В других СМИ
Загрузка...
Воздушная разведка - аргументы против заблуждений
© Николай Румянцев/zvezdaweekly.ru
Воздушная разведка.

Воздушная разведка - аргументы против заблуждений

Возрождение воздушной разведки, как самостоятельного специализированного вида вооружённых сил в составе ВКС
Реклама
Воздушная разведка - аргументы против заблуждений
© Николай Румянцев/zvezdaweekly.ru
Воздушная разведка.

После развала СССР в 1991 году наша армия и флот прошли огонь и воду, сократив свои ряды и количество вооружений в несколько раз. Несмотря на то, что на вооружение сейчас согласно принятым ГПВ 2020 и ГПВ 2027 поступают новые образцы военной техники - есть один узкоспециализированный род вооружённых сил, которого эти новинки пока обходят стороной. Как показывает история про этот вид вспоминают только тогда, когда результативность средств вооружения и военной техники ограничены видимым горизонтом, а оперативность информации о силах противника безнадёжно устаревает. Да, речь идёт о воздушной разведке, которая осуществляется с применением специализированных (специально подготовленных) самолётов-разведчиков под управлением высококвалифицированных пилотов.

Генералы вермахта знали практически всё о наших войсках

Многие из нас знают историю Великой Отечественной войны, особенно 1941 года, когда историки задавались вопросом: как получилось, что подготовленная и развёрнутая у границ Советская Армия терпела поражение за поражением и отступала, ведя ожесточённые бои за каждую пядь земли. Некоторые историки превозносят талант немецких генералов, а другие во всём винят Сталина, который репрессировал офицерский корпус и назначил командармами бывших командиров взводов и рот. На самом деле ошибаются и те, и эти. Дело в том, что у германских генералов было преимущество. Нет, не в количестве вооружений и военной техники. Преимущество было в другом. Генералы вермахта знали всё, практически всё о наших войсках - где они заняли оборону, где сосредоточили резервы, позиции огневых точек и артиллерии, маршруты снабжения и манёвры, которые осуществляли наши войска. В отличие от них - нашим генералам это не было известно, они воевали в информационном вакууме. Секрет генералов вермахта открывается просто - их «гений» был обеспечен действиями воздушной разведки немецких люфтваффе. Фактически это была игра в поддавки, немцы легко планировали фланговые удары, замыкали в кольцо, наносили удары в тыл частям и подразделениям Советской армии, у которой воздушной разведки не было.

Война в Сирии и воздушная разведка

Во время боевых действий в Сирии террористы имели преимущество перед армией Башара Асада, т.к. их снабжали разведывательной информацией их спонсоры и покровители из стран НАТО. Ситуация начала меняться в 2015 году, когда российские ВКС стали наносить удары по террористам, используя собственные разведданные. Результат известен - террористы в итоге потерпели сокрушительное поражение.

Выходит, у нас всё в порядке? - зададите вы справедливый вопрос. Нет, не совсем. Наша разведка была успешной, потому что мы воевали против иррегулярных войск террористов, у которых не было средств ПВО, ПРО и РЭБ. Поэтому наши спутники-разведчики и беспилотники (БПЛА) почти не встречали противодействия при добывании разведывательной информации. Понятно, если бы нашим противником стали страны НАТО, то ситуация была бы иной.

К слову сказать, страны альянса и США, осуществлявшие боевые вылеты в небе Сирии, так же не встречали сопротивления в добывании информации. Только после того, как появились российские комплексы ПВО С-400 и Сирии были поставлены комплексы С-300 ситуация в корне поменялась - полёты тактической авиации стран НАТО стали редкими.

В силу складывающийся международной остановки, которую называют новой холодной войной или третьей мировой гибридной войной - значение воздушной разведки возросло. Количество полётов разведывательных самолётов стран НАТО около наших границ выросло в несколько раз и, фактически, стало ежедневным явлением. При этом и в странах НАТО, и в России до недавнего времени были схожие взгляды на судьбу воздушной разведки. Назову их заблуждениями и покажу к чему они могут привести, а также попытаюсь показать возможный выход, который может обеспечить быстрое возрождение воздушной разведки, как самостоятельного вида ВКС России.

Четыре заблуждения и их последствия

Заблуждение №1. Разведывательная авиация - анахронизм, дорогое удовольствие, которое не отвечает современности. Новые виды цифровых высокоточных вооружений ПВО легко собьют самолёт-разведчик. Поэтому все вопросы разведки должны решать БПЛА и спутники-разведчики.

Последствия. Исключение пилотируемой воздушной разведки приводит к следующим обстоятельствам. Безусловно спутники обладают самым большим пространственным охватом театров военных действий, однако они имеют ряд недостатков. Во-первых, прогнозируемость и наблюдаемость со стороны противника, уязвимость в физическом и информационном (электромагнитном) плане. Спутники видовой разведки предоставляют видео и ИК изображения земной поверхности только в условиях полного отсутствия облачности, что в большинстве районов Земли крайне маловероятно. Следовательно, стремится к нулю их оперативность применения, т.к. не всегда над разведываемым районом будет безоблачная погода. Спутники радиоэлектронной разведки уязвимы к помехам от комплексов РЭБ, которые может применить противник. Не маневрирующий на орбите спутник - сбивается комплексами ПРО, поэтому спутниковая группировка может быть уничтожена в течение 1-2 месяцев. К сожалению, для того чтобы вывести новый спутник-разведчик на орбиту потребуется время - время на производство, время на выведение, время на подключение к средствам связи, время на выход в зону разведки. По этим причинам в период скоротечных боевых действий и высокого уровня информационного противоборства эффективность спутников крайне низка, а потребность в них будет высока.

Основу парка существующих БПЛА составляют малоскоростные, дозвуковые летательные аппараты. Несмотря на большую продолжительность полёта и возможность пролететь тысячи километров, современные БПЛА привязаны радиоканалом к своему наземному пункту управления на расстояние дальности радиовидимости, т.е. от 100 до 350 км в зависимости от высоты полёта. При условии наличия у противника средств ПВО и РЭБ положительный исход разведывательного вылета БПЛА вообще маловероятен. К тому же для получения исчерпывающей информации потребуется одновременный вылет сотен БПЛА, которые передавая информацию в режиме реального времени перегрузят ослабленные системы спутниковой связи как у нас, так и вероятного противника. Поэтому развитие системы разведки на основе Заблуждения №1 делает невозможным эффективное и оперативное получение разведданных на глубину свыше 100-200 км при наличии должного противодействия противника.

Заблуждение №2. Специализированные самолёты-разведчики не нужны. Достаточно иметь контейнер с разведывательным оборудованием на подвеске самолёта в составе ударных формирований ВВС.

Последствия. Дооснащение боевого самолёта контейнером с разведывательным оборудованием приводит к следующему. Истребитель или истребитель-бомбардировщик рассчитан на соответствующий тоннаж, а находящийся на подвеске контейнер с разведоборудованием весит лишь 10-15% от массы полезной нагрузки, что фактически делает его недогруженным. Кроме того, для подвески контейнера на каждом самолёте должны быть предусмотрены соответствующие бортовые технические средства, обеспечивающие его работу. Такое дооснащение приводит к удорожанию серийного самолёта, увеличивает их вес и снижает лётно-технические характеристики, которые влекут снижение скоростных возможностей самолёта и его выживаемость. Как результат, получаем самолёт для разведки с неоправданно завышенной стоимостью и пониженными боевыми и разведывательными возможностями. В Советском Союзе самолёты-разведчики создавали на основе серийных самолётов, а в США - как уникальные, специально спроектированные самолёты. При этом и в СССР, и в США умели считать стоимость, в которую обойдётся решение разведывательных задач.

Заблуждение №3. В условиях дефицита бюджетных средств и производственных возможностей следует сначала сформировать ударную авиационную составляющую, а затем, если хватит ресурсов, разведывательную.

Последствия. Современные высокоэффективные комплексы высокоточного оружия (авиационного и ракетного) способны доставить противнику много тонн смертоносного груза - это неоспоримый факт, но стоит задать ключевые вопросы - куда и когда? Отсутствие знания обстановки в целом, точного местоположения и состояния объектов удара, мер противодействия противника как в районе применения, так и на маршруте полёта к нему - делают огневое воздействие на противника малоэффективным. Проще бить по стационарным объектам. А вот стрельба по мобильным силам противника, использующего средства маскировки и противодействия, приведёт лишь к тому, что все боеприпасы «попадут в молоко». Поэтому создаваемый ударный потенциал России и стран НАТО без самолётов-разведчиков можно будет реализовывать либо в простых метеоусловиях и в моменты, когда работают спутники, либо в ближней зоне, где уже работают средства БПЛА. Цену такой боевой операции без воздушной разведки, когда приходилось бить «по площадям», своим или чужим, или платить потерями экипажей мы узнали в Грузии в августе 2008 года. 

Заблуждение №4. ВВС в состоянии обеспечить себя данными разведки для ударных экипажей. В связи с тем, что в данных воздушной разведки нуждаются командования Сухопутных войск, ВМФ и других видов Вооружённых сил (ВС), работы по созданию авиационной разведывательной техники должны финансироваться из их бюджетов.

Последствия. Да, действительно, до 70% всей информации разведка ВВС добывала в интересах общевойскового командования и других видов ВС и родов войск. Исходя из Заблуждения №4, авиационному командованию, отвечающему за развитие своего вида ВС в условиях финансового дефицита, выгодней не выделять средства на воздушную разведку. Нет средств - нет проблем - нет ответственности. Экономия на развитии авиационной разведывательной техники приводит, с одной стороны, к дополнительному финансированию других видов ВС, с другой, к распылению средств и усилий. О потерях во время войны в мирный период мало кто думает. Отсутствие непрерывной системы развития воздушной разведки, спонтанное появление комплексов разведки только для одного вида ВС, приводит к трудностям встраивания этих комплексов в систему управления войсками. В итоге мы имеем аллюзию басни Крылова «Лебедь, рак и щука» - воздушная разведка как бы есть, но толку от неё, в реальных боевых действиях против сильного и технически развитого противника - нет.

 

Что делать?

Сегодня много говорится о сетецентрических войнах, о межвидовых средствах воздушной разведки, о разведывательно-ударных комплексах действующих в реальном масштабе времени. Безусловно - это правильные векторы развития, но только реализация их возможна исключительно на основе системного подхода в рамках единой авиационно-технической и коммуникативно-информационной политики при сбалансированном развитии всех средств добывания, обработки и доведения развединформации. По такому пути сейчас идут в странах НАТО, пытаясь найти «отмычку» к создаваемой в России эшелонированной системы воздушно-космической обороны.

В условиях меняющейся финансовой и политической обстановки вокруг России, для получения значимых технических и технологических результатов необходимо выделить все НИОКР по воздушной разведке в самостоятельный раздел программ вооружений (в рамках авиационного раздела). В этом разделе необходимо предусмотреть пилотируемую и беспилотную (при необходимости - воздухоплавательную) составляющую с единой технической политикой. И только тогда в среднесрочной перспективе можно получить искомый результат - возрождение воздушной разведки, как самостоятельного специализированного вида ВС в составе ВКС.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама