В других СМИ
Загрузка...
«Крещеный» Панджшером: горячие тропы десантной разведки
© Фото из личного архива
Валерий Юрьев в Афганистане.

«Крещеный» Панджшером: горячие тропы десантной разведки

Гвардии полковник Воздушно-десантных войск Валерий Юрьев и сегодня не выходит из боя
14 февраля 2019, 06:27
Реклама
«Крещеный» Панджшером: горячие тропы десантной разведки
© Фото из личного архива
Валерий Юрьев в Афганистане.

В декабре 1983-го старший лейтенант Александр Чернявский, командир разведроты 350-го парашютно-десантного полка, встретил сменщика прямо на «взлетке». Благо «полтинник», как в ВДВ называли этот боевой полк, стоял совсем неподалеку от Кабульского аэродрома. Спросил:

- На боевые прямо сейчас не хочешь поехать?

- Поехали, - коротко ответил Юрьев.

Наскоро переодевшись в чужую «полевку» и с чужим автоматом, буквально через час после прилета в Афганистан, на броне боевой машины он въехал в знаменитую Чарикарскую «зеленку».

Активных боевых действий в тот день не было, полученные от афганских спецслужб разведданные не подтвердились, но общую картинку театра войны разведчик для себя «срисовал» сразу.

Делай как я

Первую на афганской земле медаль старший лейтенант Валерий Юрьев получил, на удивление многих новых сослуживцев, поразительно скоро.

Вручал ему награду лично командующий ВДВ генерал армии Дмитрий Сухоруков, прилетевший в Афганистан с проверкой. А заслужил офицер-десантник почетную медаль «За боевые заслуги» за... успехи в боевой и политической подготовке еще на прежнем месте службы, в мирное время.

В 217-м ПДП 98-й воздушно-десантной дивизии (ВДД) в Болграде комроты разведки сняли с должности, а на прорыв бросили Юрьева. Рота славилась «махновщиной»: дедовщина, мордобой, ЧП за ЧП. Железной рукой молодой старший лейтенант вывел подразделение в отличные, и два года подряд его разведывательная рота гремела всевозможными заслугами не только в полку и дивизии, а в масштабе всех Воздушно-десантных войск СССР.

- Командиры делятся на две категории, - улыбается Валерий Николаевич. - Одни говорят: делай, как я сказал, другие: делай как я. Мой вариант - второй.

В Афганистане свои два боекомплекта - 900 патронов, это уже 9 килограммов, плюс еще гранаты, вода, сухпай и другие атрибуты экипировки и снаряжения, которые брали на боевые действия - он носил по горам сам, для того чтобы понимать реально в каком физическом состоянии находятся его подчиненные.

«Знак качества»

Чем дальше от фронта - тем больше героев. Чем дальше война от нашего времени - тем красочнее мемуары и рассказы ее участников.

А Юрьев говорит просто:

- Подвигов, как их в кино «про войну» показывают, за мной не числится. Старался выполнять поставленные перед разведротой боевые задачи качественно и с минимальными потерями.

Боевое предназначение разведчика - лезть в любое пекло первым.

Значительная часть наших войск в Афганистане охраняла коммуникации, сопровождала прохождение воинских и гражданских колонн. Два года службы там у многих солдат и офицеров проходили исключительно на «блоках», блокпостах. Пули и мины подстерегали везде, конечно. Но были и такие части, которые практически постоянно участвовали в боевых выходах.

- Из Воздушно-десантных войск чаще других привлекались наш 350-й и 345-й полки, - вспоминает полковник в отставке Валерий Юрьев. - По писаным уставам и неписанным правилам первой идет разведка. Мои задачи как командира по степени важности были такими: сохранить личный состав, выполнить боевую задачу, ну и самому постараться остаться в живых.

Дома, в «Союзе», его ждали жена Галя, четырехлетний сын Саша и годовалая дочь Лена.

Десантные разведчики встречались с душманами лицом к лицу. Иногда в буквальном смысле.

- Однажды идем по горному распадку, и вдруг по перпендикулярной тропе на нас вываливается такая же по численности группа «духов», человек 12-15, - рассказывает Валерий Николаевич. - Оторопели все - и мы, и они. Но наши автоматы заговорили первыми, и на камни полегли бандиты. Четверо успели поднять «лапки» вверх, и мы их взяли  в плен.

За высокую организованность при выполнении боевых задач и надежность в бою солдаты-разведчики прозвали своего ротного «знаком качества». Так к Юрьеву и приклеилось. Вскоре весь полк его так называл.

Солдата не надо жалеть

Валерий Юрьев из тех офицеров нашего воздушного десанта, который еще в Рязанском высшем воздушно-десантном командном училище накрепко усвоил истину: солдата не надо жалеть, его надо беречь.

Прежде, чем отправить бойца в бой, его надо обучить и подготовить к выполнению всех возможных в бою задач. Именно поэтому и боевые потери подразделений ВДВ на любых войнах значительно меньше, чем в других видах и родах войск.

Если была возможность подготовиться к предстоящей операции, комроты безжалостно гонял своих разведчиков на окраине военного городка полка, на стрельбище, отрабатывая различные варианты действий, которые могут быть в бою.

Поначалу солдаты, особенно старослужащие, тихо роптали, но когда на реальных боевых выходах заученные до автоматизма действия стали приносить победы, а в расположение «полтинника» вертолеты перестали доставлять «двухсотых» (мертвых) и «трехсотых» (раненых) разведчиков, никто уже не жаловался на настырного старшего лейтенанта.

- Но часто случалось, что времени на подготовку не было, - говорит Валерий Юрьев. - Летим с полком с гор в Кабул, набегались все, настрелялись. Приземляемся. «Курковые» (парашютно-десантные) роты идут отсыпаться и отстирываться, а нас прямо на «взлетке» перенацеливают на выполнение другой задачи, и на той же «вертушке» мы улетаем на реализацию новых разведданных...

Смерть «Алмаза»

Три раза разведчики Юрьева «чистили» Панджшерское ущелье. Самая крупная операция была в апреле 1984-го.

- Нас высадили из вертолетов на горный хребет в 30-ти километрах от входа в ущелье, - вспоминает Валерий Николаевич. - Высота была такая, что на один борт можно было посадить только пятерых бойцов - иначе винты Ми-8 не тянули.

Со стороны входа в Панжшерскую долину входила пехота 40-й армии и афганские правительственные части. Разведрота 350-го ПДП по одному хребту и разведрота 345-го ОПДП по другому, обеспечивали десантирование своих полков, которые шли затем навстречу войскам 40-й армии. В районе десантирования разведчики сбивали с высот подразделения противника и уничтожали их огневые точки.

- За поимку лидера панджшерских таджиков Ахмад Шаха Масуда обещали представить к званию Героя Советского Союза, - рассказывает полковник в отставке Валерий Юрьев. - Поэтому все подразделения, участвовавшие в операции были мотивированы, смотрели в оба, но он и в тот раз ускользнул незамеченным.

Зато разведчикам уже получившего капитанское звание Юрьева повезло в мае 1985-го в провинции Кунар, неподалеку от границы с Пакистаном.

- Жара была дикая, - вспоминает Валерий Николаевич. - Термометр у приданного нам арткорректировщика - знать температуру ему необходимо для расчетов при корректировке стрельбы - к обеду показывал более +50 градусов.

Воевали, можно сказать, «по расписанию». Активные боевые действия - до 11.00, затем у обеих сторон наступала своеобразная «сиеста», а с 19.00 - снова в бой. Но однажды, рискуя заживо изжариться на солнце, советские разведчики пошли в разведпоиск днем. В горной пещере они прихватили сразу целый отряд, не ожидавших такого подвоха от «шурави» душманов.

- Один из них явно был не афганцем, - рассказывает Юрьев. - И защищали его «духи» очень рьяно, пришлось положить всю его охрану, пока взяли самого.

Быстро допросили пленного. Признался, что сам он по происхождению палестинский араб, пришел в Афганистан из Пакистана, «чтобы увидеть, как сражаются за истинную веру афганские моджахеды». Позывной свой назвал: «Алмаз».

Капитан Юрьев доложил о задержанном по команде. Очень скоро комроты разведки вновь пригласили к радиостанции. Звонил полковник КГБ СССР, советник афганских спецслужб, сказал, что «Алмаз» - высокопоставленный «смотрящий» у террористов от их спонсоров из ближневосточных монархий.

- Мне приказали организовать надежную охрану араба, за которым скоро должны были специально прислать вертолет, - вспоминает Валерий Николаевич. - Связали мои ребята этого «душка» качественно, на шею - «поводок», второй конец которого держал в руках мой замкомроты Игорь Мишихин. Но не успели мы подумать, на какой стороне груди крутить дырки для наград, как пришла беда, откуда не ждали...

«Алмаза» вывели по нужде, и его расстрелял... начальник штаба батальона афганской 30-й бригады коммандос, который был придан разведроте на эти боевые действия. Якобы при попытке к бегству...

- Друг-враг - в Афганистане это было очень зыбко, - говорит Валерий Юрьев. - Действительно, «Восток - дело тонкое». Верили мы только своим боевым друзьям, только десантному братству.

Долг

26 декабря 1994 года заместитель командира 45-го полка спецназа ВДВ гвардии полковник Валерий Юрьев убыл в плановый отпуск из Моздока, где его полк готовился к выполнению поставленных руководством задач.

2 января 1995 года ему позвонили из штаба полка: «У нас большие потери».

Жене Юрьев сказал, что вызывают из отпуска на службу. Хотя вернуться в район боевых действий - это была его личная инициатива.

Галина привычно сделала вид, что поверила.

«Они еще не умеют воевать, а я умею», - сказал в оправдание Валерий Николаевич.

Вслед за афганской, он прошел и две чеченские войны. К двум советским боевым орденам Красной Звезды прибавились два российских ордена Мужества.

Под конец службы съездил полковник Юрьев еще и на войну в бывшую Югославию, служил там заместителем командира отдельной воздушно-десантной бригады миротворческих сил России в Боснии и Герцеговине, за добросовестное выполнение миротворческих задач был награжден орденом «За военные заслуги».

«Мы свою войну не проиграли»

- Мы - не ветеранская организация «для встреч и воспоминаний», - рассказывает первый заместитель руководителя «Союза десантников России» (СДР) полковник ВДВ в отставке Валерий Юрьев. - Десантник - это значит пожизненно в строю, мы, как и прежде, выполняем задачи по предназначению. Глава СДР, Герой Советского Союза генерал-полковник Валерий Александрович Востротин сказал, что начинать надо с памяти, с помощи друг другу, с помощи инвалидам, с помощи семьям погибших. Так и действуем.

...Ветерану боевых действий в Афганистане и Чечне, живущему в провинциальном городе подполковнику ВДВ в отставке, требовался протез. Культяпка отрезанной ноги натиралась о деревяшку до крови, человек ходил и оставлял кровавые следы на асфальте. Современный высокотехнологичный протез стоит более 400.000 рублей. Откуда такие деньги у ветерана военной службы?

«Союз десантников России» - не фабрика Гознака, деньги не печатает.

- Но и девиза наших Воздушно-десантных войск «Никто, кроме нас» никто не отменял, - говорит Валерий Николаевич. - Помогли мы сослуживцу-десантнику, смогли, сумели, ведь для десантников нет задач невыполнимых.

И многим другим помогают Валерий Востротин, Валерий Юрьев и сотни других ветеранов ВДВ. Десант - это сила и натиск, в «Союзе десантников России» сегодня объединены более 120 ветеранских организаций, они действуют в 64 субъектах страны. Ветераны ВДВ по-прежнему не выходят из боя, и пусть теперь это мирные «сражения» за права участников войн и вооруженных конфликтов, за патриотическое воспитание нашей молодежи - скучать им некогда.

- 15 февраля, в день 30-летия со дня окончания боевых действий в Афганистане, все организации «Союза десантников России» проведут памятные мероприятия, - говорит Валерий Юрьев. - Многие из нас прошли Афганистан. Афганцы были достойными противниками. В умении воевать им не откажешь. Они дрались за свою Родину, а мы - за свою. Права или не права была наша страна, пусть об этом спорят историки и политики, а солдаты войны не выбирают. Мы свою войну не проиграли. А закончили мы ее достойно, и, как положено победителям, с развернутыми Боевыми Знаменами вышли на Родину. 

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама