В других СМИ
Загрузка...

США: ставка на глобальный мгновенный удар

Концепция мгновенного глобального удара не только расширила ядерную триаду США крылатыми ракетами, но и стремится вывести ее на новый качественный уровень за счет разработок высокоточных систем гиперзвукового оружия
Реклама
США: ставка на глобальный мгновенный удар
© darpa.mil
HTV-2

Глобальный мгновенный удар (Prompt Global Strike, PGS) - это стратегическая концепция армии США, согласно которой Пентагон с 2002 года начал долговременную реформу по перестройке структуры видов вооруженных сил.

Цель обозначена: поддержание американских интересов в глобальном масштабе. PGS включает в себя комплексы вооружений. Это - МБР шахтного и морского базирования, гиперзвуковое оружие воздушного, сухопутного и космического базирования, а также высокоточные крылатые ракеты воздушного и морского базирования.

Заявленные цели

В апреле 2018 года исследовательская служба Конгресса США опубликовала доклад «Conventional Prompt Global Strike and Long-Range Ballistic Missiles: Background and Issues», который подготовил специалист по политике в области ядерного оружия Эмми Ф. Вульф. В документе говорится о том, что необходимость концепции Prompt Global Strike рассматривалась Пентагоном неоднократно в Четырехгодичном обзоре оборонной политики (Qudrennial Defense Review, QDR) в 2001, 2006 и 2010 годах. В 2001 году в QDR отмечалось, что стратегия обороны страны «основывается на предположении, что армия США имеет возможность проецировать силу по всему миру».

QDR 2006 года, в связи с расширением потребности в оперативных глобальных ударных операциях, отмечал, что армия США имеет возможность «атаковать стационарные защищенные объекты, мобильные цели, оперативно с применением высокоточного оружия в любой точке мира по указанию президента».

В этом же QDR делался акцент на развертывании в течение 2-4 лет группировок подводных лодок с МБР Trident II D5 с обычными боеголовками - для обеспечения задач PGS без применения ядерного оружия.

В QDR 2010 года отмечалось, что «расширение возможностей нанесения точных ударов на большие расстояния является не только одним из средств противодействия растущим угрозам США, ее военным базам во всем мире, но обеспечением возможности Пентагону прогнозировать применение силы по всему миру».

Командующий STRATCOM в 2004-2007 годах генерал Джеймс Картрайт подчеркивал, что PGS это не только доставка оружия к цели: «PGS включает в себя умение быстро планировать операции по применению высокоточного оружия и понимание того, что время от оценки до принятия решения на применение оружия, а также получаемый эффект выдвигают повышенные требования к разведке, которая должна обеспечить миссию PGS».

Большинство американских аналитиков сходятся во мнении, что армия США пока не имеет возможностей для обеспечения разведывательных потребностей в интересах PGS.

С октября 2002 года STRATCOM объединилось с Космическим командованием США (SpaceCom). Слияние дало обновленной структуре «возможность проецировать силу по всему миру через космическую и информационную войну». Пентагон реорганизовал STRATCOM для того, чтобы появилась возможность выполнять новые боевые задачи, включая планирование и осуществление операций в рамках PGS.

В июле 2006 года STRATCOM создал в своей структуре обособленное подразделение, объединяющее все функции управления операциями PGS - Joint Functional Component Command for Global Strike (JFCC-GS). Согласно заявлению STRATCOM,  JFCC-GS предназначено «для оптимизации планирования, исполнения и управления ВС США в боевых операциях по сдерживанию нападений на территорию США, а также на ее военное имущество и базы за рубежом». JFCC-GS должно обеспечить отражение любых угроз за счет глобального применения вооружения  создающего «глобальные кинетические и некинетические боевые эффекты».

Сценарии

В 2009 году Defense Science Board (Совет министерства обороны США по науке, DSB) подготовил пять сценариев по применению вооруженной силы в рамках PGS. По мнению военных аналитиков, армия США может применить глобальный удар в следующих случаях.

Во-первых, когда почти равный по мощи военный противник использовал свой противокосмический потенциал для уничтожения американского спутника.

Во-вторых, когда США захотели уничтожить компоненты ядерного оружия, которые террористическая организация поставила нейтральной стране.

В-третьих, комплекс оружия массового уничтожения временно находится в сельской местности нейтральной страны.

В-четвертых, руководство террористической организации собралось в известном месте в нейтральной стране.

И в-пятых, когда государство-изгой, вооруженное ядерным оружием, угрожает применить это оружие против США или их союзника. В этих сценариях было отмечено, что США не могут обеспечить разведданные в режиме реального времени для достижения эффективности применения оружия PGS. Поэтому ставка делалась на наиболее быстром применении этого оружия в течение нескольких минут, не дожидаясь получения уточняющей развединформации, которая может поступить в течение нескольких часов.

В QDR 2010 года отмечалось, что «США могут использовать для PGS комплекс различных систем вооружений. В ближайшей перспективе они могут включать самолеты средней или большой дальности, крылатые ракеты, запускаемые с бомбардировщиков или подводных лодок, и МБР, базирующиеся на море или на суше». Таким образом, к ядерной триаде добавились комплексы высокоточного оружия.

В качестве обоснования такого расширения QDR 2010 года приводит слова генерала Джеймса Картрайта, которые он сказал на слушаниях сената в 2006 году. В частности, генерал отметил, что повышение точности МБР приведет к более эффективному их применению по особо важным объектам противника, а высокоточные крылатые ракеты смогут поразить до 30% целей, которые раньше были закреплены за МБР.

Гиперзвуковые компоненты

В 2003 году ВВС США и DARPA инициировали программу, известную как FALCON (Force application and launch from continental United States, - применение силы и запуск с континентальной части США). Она была разработана с целью создания ракеты-носителя (РН), похожей на баллистическую ракету, и гиперзвукового спускаемого аппарата - Сommon aero vehicle (CAV), для выполнения боевых миссий в рамках PGS.

При запуске РН (модифицированной МБР) CAV должен перемещаться со скоростью 5М (пять чисел Маха) для того, чтобы доставить боеголовку из США в любую точку Земли менее, чем за два часа. Комплекс Falcon CAV должен быть готов к запуску в течение 24 часов. Скоростной боевой блок CAV после отделения от РН должен совершать маневренный полет, поражать как стационарные, так и мобильные цели на всю глубину территории противника. Для поражения мобильных целей CAV будет получать актуальную информацию с точными координатами цели. Вероятное отклонение от точки цели для CAV составляет до 3 метров.

По замыслу командования ВВС США, пусковые установки по программе FALCON должны располагаться вне зоны базирования шахтных МБР. В качестве первых баз, на которых могут быть размещены Falcon CAV, командование ВВС США предложили базу ВВС Ванденберг на западном побережье и мыс Канаверал на восточном побережье.

Целью программы HTV-2, разрабатываемой DARPA, является разработка планирующего гиперзвукового аппарата, который после запуска в верхние слои атмосферы планировал бы до цели со скоростью около 20 чисел Маха. «Он должен быть спроектирован таким образом, чтобы через 30 минут добраться от базы ВВС Ванденберг до цели вблизи атолла Кваджалейн в Тихом океане», - заявляли в DARPA.

22 апреля 2010 года министерство обороны провело первое испытание корабля HTV-2, запустив его на ракете Minotaur IV с авиабазы Ванденберг в Калифорнии. HTV-2 достиг заданных параметров полета в атмосфере, после чего, через девять минут после взлета, с ним была потеряна связь. Запуск признали успешным, хотя HTV-2 так и не смог пролететь расстояние в 6.600 км за планируемые 30 минут.

Второе испытание HTV-2 состоялось 10 августа 2011 года. По данным DARPA, ракета Minotaur IV успешно вывела HTV-2 на заданную траекторию, он успешно отделился от РН и перешел на аэродинамический полет со скоростью 20 чисел Маха. Однако во время движения HTV-2 «испытал аномалию полета», что побудило его совершить «контролируемый спуск и упасть в океан».

Помимо этого DARPA разрабатывает новую систему, известную как ArcLight, которая могла бы служить альтернативным оружием для PGS. Программа ArcLight будет использовать «высокотехнологичную ракету на основе текущей стандартной ракеты-носителя с гиперзвуковым планером, который пролетит более 3.700 км до своей цели». В качестве ракеты выбрана X-51А WaveRider, которая совершила два испытательных полета, достигнув показателей скорости в 5,2 Маха.

ArcLight будет запускаться с пусковых установок Mark 41 ВМС США - как с подводных лодок, так и с надводных кораблей. Mark 41 является универсальной пусковой установкой для КР «Томагавк» и противоракет SM-3 системы Aegis combat system морского и сухопутного базирования.

Армия США разработала свой гиперзвуковой комплекс - Advanced Hypersonic Weapon (AHW). AHW имеет коническую конструкцию. Приближаясь к цели, он маневрирует и поражает ее с помощью системы точного наведения. U.S. Аrmy провела успешные летные испытания AHW 17 ноября 2011 года.

Система, запущенная с тихоокеанского ракетного полигона на Гавайях, использовала РН, созданную на основе снятой с вооружения МБР Polaris ВМС США. По сообщениям прессы, AHW пролетел 3.860 километров до атолла Кваджалейн.

Не называется, но финансируется

В отличие от администрации Барака Обамы, команда Дональда Трампа не стала открыто рассматривать PGS ни в стратегии национальной обороны, ни в Новой ядерной доктрине, но в тексты этих документов включила все основные программные термины PGS из документов STRATCOM, ВВС США, DARPA и Defense Science Board.

Программа PGS является основой военной стратегии США по сдерживанию и ответом на угрозы своим интересам. Это подтверждается тем фактом, что финансирование подпрограмм, входящих в реализацию PGS, было продолжено  в 2018-м  и будет продолжено в 2019 году. Подпрограмма, связанная с МБР Trident II D5, практически отработана. Гиперзвуковые комплексы Falcon CAV, HTV-2, AHW и ArcLight пока находятся на стадии опытных конструкторских работ и могут появиться в виде комплексов оружия не раньше 2025-2030 года.

Подводя итог, можно сказать следующее: PGS не только расширила ядерную триаду США крылатыми ракетами, но и стремится вывести ее на новый качественный уровень за счет разработок высокоточных систем гиперзвукового оружия. 

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама