В других СМИ
Загрузка...
Боевой дрон.

Летающие дроны с боеприпасами вызывали?

Любые БЛА - будь то российские «Карниворы», американские Predator или Reaper должны рассматриваться исключительно в качестве платформ для использования средств уничтожения живой силы и техники противника
Реклама
Летающие дроны с  боеприпасами вызывали?
© flickr.com
Боевой дрон.

Когда сегодня мы говорим о боевых беспилотниках - будь они российского или иностранного изготовления - то порой забываем о такой наиважнейшей теме, как бортовая система вооружения. 

Ковры-бомбометатели

Естественно, существуют многочисленные модификации целого класса разведывательных дронов. Но в век развития искусственного «роевого интеллекта», диктующего тактику воздушного поединка, дроны - это, прежде всего, дешевый способ доставки до «получателя» определенного объема взрывчатки в той или иной упаковке. Применение летающих роботов при воздушном боестолкновении с истребителем, пилотируемым человеком, не представляется пока целесообразным ввиду невозможности обеспечить машину всеми необходимыми алгоритмами для работы по стохастическому принципу.

Получается, что беспилотники могут выполнять, безусловно, полезные, но все же ограниченные, с точки зрения сложности, задачи. Именно поэтому американцы решили их использовать согласно излюбленному принципу «коврового бомбометания». В России такого рода операции вызывают, как минимум, сдержанно отрицательную реакцию. В памяти всплывают страшные последствия операции в Лаосе, где до сегодняшнего дня значительные пространства, даже спустя 60 лет после окончания конфликта, не заселены. Поля и леса буквально покрыты кассетными боеприпасами и крупноформатными авиабомбами.

Тем не менее именно в СССР родилась теория «засеивания» поля боя огромными объемами боеприпасов, доставляемых самолетами.

Из истории

Такой метод стал использоваться с 1943-го года и сразу дал вполне ощутимый положительный результат. Если раньше самолет буквально гонялся за бронетехникой противника, чтобы сбросить на него прицельно одну бомбу (и то было необходимо попасть в верхнюю полусферу танка, так как близкий взрыв броня новейших немецких машин неплохо держала), то теперь  авиация работает по площадям, неминуемо накрывая цель пусть и неприцельным, но все же убийственным огнем.

Американцы подхватили и развили эту российскую тактическую новинку. Тем не менее по-прежнему открытым оставался вопрос о точности бомбометания, и дело тут не столько в гуманности, сколько в эффективности.

Умно ведомые дроны

В результате, уже в эпоху дронов, то есть в двадцать первом веке, несколько оружейных корпораций США всерьез занялись задачей создания малого боеприпаса для беспилотников, так называемого Small Tactical Amunition.

Кстати, число самих БЛА в США за полтора десятилетия выросло во много раз. Так, еще в 2004 г. их насчитывалось только 162, а в 2014-м уже более 10 тысяч.

Разработка интеллектуальных боеприпасов шла параллельно с доработкой прототипа дрона-камикадзе, способного самостоятельно навестись на цель и спикировать на нее, взорвавшись. И все же, здравый смысл был явно на стороне «умных бомб». Как нередко бывает, дело здесь в экономической эффективности: зачем жертвовать сложным беспилотником, рассудили в Пентагоне, если гораздо проще использовать для этих целей то, что он может нести. При современной элементной базе и возможностях 3D-печати запчастей такая техника не обойдется излишне дорого.

В свое время штатовцы активно внедряли летающий робот RQ-Shadow. В те годы он еще не нес вооружения, так как габариты бомб и ракет не соответствовали его возможностям. И вот в 2010 г. был окончательно взят курс на уменьшение веса боеприпасов. Был даже установлен критерий - вес бомбы не должен превышать 11,5 кг. Позже и этот параметр был пересмотрен в сторону уменьшения.

Так у компании Raytheon и родился концепт Hatchet (топорик, англ.). Миниатюрная бомба весом до 3 килограммов находится в пусковом контейнере с унифицированным захватом для большинства боевых машин ВВС США.

Крупногабаритный БЛА MQ-7 Reaper (Жнец) или же его предшественник (уже снят с вооружения) Predator (Хищник) способны нести 24 таких убийственных устройства. Похоже, что американцы позаботились и об унификации крепежных узлов и с европейскими ударными беспилотниками Neuron (Dassault Aviation, Alenia, Saab, Airbus Defence & Space)  и Taranis (BAE Systems).

Крайняя дешевизна производства и быстрота изготовления позволяют применять совершенно новую трехступенчатую тактику.

Теперь человек в боевой машине не приближается вплотную к объекту, а будучи ведущим звена роботов, отдает беспилотникам приказ произвести заход на цель. Те, в свою очередь, стремятся подобраться поближе, но после бомбометания немедленно выходят из зоны поражения.

Умный боеприпас Hatchet несет полуактивную лазерную головку самонаведения и инерциальную навигационную систему. Кроме того, он снабжен GPS-приемником. Корпус снаряда обладает тремя стабилизаторами, положение которых бортовая ЭВМ может корректировать для максимальной точности прицеливания и поражения. Разумеется, изделие не имеет собственного двигателя. В случае полуавтоматической корректировки курса пилот дает боеприпасам целеуказание, подсвечивая место нанесения удара лазером. Hatchet особенно хорош при поражении неподвижных объектов - узловых точек укрепрайона, стоящих на путях составах, кораблей у причала и прочих статичных объектов.

Программа «Сближение»

В России существуют аналогичные боевые беспилотные платформы - такие как «Корсар», «Орион» или «Альтаир». Разработкой боеприпасов для них занимаются в Курске (ОКБ «Авиаавтоматика»). Но все-таки в этой сфере россиянам предстоит еще много сделать для дальнейшей миниатюризации систем - как самих роботов (по некоторым данным вес «Ориона» достигает тонны, а «Альтаира» - аж 4-5 тонн), так и управляемых боеприпасов к ним.

К сожалению, самая легкая бомба имеет не менее метра в длину при весе от 7 кг. С другой стороны, российские комплексы также используют и инерциальную систему навигации, и лазерную систему наведения при возможной радиокоррекции курса.

Похоже, что все силы наших разработчиков в области интеллектуальных боеприпасов были брошены на реализацию программы «Сближение» (создание управляемых 40-миллиметровых выстрелов для гранатомета). Ответственным за этот проект специалистам «Техмаша» имело бы смысл объединиться в одну команду с коллегами из Курска.

Чем отбиться от американского «топорика»?

Россия имеет на вооружении достаточно мощный арсенал защитных средств, чтобы встретить американский «топорик» во всеоружии. Во время атак в Сирии на аэродром базирования российских ВВС в Хмеймиме великолепно себя зарекомендовала передвижная станция «Красуха». Ее работа нарушает канал связи беспилотника с оператором. Не исключена также и возможность перехвата управления дроном. В свое время - в 2011 г. - это уже удалось иранским ВВС, которые смогли переподчинить себе американский БЛА RQ170 Sentinel и посадить его на своей территории.

Пожалуй, самая оригинальная разработка российского ВПК - это «космический бластер» от концерна Калашников (подразделение ZALA AERO). Ижевские умельцы собрали изделие REX 1, чем-то напоминающее ружье футуристического типа. Оно способно весьма эффективно глушить любой сигнал спутниковой навигации - от российской ГЛОНАСС до GPS, Galileo (ЕС) или же Beidou (КНР). Но все-таки применение такого рода техники вряд ли ассоциируется с отражением атаки штурмовых дронов. Скорее, речь идет о применении при охране VIP-персон или же воздействии на одинокие БЛА-разведчики.

Но, несмотря на продемонстрированные нашей страной возможности, на Ближнем Востоке все еще находятся горячие головы, готовые и далее продолжать дуэль технологий с российскими «зенитчиками». Не исключено, что тот же Hatchet разрабатывался американской Raytheon в тесном взаимодействии с израильской госкорпорацией Israel Aerospace Industries. По крайней мере, именно из Тель-Авива пришла информация об ограниченных возможностях российских ПВО, которая, мол, не сумеет определить минибомбу как цель, так как эффективная площадь рассеивания таких боевых изделий составляет 0,003-0,075 кв.м. Очевидно, что пока не хватает данных для того, чтобы оценить оправданность подобных аргументов.

И все же у России уже есть оружие, способное вообще уничтожить любую интеллектуальную систему еще на дальних подступах.

Как избавиться от роя БЛА?

Тут стоит выразить «благодарность» украинским диверсантам, которые после 2014 года запускают в сторону российского Крыма целые волны кустарных беспилотников. В результате постоянного противодействия угрозе со стороны Незалежной россияне выработали особый протокол для совместной работы частей РЭБ и ПВО. Техники пытаются установить приоритетную связь с бортом-нарушителем и посадить его. Конечно, в случае неудачи аппарат уничтожается в воздухе. Помимо упомянутой выше «Красухи», у частей ПВО есть и высокоточная «Пищаль», работающая по отдельным роботизированным объектам.

Таким образом, наша армия умеет противодействовать не только крупному роботу, но и мелким девайсам.

Тем не менее стоит отметить, что ни разу нашим войскам не приходилось сталкиваться с массированным налетом высококлассной техники противника. Стоит также отметить, что Пентагон рассматривает возможность создания «авианосцев для беспилотников» на основе военного транспортника «Геркулес» (Lockheed C-130 Hercules).

Именно на такой случай противостояния и рассчитан лазер «Пересвет». Этот тип вооружения встал на боевое дежурство в декабре 2018 г. Согласно заявленным возможностям, лазер просто выжигает электронную начинку и превращает дроны в металлолом, падающий с неба.

Следует все же отметить, что возможности «Пересвета» до конца еще не раскрыты, так как они относятся к категории гостайны. Но уже ясно, что диапазон его применения широк, и дроны отнюдь не единственная доступная ему цель.

Вывод

Несмотря на весьма перспективные разработки в области беспилотной авиации и интеллектуальных боеприпасов, на сегодня современные системы ПВО и РЭБ-противодействия фактически непреодолимы для них. Тем не менее такие машины могут стать грозным оружием при ведении малых войн в странах «третьего мира» или при совершении точечных актов воздействия.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама