В других СМИ
Загрузка...
М1126 Stryker против БТР-82А: паритет огня и стали
© Владимир Коробицын/zvezdaweekly.ru
Паритет огня и стали.

М1126 Stryker против БТР-82А: паритет огня и стали

Американские генералы не уверены в превосходстве своей новой бронемашины над российским коллегой
03 июля 2018, 12:00
Реклама
М1126 Stryker против БТР-82А: паритет огня и стали
© Владимир Коробицын/zvezdaweekly.ru
Паритет огня и стали.

Натовские генералы продолжают пугать Европу - российская агрессия близка, как никогда. Потому частят офицеры Североатлантического альянса с маневрами: то в Польше развернут танковый бой, то в Норвегии перекроют акваторию, то штурмуют Неман в Прибалтике. Учебные атаки европейцев, где только можно, поддерживает американский контингент. Их тяжелые «Абрамсы» и боевые машины пехоты «Брэдли», словно вишенка на торте,  катком проходятся по условному врагу.

Особая надежда «звездно-полосатых» - на ударные части, ведомые бронетранспортерами М1126 Stryker. Давно прописавшийся в Германии 2-й кавалерийский полк США под завязку укомплектован «Страйкерами». «Кавалеристы» не скрывают - их удар верхом на колесной броне рассечет оборону противника, словно скальпелем. От неминуемого в случае войны противостояния с нашими БТР они отмахиваются - российские БТРы безнадежно устарели. Офицеры рангом повыше не так оптимистичны: если в Европе «запахнет жаренным», М1126 Stryker неизбежно придется скрестить стволы с одноклассником - российским БТР-82А.

Первый взгляд

У М1126 Stryker сразу два родоначальника. Первый - корпус морской пехоты США. Именно они больше десяти лет эксплуатировали удачный восьмиколесный броневик LAV (от англ. Light Armored Vehicle - легкая бронированная машина) семейства MOWAG по прозвищу «Пиранья». Военных впечатлила неплохая проходимость и вооружение. А второй «крестник» поневоле - это наш БТР-80! Именно боевой опыт «восьмидесятки» в горах Афгана и Чечни окончательно убедил конструкторов создать именно такой Stryker, каким мы знаем его сегодня.

БТР-82А внешне очень похож на своего предшественника БТР-80. Поставь их рядом,  отличий, кроме башни, и не найти. Действительно, от «восьмидесятки» к БТР-82А корпус перешел целиком. Но и только. Дальше - уже совсем другая машина. Она потяжелела на 400 килограммов, получила оружие повесомее.

Призвание обеих машин - доставить мотопехоту или десант на поле боя, плюс легкая огневая поддержка.

Однако при ближайшем рассмотрении наши БТР немного выбиваются из этой концепции. Тот же «Страйкер» поставляется в крупные подразделения в качестве усиления. Например, в хорошо знакомый по натовским учениям в Польше и Прибалтике 2-й кавалерийский полк США. До этого американские «кавалеристы» имели лишь небронированные «Хаммеры». Теперь Stryker и броней прикроет,  и разнокалиберным огнем поддержит. Особая миссия машины - возможность «работать» в условиях плотной городской застройки.

С БТР-82А та же история. Концепция мотопехоты - просто подогнать бойцов к бою и слегка поддержать пулеметным огнем уже не отвечает времени. Теперь нужна машина посолидней: и с броней, и с проходимостью, и с вооружением. Так и родилась, точнее,  перевоплотилась «рабочая лошадка» мотопехоты БТР-80 в современную бронемашину БТР-82А.

Еще один факт, который необходимо учесть при сравнении БТР-82А и М1126 Stryker. Российский бронетранспортер родом из советского ВПК. «Страйкер» - ребенок нового тысячелетия. М1126 Stryker - это полноценная боевая платформа. На нее можно смонтировать радиоразведывательный и медицинский комплексы, мощное артиллерийское вооружение. Правда, чаще всего бронекорпус «Страйкера» «затачивают» под перевозчика мотопехоты.

В армии США их уже 2.000 единиц. Наши войска могут пока рассчитывать на полторы тысячи БТР-82А.

И грязь месить, и по автостраде колесить

Сердце «Страйкера» - дизельный двигатель Caterpillar C7 мощностью 350 лошадиных сил. За 25 секунд он разгоняет 16-тонную бронемашину до рекордных 100 километров в час по шоссе. Автоматическая трансмиссия Allison 3200SP делает комфортной езду и по легкому бездорожью: щелчок рычага, и колесная формула легко изменяется. Едем по городскому шоссе - хватит и четырех ведущих. Съезжаем на бездорожье - включаем в процесс все восемь колес.

БТР-82А в скорости немного уступает заокеанскому коллеге - КамАЗовский дизель тянет лишь на 300 лошадей. Но он резвее, чем был на «восьмидесятке». Трансмиссия тоже подверглась пересмотру: старые колесные редукторы, карданные валы и амортизаторы заменили на современные и долговечные модели. Усилили и ведущие мосты - дифференциал можно полностью блокировать, и БТР по бездорожью зашуршит бодрее.

На кочках и ухабах «американец» ведет себя скромнее. Подвеска М1126 Stryker заимствована у предшественника - броневика морпехов LAV «Пиранья». Передние две пары колес идут на пружинной подвеске, другие - на торсионах. Такая смешанная система позволяла «выруливать» из трясин и зыбучих песков. Однако удачное решение для «Пираньи» оказалось не столь эффективным для «Страйкера». Повышенный вес нивелирует все преимущества.

Кандидат военных наук Сергей Суворов однозначен в своих выводах: у американского БТР - вес 17 тонн, машина в грязь сразу садится. Наша машина - легче. Плюс старая добрая механика вместо автоматической коробки передач. Нашему 82-му в месиве и глине грести легче.

Корпус сдюжит

Вопрос защиты для современного бронетранспортера - фактор решающий. Поэтому производитель «Страйкера» использовал опыт предшественников. Например, обводы корпуса перешли от уже знакомой нам «Пираньи» LAV MOWAG к «Страйкеру». Осталась и компоновка: защищенный увесистыми бронеплитами двигатель стоит справа по ходу движения, водитель - слева, средний и задний отсеки отданы под боевое отделение.

М1126 Stryker крупнее своих предшественников. Высокий профиль и, следовательно, повышенная заметность - плата за противоминную защиту. Специальные компрессионные кресла и V-образное днище подняли потолок БТР на 25-30 сантиметров.

«Американец» «закатан» в бронированный сварной корпус толщиной до 12 миллиметров. «Лоб» базовой модели «Страйкера» готов вытерпеть очередь из бронебойных пуль калибра 14 миллиметров. Осколки от разрыва 155-мм снаряда даже в 30 метрах ему тоже не опасны. Борта и корма держат удар поскромнее - им по плечу лишь бронебойные винтовочного калибра.   

Другое дело, если навесить на М1126 Stryker специальные металлокерамические панели MEXAS немецких бронелитейщиков. И тогда уже корма с бортами держит крупнокалиберную пулеметную очередь, а «лоб» способен отразить с полукилометра и 30-миллиметровый бронебойный сердечник.

Дополнительная броня на «Страйкере» не раз спасала американских десантников. Вот что заявил полковник Роберт Браун в авторитетном журнале Defense Industry Daily:

- За год в Ираке в наши «Страйкеры» попало 115 гранат РПГ. И ни одной подбитой машины! Это фантастическая бронемашина.

БТР-82А тоже сохранил компоновку своего «прародителя»: отделение управления - впереди, десантно-боевое отделение - в середине, моторно-трансмиссионное - в корме. Прежним остался и уровень защищенности - только противопульная. Но российские инженеры пошли на хитрость: в качестве внутренней обивки использовали многослойное противоосколочное покрытие из арамидного волокна. Оно сработает, если основную броню пробьет калибр крупнее 7,62 миллиметра.

Как итог: БТР-82А  на четверть более живуч и лучше защищен, в сравнении с «папой» - БТР-80. В конкретном примере: бронебойный подкалибер 7,62 мм даже со 100 метров безвреден для экипажа и машины. С калибром в 12,7 мм уже небезопасно - даже лобовую 10-миллиметровую бронесталь он «шьет», как шило бумагу. Дополнительный обвес российского бронетранспортера конструкцией не предусмотрен. Изрядно потяжелевшую бронированную машину 300-сильный движок уже не потянет. И это - еще один балл в пользу «Страйкера».

Некоторые источники заявляют - в БТР-82А возможна установка противокомпрессионных кресел, которые значительно снижают урон экипажу при подрыве. Однако это маловероятно: корпус русской бронемашины спроектирован еще в прошлом веке, и необходимых для таких кресел лишних сантиметров над головой просто нет. Потому внутри БТРа - обычные, пусть и новые сиденья.

И все же БТР 82-А не совсем беззащитен перед минами. В интерьере бронетранспортера применяют специальные энергопоглощающие коврики. Их назначение - немного сбить энергию взрыва. Похожую технологию успешно используют арабы в своем четырехколесном броневике Isotrex Phantom.

Однако все это на противоминную аббревиатуру MRAP (англ. mine resistant ambush protected - защищенный от подрыва и атак из засад, миностойкий) не тянет. Тут преимущество «Страйкера» безоговорочно. Маленькое утешение - при подрывах на противопехотных фугасах БТР-82А имеет хороший шанс убраться с места взрыва самостоятельно. Трансмиссия нашего бронетранспортера предусматривает потерю одного, двух или даже четырех колес. Stryker так не может: повреждено хотя бы одно колесо - вызывай буксир. Но с миной побольше такой фокус не пройдет - при таком подрыве российская бронемашина обречена. Десанту «американца» тоже не поздоровится, однако их шансы значительно больше. Выжившие в Афгане и Ираке сами собой уже отличное подтверждение.

Итак, М1126 Stryker на полкорпуса обходит наш БТР-82А по защищенности.

Огонь из всех калибров

Не вышло с броней, быть может, российской бронемашине повезет с вооружением? Первый взгляд, и сразу преимущество: вместо крупнокалиберного КПВТ из башни угрожающе выступает 30-миллиметровая пушка. Электроприводы и стабилизатор в двух плоскостях позволяет «поливать» огнем на ходу. Но и КПВТ никуда не делся! Более того, к нему в пару придан танковый пулемет Калашникова. Так что шквал из трех калибров в 2.000 выстрелов в минуту может «заклевать» практически любую легкую бронетехнику.

Стволы БТР-82А всеядны - одинаково хорошо поглощают как отечественный патрон, так и натовские трофеи.

У американского бронированного коллеги «пехотной» модификации (Infantry Combat Vehicle) - вооружение поскромнее. На легкой башне дистанционно управляемый пулемет M2 «Браунинг» калибра 12,7 мм или калибром помельче М240. В распоряжении стрелка есть тепловизор и телекамера с приближающим объективом. С пулеметными стволами синхронизирован лазерный дальномер. С точностью до 2,5 метра он определяет цель на удалении до шести километров.

Еще одна оружейная альтернатива для «Страйкера» - автоматический 40-мм гранатомет Мк19 с 448 гранатами. Этого хватит, чтобы забросать любой кишлак или окоп, но бесполезно в борьбе с бронетехникой.

Мы умышленно не рассматривали тяжеловооруженные версии М1126 Stryker, такие как минометный M1129 Mortar Carrier Vehicle или сверхтяжелый M1128 Mobile Gun System с противотанковым орудием в 105 миллиметров. Эти машины выходят за рамки концепции бронетранспортеров и являются подвижными огневыми точками.

Так что вывод однозначен: базовая модель «Страйкера» по огневой мощи проигрывает российскому оппоненту.

Противостояние электронных «мозгов»

Бронетранспортер ХХI века - это не только мощный «сердце-движок» или крепкий модульный корпус. Это еще и передовые электронные «мозги». Например, в «Страйкер» вмонтирована цифровая система C4ISR. В нее входят две радиостанции, си­стема предупреждения электромагнит­ного облучения, обзорные видеомониторы и спутниковая навигация. Если нужно, командир или стрелок на ЖК-мониторе может посмотреть с видом «от оружейного ствола». На второй экран можно загрузить карты местности, командные сообщения, отобразить «картинки» от разведчиков-беспилотников или спутниковые геотитры.

Весь корпус М1126 Stryker буквально напичкан датчиками. Данные об окружающей среде и внутреннем состоянии машины стекаются в центральный компьютер и отображаются на командирском мониторе в режиме реального времени. Регистрируется все - от накрапывающего дождика или спущенного колеса до сквозного пробития бронекорпуса.

Электронная начинка БТР-82А поскромнее. В «активе» отечественного бронетранспортера - сис­те­ма топо­гра­фи­че­ско­го ори­енти­ро­ва­ния «ТРОНА-1». С ее помощью командир по автономным и спутниковым каналам получает координаты машины прямо в приборы наблюдения ТКН-АИ. Если нужно, система подскажет, где ближайший пункт назначения или контрольная точка. Еще один плюс этой системы - лазерная подсветка, которая «увидит» и «поведет» противника на расстоянии до трех километров.

Новая цифровая ра­дио­стан­ция Р-168-25-У2 на голову качественнее и комфортнее своей аналоговой предшественницы, что устанавливалась на БТР «восьмидесятой» модели.

Однако надо признать, в электронных мозгах наша машина уступает заморскому «Страйкеру».

Ничья ценой в победу

С 2004 года М1126 Stryker постоянно подвергается критике. Так, комиссия Пентагона после операции в Ираке своим докладом едва не приговорила перспективного бронированного «американца»: не устраивал ресурс двигателя и проходимость. Чего не скажешь о нашем БТРе. Непролазная грязь, снежная целина, горная местность, песчаная пустыня, реки, озера и даже город - все это стихия БТР-82А.

Вторая претензия американского командования к американскому бронетранспортеру - защищенность. С первых дней войны в Ираке офицеры бронетанковых войск США впали в ступор: по «Страйкерам» не стреляли из автоматов и пулеметов, а жгли старым добрым РПГ-7. От советской противотанковой классики не спасали и навесные металлокерамические экраны: бронированные «американцы» горели одинаково часто. Противокумулятивные решетки немного спасали ситуацию, но повстанцы быстро перешли на спаренные боеприпасы-«тандемы» - и Stryker любой модификации тут же превращался в пылающий коробок.

Сегодня «Страйкер» ждет усиления защиты - американские инженеры корпят над навесной динамической защитой. Перешиваются и электронные «мозги» машины. Создаются новые, более удобные модули, совершенствуется связь, система управления огнем становится более адаптивной, датчики состояний - совершеннее.

Электроника и IT-«мозг» нашего БТР-82А тоже планируют совершенствовать. Однако модификационный ресурс машины ограничен: корпус отечественного бронетранспортера уже не позволяет «нашпиговать» его всем необходимым. Да и само десантирование через боковые створки и люки в современных реалиях кажется архаичным. Выход бойцов через заднюю аппарель на «Страйкере» выглядит лучшим вариантом - американцы надежно прикрыты самой бронемашиной.

С другой стороны, обрастание постоянными «апгрейдами» и модификациями превращает бронемашину в дорогой комплекс. Например, российский БТР намного дешевле своего американского «собрата». Это значит, что против М1126 Stryker ценой минимум в пять миллионов долларов мы можем выставить сразу несколько проходимых и с «колючим» вооружением БТРов.

Что же касается дуэли, то очевидного победителя мы не увидим. Возгласы и комментарии отечественных военспецов и экспертов о том, что наш БТР-82А едва ли не с километра превратит «Страйкер» в решето - ненужное и даже опасное бахвальство. У «американца» хватит брони, чтобы выдержать в «лоб» жалящую 30-миллиметровку российского разлива. Но и бронемашина США толком ничего не сделает нашему бронетранспортеру, разве что тот подставит бок или корму.

Итак, формула «подвижность-огневая мощь-броня» в гипотетическом противостоянии БТР-82А со «звездно-полосатым» коллегой М1126 Stryker указала на боевую ничью. Лишь тактика и опыт экипажа могут показать, чья машина - «мускулистее» в реальном бою.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама