В других СМИ
Загрузка...
Флоранс Парли, Урсула фон дер Лайен и Маргарита Роблес – подписали совместный меморандум.

Европейская оборонка: тайные интриги вокруг проекта истребителя VI поколения

Старый Свет способен на интересные и перспективные разработки, но вряд ли Россия да и США, уже обладающие необходимыми технологиями, будут ждать появления аналогичной машины у конкурентов
Реклама
Европейская оборонка: тайные интриги вокруг проекта истребителя VI поколения
© defensa.gob.es
Флоранс Парли, Урсула фон дер Лайен и Маргарита Роблес – подписали совместный меморандум.

Главы военных ведомств Франции, Германии и присоединившейся к ним Испании - Флоранс Парли, Урсула фон дер Лайен и Маргарита Роблес - подписали совместный меморандум о взаимопонимании, заявив о начале работ над европейским перспективным авиационным комплексом (Future Combat Air System - англ. или Système de combat aérien futur - фр.). Присоединение к Парижу и Берлину Мадрида связано с отдельной интригой в высоких сферах европейской оборонки: теперь программа сможет претендовать на дополнительное финансирование за счет Брюсселя (для этого необходимо, как минимум, 3 страны-участницы проекта).

Интрига 1

Стороны признают, что лидирующая роль в области разработки нового истребителя будет принадлежать Франции. Такое решение представляется оправданным ввиду того, что именно эта страна является ведущей авиационной державой в Европейском сообществе. Создание перспективной платформы поручается европейскому военно-гражданскому концерну Airbus совместно с частным самолетостроителем Dassault Aviation, разработчиком современного французского тяжелого многоцелевого истребителя Rafale. Тут интересно отметить, что некоторый паритет внутри западноевропейского ВПК все же наблюдается, так как Германия, в свою очередь, получит заглавную роль в деле разработки нового танка (Main Ground Combat System).

Как бы то ни было, согласно обнародованной дорожной карте работ, чертежи будущей платформы появятся в районе 2025 года. Но серийное производство и передача в войска не планируется ранее 2035-2040 гг.

Но все же почему европейцы решили начать работы именно сейчас? На самом деле, в политико-технической подоплеке разработки перспективного авиационного комплекса явно наблюдается некая двойная интрига.

Во-первых, момент официального объявления о запуске проекта был выбран в начале 2019 г. в строгом соответствии с концепцией, анонсированной президентом Франции Эммануэлем Макроном о создании франко-германской армии, как основы европейского суверенитета. Таким образом, европейцы подчеркивают независимость своих оружейных программ от Большого заокеанского Брата, в то же время усиливая интеграцию единого военно-промышленного комплекса Старого Света.

Дело в том, что в США уже давно ведутся работы по перспективному развитию проекта Northrop Grumman X-47B. В настоящее время прототип этого роботосамолета проходит летные испытания. Это многоцелевой беспилотный «интеллектуальный» аппарат, способный на принятие самостоятельных боевых решений в условиях потери контроля с базой. Оговорюсь, что подобная автономность не является сверхновым открытием в области боевой авиации. Даже многие модели современных малых армейских беспилотников способны самостоятельно вернуться домой в случае, если отсутствует контакт с оператором.

Интрига 2

Все-таки следует отметить, что меморандум о взаимопонимании - и в этом вторая часть интриги - подписан, так сказать, постфактум, так как первая информация о начале работ над FCAS просочилась на страницы военных изданий еще четыре с половиной года назад - во второй половине 2014-го года. Фактически европейцы уже провели часть работ и наработали определенный капитал знаний. Официальное же заявление было сделано сейчас в рамках попытки возврата Европе ее военного суверенитета.

Президент Франсуа Олланд вряд ли был способен на столь сильное решение. А вот молодой Эммануэль Макрон, как выяснилось, может совершать абсолютно непредсказуемые для Вашингтона шаги.

Кроме того, для континентальной Европы было стратегически важно срочно заявить о собственном начинании после отделения от нее Великобритании.

Как известно, Соединенное Королевство недавно анонсировало проект Commonwealth по созданию собственного аппарата нового поколения Tempest.

Теория «орды» и «роевого интеллекта в боевом облаке»

Как говорили классики, лучший экспромт - это хорошо подготовленный экспромт. Именно так и обстояло дело с FCAS. С 2014 года были явно уже запущены все необходимые работы для создания самолета шестого поколения. Тут необходимо пояснить, что конкретно отличает аппарат этого типа от его предшественников. Создаваемая платформа должна отвечать новому взгляду на ведение воздушной войны и завоевание господства в воздухе.

Современная концепция военно-воздушной обороны любой страны строится на базовом подходе, заложенном еще в первые десятилетия ХХ столетия Джулио Дуэ, итальянским генералом и военным теоретиком. Именно он предложил применить к авиации «тактику кочевников». Итальянский специалист отстаивал тогда еще совсем неочевидную точку зрения, что борьба в воздухе может вестись только по принципу подвижных схваток, налетов «орды», проникающей в чужое пространство и проводящей массированные бомбардировки. В те годы большинство профессионалов придерживалось совсем другой точки зрения. Впоследствии теория «орды» позволила грамотно применять истребительную авиацию и создать поливалентные самолеты, работающие и по земле, и в воздухе.

В настоящее время теория Дуэ получила естественное развитие после появления БПЛА. Для их использования военные программисты придумали специальный алгоритм, позволяющий организацию так называемого «роевого интеллекта в боевом облаке». При использовании такой программы малые дроны ведут себя подобно рыбам в косяке или пчелам в рое. Ведомые следуют за ведущими, обладающими более высоким уровнем принятия решений. В случае нанесения удара по их плотному скоплению, они рассеиваются, а потом собираются снова вместе.

Истребитель шестого поколения должен быть способен не только и не столько выполнять самостоятельно поставленную перед ним боевую задачу, но и находиться в постоянной коммуникации с роем дронов, работающих по цели совместно с этим аппаратом.

Именно такие возможности и продемонстрировал в 2018 г. американский F-16, совершивший условный боевой вылет совместно с БПЛА. В данном случае программа сопряжения пилота за штурвалом и боевого робота в одном тактическом звене являлась характерным признаком ВВС шестого поколения.

По сути, американские истребители нового поколения теперь способны быть ведущими для стаи дронов или же для эскадрильи тяжелых беспилотников. В воздушной войне нового типа человек превращается в оператора систем вооружения и контролера, дающего целеуказание. В самой философии боестолкновения нового типа нет ничего революционного, так как уже сейчас стратегические бомбардировщики или те же корабли лишь доставляют ракету в определенную точку пространства, откуда производится пуск. Далее машина смерти летит самостоятельно, находя и обретая цель, согласно заложенной программе.

И все-таки очевидно, что у самолета-беспилотника несколько другая задача, чем у ракеты. А для истребителя шестого поколения надо разработать специальные протоколы сопряжения и работы в звене.

И вот оказывается, что за целых 4 года до официального запуска проекта истребителя шестого поколения и за 3 года до того, как это было сделано в Америке, французский Dassault Aviation провел испытания по совместным маневрам в составе одной эскадрильи двух самолетов - Rafale и Falcon - с БПЛА Neuron. Тогда результаты испытаний были признаны удовлетворительными.

А за 4 месяца до официального объявления о начале работ над перспективным авиационным комплексом FCAS - то есть в октябре 2018 г. - в профессиональной военной прессе появляется информация об успешно проведенных испытаниях военного немецкого самолета и 5 дронов типа Do-DT25 (обычно используются как мишени для ракет «воздух-воздух»). Испытания проводились компанией Airbus Defence & Space над Балтийской акваторией, в немецком воздушном пространстве.

Когда в товарищах согласья нет

Получается, что необходимые программы уже разработаны. Тем не менее вряд ли франко-германо-испанскому альянсу удастся быстро довести до ума новую платформу. Если в области программного обеспечения явно достигнуты правильные результаты, то в таком деле, как разработка планера и создание основных узлов и компонентов, ясности не наблюдается.

Стоит оговориться, что общий концептуальный вид аппарата уже был представлен СМИ. Конструкторы явно намерены применить схему «летающее крыло». Обращает на себя внимание и развитая механизация, достаточно наглядно отраженная в пока еще концептуальной модели. Тем не менее очевидно, что этот внешний вид истребителя имеет мало общего с реальным обликом будущего летательного аппарата.

На сегодня по-прежнему не заявлен ни один параметр: ни максимальная взлетная масса, ни практический потолок, ни скорость, ни тяговооруженность, ни радиус действия…

Достоверно известно, что двигатель для самолета разработает французская компания Safran и его немецкий партнер MTU Aero Engines. Если исходить из характеристик российского истребителя того же класса (возможно, это будет доработанная версия Су-57), то западный аналог должен будет работать не только в стратосфере, но и в ближнем космосе. Иными словами, единственно возможным двигателем должен стать комбинированный ракетно-реактивный вариант. Возникает вопрос, насколько подобная техника окажется по зубам франко-германскому альянсу.

Придется европейским инженерам отработать и вопрос защиты будущего военного борта. При функционировании на запредельных скоростях они должны, как минимум, довести до ума собственную версию широкополосного радиофотонного радара (в России опытный образец существует уже два с половиной года). Самолет должен обладать и лазерной защитой, выжигающей головки ракет самонаведения. Между тем, лазерные технологии, в отличие от РФ, где уже стал на боевое дежурств «Пересвет», у западноевропейцев пока отсутствуют.

На пути реализации проекта стоят еще и коммерческие аргументы. Во-первых, немцы еще не имеют четкого представления о том, какой именно истребитель они желают получить - исключительно для внутреннего пользования европейской армии или же, в том числе и в экспортной модификации. То есть базовая концепция машины все еще не определена до конца.

Все заинтересованные концерны находятся в жесткой конкуренции друг с другом, ведь победитель получит сверхкрупный заказ, что только подогревает ажиотаж.

Французская группа THALES, традиционно разрабатывающая авионику для боевых машин своей страны, должна будет заняться и новым проектом. Но немцы требуют выделить им больший объем работ - в частности в области авионики (группа Hensoldt). В противном случае они грозятся вообще выйти из проекта.

Получается, что французский государственный заказчик DGA никак не может договориться со своим зарейнским коллегой BAAINBw.

С учетом всего вышеизложенного трудно не вспомнить печальный опыт доведения и «обкатки» машины четвертого поколения EurofighterTyphoon. Когда первые образцы этой техники только-только пошли в серию в 2003 году, то выяснилось, что боевая машина плохо летает и неважно стреляет в… тумане и ночью. При анализе недоработок выяснилось, что проблемы возникли из-за стыковки различных узлов, которые были произведены в разных странах. До сегодняшнего дня французы были избавлены от такой проблемы, так как Rafale является полностью национальным проектом, как, собственно, и когда-то Mirage. Но Париж не сумеет потянуть в одиночку бюджет создания перспективной платформы. А это, в свою очередь, приведет к неминуемому удорожанию, неразберихе и интригам, не говоря уже о сложной схеме послепродажной поддержки.

Смирится ли Америка с появлением союзного конкурента?

Заметим, что американцы вряд ли смирятся с потерей рынка сбыта (его емкость составляет приблизительно 2-2,5 тыс. машин), который они скорее всего намерены были себе обеспечить за счет младших партнеров по блоку западноевропейских стран. У США нет проблем с единоначалием, а испытания самолета будущего явно ведутся ими опережающими темпами. Так, еще полгода назад, летом 2018-го, было объявлено, что корпорация Lockheed Martin находится в шаге от создания истребителя шестого поколения на базе платформы F35 при новой моторизации корпорацией-двигателистом Pratt & Whitney (прототип силовой установки с изменяемым циклом F135 XTE68/LF).

Итак, на основании всего вышесказанного, можно прийти к выводу, что амбициозное намерение европейцев создать новейший истребитель шестого поколения не более обосновано, чем не менее тенденциозное заявление главы шведского оборонного ведомства о превосходстве национального истребителя Gripen E (Saab, JAS) над легендарным Су-35. Конечно, европейцы способны на интересные и перспективные разработки, но вряд ли Россия и США, уже обладающие необходимыми технологиями, будут ждать появления аналогичной машины у конкурентов. А за 15-20 лет, необходимых европейцам для развития собственной техники, и Москва, и Вашингтон могут вообще совершить качественный рывок, разработав следующее поколение истребителей для работы в околоземном пространстве.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама