В других СМИ
Загрузка...
Небо летчика Киселева
© Фото из личного архива Владимира Киселева.
Владимир Киселев.

Небо летчика Киселева

Его считают легендой пограничной авиации. За мужество, за боевое мастерство, за высокие человеческие качества
Реклама
Небо летчика Киселева
© Фото из личного архива Владимира Киселева.
Владимир Киселев.

Парадный мундир военного летчика-снайпера, заслуженного военного летчика Российской Федерации полковника запаса Владимира Киселева «потянет» на несколько килограммов: ордена Ленина, Красного Знамени, «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» 2-й и 3-й степеней, медали «За отвагу», «За боевые заслуги», медаль Нестерова, медаль «За отличие в охране Государственной границы СССР» и еще добрая дюжина наград и знаков отличия.

Но по внешнему виду ни за что не скажешь, что у этого предельно скромного офицера общий налет  более 5 тысяч часов, 2 тысячи боевых вылетов, что он в совершенстве освоил вертолеты Ми-2, Ми-8, Ми-24, Ка-27 и подготовил два десятка первоклассных летчиков.

Внешность обманчива

В момент знакомства с Владимиром Михайловичем почему-то вспомнилась история, о которой в своих воспоминаниях рассказывал кинорежиссер Владимир Басов. В период подготовки к съемкам фильма «Щит и меч» встал вопрос о том, каким должен быть исполнитель роли главного героя - разведчика Йогонна Вайса. Помощник режиссера утверждала, что надо искать харизматичного, высокого и плечистого актера. Спор разрешился на встрече творческой группы с руководством КГБ СССР, когда Басову предложили самому определить, кто из двенадцати чекистов, сидящих в кабинете, является разведчиком-нелегалом и Героем Советского Союза. Режиссер ошибся 11 раз. Героем оказался человек, во внешности которого не было ничего «монументального» - ни стального взгляда, ни брутальной внешности.

Так вот, Владимир Киселев принадлежит именно к такому типу людей. Он не любит, когда на него обращают внимание, говорит спокойно и тихо, взгляд всегда доброжелательный. В общем, ни в его поведении, ни в облике абсолютно нет ничего героического.

Его мечта

Родился Владимир Киселев совсем недалеко от китайской границы - в поселке Текес, что в Алма-Атинской области. Когда учился во втором классе, рядом со школой сел вертолет Ми-1. Пацанва сразу же обступила машину, упрашивала летчиков прокатить. Но вертолет улетел по своим делам, а у Володи в сердце что-то екнуло. Вот так родилась большая мечта.

Учился Володя хорошо, а в десятом классе начал оформлять документы в летное училище. Но сотрудник военкомата отправил их с опозданием. Владимир отработал слесарем-сборщиком на военном заводе и на следующий год поехал пытать счастья в Сызранское высшее военное авиационное училище летчиков. Из семи кандидатов поступили двое, в том числе и Киселев, - пройти строжайшую медкомиссию удалось не всем.

Учился жадно, схватывая все буквально на лету. На 2-м курсе инструктор капитан Виктор Трошин одним из первых выпустил курсанта Киселева в самостоятельный полет на Ми-2.

Владимир Михайлович до сих пор помнит, как оказался между огромным поднимающимся из-за горизонта солнцем и оставшимся внизу аэродромом. Хотелось петь, хотелось кричать. Впрочем, это обычное состояние для тех, кто впервые поднял тяжелую машину в небо.

Владимир окончил училище достойно. Как одного из лучших выпускников, командование решило оставить его летчиком-инструктором. Но он жаждал настоящей работы, настоящих полетов, настоящего неба, поэтому обратился к своему инструктору Виктору Хвалгину с просьбой о содействии. Инструктор не подвел, только предупредил: придется расстаться с ВВС, так как разнарядка есть только в авиацию пограничных войск КГБ СССР. Скрепя сердце согласился. И только прибыв к первому месту службы на должность штурмана звена в Благовещенск, понял, что не прогадал, что летчик пограничной авиации - профессия настоящих мужчин.

Обычная боевая работа

Вместе с молодыми лейтенантами Виктором Фединым, Лешей Райковым, Иваном Панасенко Киселев учился у опытных вертолетчиков выполнять задачи в отрыве от основной базы, в условиях быстро меняющейся обстановки, когда нет времени на раздумье, нет возможности с кем-то посоветоваться.

Уже в 1981 году Владимира Киселева перевели на должность командира экипажа в авиационный полк в Туркмению, в город Мары. И молодой летчик сразу же убедился: здесь служат лучшие из лучших. А по-другому и быть не могло - рядом Афганистан, рядом шла война.

Работали без выходных. Киселев до сих пор помнит стены горных ущелий, вдоль которых пролегали воздушные маршруты и ленты горных рек внизу. Штурман сверял местность с картой, своевременно предупреждая Киселева об «поворотах» ущелий, и весь экипаж понимал, что секунда промедления, особенно в условиях плохой видимости, может закончиться трагедией. Причем каждый новый полет был не похож на предыдущий. Профессионализм приходилось подтверждать практически ежедневно.

Свой первый боевой вылет Владимир Киселев запомнил на всю жизнь. Это произошло 15 января 1982 года на участке Керкинского пограничного отряда. Надо было доставить груз для мотоманевренной группы (ММГ). Глядя на выжженные сопки, проплывавшие снизу, он понимал, что там недавно шел бой. Совсем скоро состоялось и настоящее боевое крещение. Вертолетчикам предстояло высадить десант. Машина подбиралась к цели по ущелью. Следовавшие один за другим повороты требовали внимания, большого нервного напряжения и первоклассной техники пилотирования.

Но тогда Киселев еще не знал, какой ад ожидает их после приземления: как только шасси коснулись земли, скалы «заговорили» «голосами» пулеметов и автоматов - свинцовый дождь беспрерывно стучал по обшивке. А потом, после выполнения боевой задачи, надо было вывезти десант - и живых, и убитых, и раненых.

За проявленные мужество и героизм капитана Киселева наградили медалью «За отвагу». Кстати, в годы Великой Отечественной войны «отважная медаль», как ее называли, была одной из самых почетных наград, вручали ее тем, кто рисковал своей жизнью, спасая других.

Война тем временем становилась ожесточеннее. Летали днем и ночью, а ночные полеты в Афганистане - это всегда игра со смертью: никаких ориентиров, надежда только на опыт и интуицию. Не раз со стороны горных вершин в сторону вертолета Киселева летели змеистые очереди трассирующих пуль. Стреляли на звук, поэтому по ночам вертолетчики летали с полностью выключенным бортовым светотехническим оборудованием, чтобы не стать в ночном небе Афгана светящейся мишенью. Иногда ночи были лунные, и вертолет мог быть виден на фоне светлого неба.

За безупречное выполнение спецзаданий Владимиру Михайловичу Киселеву вручили медали «За боевые заслуги» и «За отличие в охране Государственной границы СССР». Орденом Красного Знамени он был награжден за смелость и мужество, проявленные во время операции «Альбурз», одним из разработчиков которой был начальник авиационного отдела КСАПО полковник Юрий Попов, которого пограничники-авиаторы буквально боготворили.

Операция в горах Альбурз, что юго-западнее Мазари-Шарифа, проводилась в конце июня - начале июля 1985 года в целях ликвидации бандформирований, обосновавших базы в этом районе. Местность там сложная, а в глубоких каньонах затаились пулеметные и зенитные расчеты, поэтому обычно шли на предельно малой высоте.

При любом, даже кратковременном, наборе высоты больше 15 метров, приходилось отстреливать «АСОшки» - тепловые ловушки, создающие помехи самонаводящимся головкам зенитных ракет типа «Стингер».

Но, несмотря ни на что, уже в первые минуты боя был сбит один вертолет. Машина упала, но не загорелась. Но даже мысли не возникло оставить на земле боевых товарищей. Киселев высадил десант, сел рядом с подбитым вертолетом и под непрерывным огнем забрал экипаж. В его машине пробоин тоже хватало...

В тот же день, во время 13-го боевого вылета, экипаж Киселева доставил воду минометчикам. Уже при наборе высоты заметили в одном из каньонов расчет ДШК, который лихорадочно расчехлял пулемет. Сразу же вышли на боевой курс и дали залп из НУРСов, но ракеты не сошли. Скорее всего, при обстреле была повреждена проводка. А когда прозвучали очереди душманского пулемета, у вертолета Киселева загорелись редуктор и правый двигатель. Экипаж, выключив горящий двигатель, успел посадить полыхающую машину на маленькую площадку и быстро покинул вертолет. Летчики отбежали всего метров на 50, когда услышали взрыв. Вертолет сгорел полностью. Экипаж Киселева подобрал ведомый капитан Юрий Харин.

В такой критической ситуации никто не растерялся и не смалодушничал: ни командир экипажа майор Владимир Киселев и правый летчик капитан Леонид Устиновский, ни бортовой техник Виктор Кондрат, а бортовой механик рядовой Владимир Петренко даже успел термос с водой вытащить из горящей машины - в экстремальной ситуации вода могла пригодиться.

Нет такого слова - «последний»

Владимиру Михайловичу довелось участвовать во многих операциях, проводимых пограничными войсками на территории Афганистана, - летал и над горами, и над пустыней. Ордена «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» 2-й и 3-й степеней вручили ему в 1987-м и 1989 году, как было написано в представлениях - за проявленный героизм при спасении раненых пограничников с поля боя.

В марте 1987 года душманы обстреляли советскую территорию в районе Пянджа. Было принято решение - дать отпор, чтобы неповадно было. Непосредственное участие в разработке этой операции принял подполковник Виталий Седых (впоследствии генерал-полковник, командующий Тихоокеанским пограничным округом), который ставил боевую задачу и летчикам, и артиллеристам, и личному составу мотоманевренной группы. Со стороны авиаторов в операции участвовали 6 экипажей Ми-24 и 12 - Ми-8. Авиационной группой командовал Владимир Киселев, уже подполковник.

По данным разведки, душманы остановились в предгорном кишлаке. Ранним утром вертолеты поднялись с десантом на борту с задачей блокировать этот кишлак. Но посланная ранее для дополнительной разведки группа на вертолете Ми-24 доложила, что кишлак пуст.

Надо было принимать решение, и Киселев, связавшись по радио с подполковником Седых, настоял на другом варианте - блокировать совершенно другой кишлак. Изменить утвержденный план операции было совсем непросто, но, как говорят, победителей не судят. В результате - полный успех, банда была полностью ликвидирована.

И тут новая вводная: в район Талукана прибыла банда с большой партией «стингеров». Наносить удар ракетами с предельно малой высоты неэффективно, а для бомбового удара нужна высота, но высота - это почти стопроцентное поражение от ПЗРК, поэтому было принято решение применить установки «Град». Разлилось море огня, и через минуту начали «работать» вертолеты, нанося ракетно-бомбовые удары. По 5-6 вылетов в день совершали вертолетчики во время этой операции. А ночью еще одно задание - спасти раненого. Добраться до него было крайне трудно, почти невозможно. Условия, если следовать наставлениям и инструкциям, исключали полет. Киселев мог сказать «нет», но тогда где-то в Союзе появилась бы еще одна убитая горем мать.

И Киселев рискнул. Весь экипаж за участие в этой операции был отмечен боевыми наградами, а командир экипажа подполковник Киселев - орденом Ленина.

В лексиконе у летчиков нет слова «последний». Свой крайний боевой вылет в Афганистане подполковник Киселев совершил 14 февраля 1989 года на участке Тахта-Базарского пограничного отряда.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама