксировать факт посещения Северного полюса, водрузив на «макушке» планеты российский триколор и Андреевский Военно-морской флаг. А поскольку на борту нет штатных шлюпок, пришлось использовать надувную резиновую лодку, которую посоветовали прихватить с собой более опытные подводники. Когда «знаменная группа» в количестве двух офицеров была готова к высадке, выяснилось, что в базе забыли «мелочь»: весла. И тогда их пришлось заменить шанцевым инструментом - двумя совковыми лопатами, которые обязательно есть на любой подводной лодке. Так и добрались до полюса.

Поставленная задача была выполнена на сто процентов: впервые в истории постсоветской России моряки-подводники достигли Северного полюса, повторив подвиг своих старших товарищей, покоривших верхнюю точку земного шара в 1963 году. Руководство страны по достоинству оценило уровень боевой выучки и мастерство российских подводников. Обоим командирам лодок и руководителю похода было присвоено звание Герой России, около полусотни человек обоих экипажей наградили орденами и медалями.

Их "понты" и наши возможности  

Накануне Дня моряка-подводника мы встретились с Юрием Ивановичем Юрченко в Санкт-Петербурге, где он живет после выхода в отставку. Поздравив с наступающим праздником, я не удержался и поинтересовался его мнением по поводу сегодняшнего состояния дел в подводном флоте и - как он относится к заявлению председателя Стратегического командования Вооруженных сил США о том, что американские подводные лодки способны уничтожить Россию. Морской офицер улыбнулся:

- Не знаю, есть ли в американском языке перевод русского слова "понты", но по-другому, увы, охарактеризовать заявление американского генерала я не могу. Если же серьезно, то имеющегося ядерного боезапаса на действующих американских атомных субмаринах, вне всякого сомнения, хватит, чтобы уничтожить даже полмира. Но это - чисто теоретически. Потому что практически никто им этого сделать не позволит. Если же кто-то из американских военных деятелей считает, что российская система противоракетной обороны не заметит их залпов, пусть рискнут нажать на «красную кнопку». Только прежде им следует заказать панихиду за упокой своей Америки, от которой точно ничего не останется после ответного удара, который, как сказал наш глава государства, последует мгновенно.

- Как Вы оцениваете сегодняшнее состояние дел на флоте?

-  Если по-военному честно, я горд. Российский подплав в сравнении с тем, что было в 1990-е годы, стал на голову выше. И сегодня вряд ли кто-то позволит усомниться в его боеспособности.

И знаете, мне приятно осознавать, что наша лодка «Новомосковск» (проект 667 БДРМ «Дельфин») (Юрий Иванович служил на ней старпомом - авт.) в начале августа 1991 года фактически спасла ракетный ядерный флот страны от распада. Если бы тогда, в рамках операции «Бегемот-2» нам не удалось произвести залп полным боекомплектом из 16-ти баллистических ракет, неизвестно, стали бы строить нынешние «Бореи».

Наш экипаж во главе с командиром Сергеем Егоровым, отстрелявшись как автомат, только вес каждого «патрона» превышал 40 тонн и улетал за восемь тысяч километров, показал всему миру, на что способны русские подводные атомные ракетоносцы. Максимальный же залп американской АПЛ «Огайо» на тот момент составлял всего лишь четыре ракеты. И, насколько мне известно, повторить наш рекорд до сих пор не могут подводники ни в Штатах, ни в другой стране мира. Вот вам и ответ по поводу сегодняшних возможностей России и американских, извините, «понтов».

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама