В других СМИ
Загрузка...
Авианосцы USS Ronald Reagan (CVN 76), USS Theodore Roosevelt (CVN 71) и USS Nimitz (CVN 68).

Авианосный флот США: сто тысяч тонн стратегической глины

Очевидная несостоятельность авианосного флота США в нынешнем противостоянии с Ираном стала решающим доказательством свершившегося краха фундаментальных основ американской военно-морской стратегии
03 июня 2019, 11:21
Реклама
Авианосный флот США: сто тысяч тонн стратегической глины
© navy.mil
Авианосцы USS Ronald Reagan (CVN 76), USS Theodore Roosevelt (CVN 71) и USS Nimitz (CVN 68).

Если оценить события вокруг Ирана с точки зрения официальной военной стратегии США, то нельзя не отметить полное совпадение теории и практики. Что мы сейчас и попытаемся доказательно увязать.

В течение ряда последних лет вершиной американской военно-стратегической мысли считается теория так называемого «ограниченного доступа к вражеской территории». Речь идёт, прежде всего, о невозможности доступа военно-морских сил США к неприятельскому побережью.

Справка

Одной из мер противодействия американской глобальной военной экспансии со стороны государств - потенциальных объектов такой агрессивной политики стало принятие технических, оперативных и политических мер, направленных как на ограничение доступа американских войск к географическим районам, представляющим взаимный интерес, так и на ограничение их манёвра вблизи и внутри этих районов. Среди американских военных стратегов и аналитиков эти меры получили обозначение anti-access и area denial или схематично - A2/AD, что в русском языке соответствует приведённому выше понятию «запретных зон».

Авианосцы США - дорогие и глупые игрушки

Так вот, в контексте такого пессимистического понимания развития военно-политической обстановки в мире, руководство американских вооружённых сил пришло к выводу, что уже наступили такие времена, когда этот доступ для ВМС, ВВС и Корпуса морской пехоты США оказался весьма ограниченным.

В соответствии с таким видением ситуации, основной целью развития указанных видов вооружённых сил было объявлено создание военного потенциала, способного эти «зоны ограничения доступа» нейтрализовать и, в конечном счёте, физически уничтожить.

Именно над этим американская военная мысль напряжённо работала в течение последних десяти лет. Однако достигнутые за это время результаты оказались, мягко говоря, не вполне убедительными.

Прежде всего, военно-морской флот США так и не смог преодолеть силу исторической инерции, которая по-прежнему понуждает его делать основную ставку на большой авианосный флот.

В строй вступают всё новые боевые корабли этого класса, стоимость которых достигает фантастических 13 миллиардов долларов за штуку. При том, что у американских военно-морских стратегов как не было, так и нет ни одного убедительного ответа на становящиеся всё более настойчивыми вопросы о растущей степени уязвимости таких боевых платформ. Между тем, эти вопросы в данный момент стали уже не просто обоснованными, а практически кричащими, ввиду явно опережающего развития средств поражения таких кораблей по отношению к их способности защитить себя и выполнить поставленную задачу.

Справка

Ряд крупных держав, выступающих на международной арене оппонентами англосаксонской глобальной империи, сосредоточили свои усилия на асимметричном ответе угрозе со стороны ВМС США, в целом, и американского авианосного флота, в частности. В этих странах разработана и принята на вооружение система эшелонированной противокорабельной обороны приморских стратегических направлений, способная эффективно решать задачи нанесения поражения группировкам ВМС США в случае их попытки проникновения в указанные выше «зоны ограничения доступа». В состав этих сил входят передовые ракетные комплексы противовоздушной, противоракетной и противокорабельной обороны, обладающие небывалыми в прежние годы возможностями прорыва к цели и её гарантированного уничтожения. В последнее время эта система дополняется такими видами вооружений (например - российский авиационный комплекс МиГ-31БМ с гиперзвуковой ракетой «Кинжал»), средства противодействия которым у ВМС США отсутствуют полностью.

С учётом этого факта, американские адмиралы предпринимают поистине лихорадочные попытки найти выход из тупиковой ситуации.

Универсальные десантные корабли - это недоавианосцы. Где разум?

Однако сам характер этих попыток подчёркивает, скорее, фундаментальность возникшего тупика, нежели наличие света в конце тоннеля.

Прежде всего, ВМС США взялись за пересмотр концепции применения своих авианосных сил. Ввиду огромной дороговизны и растущей уязвимости больших авианосцев, была предпринята попытка перенести центр тяжести прорыва «запретных зон» на Корпус морской пехоты и вооружённые ударной палубной авиацией универсальные десантные корабли (УДК).

Однако уже сегодня стало вполне очевидно, что это попытка с негодными средствами. УДК, оснащённые самолетами F-35B, имеющими весьма ограниченные боевые возможности в сравнении с ударной авиацией классических авианосцев, оказались чем-то вроде недоразвитых авианесущих кораблей, способных выполнять ограниченный спектр операций против крайне слабых в военном отношении стран.

Летающие роботы тоже не помогут

Ещё одна попытка вырваться из «заколдованного круга» военной неэффективности предпринимается буквально на наших глазах. Речь идёт о запуске ВМС США программы так называемых ударных беспилотных кораблей. Главное преимущество которых, по замыслу их сторонников, заключается в том, что они будут прорываться в «зоны ограничения доступа» даже в ситуациях, которые для кораблей с экипажем на борту являются чистым самоубийством. Однако заманчивая, на первый взгляд, безэкипажная концепция, уже на этапе своего осмысления в самих США, подверглась беспощадной критике.

Трезвомыслящие военные специалисты указывают на практическую невозможность применения такого беспилотного флота против развитой в военно-техническом отношении страны, которая обладает мощными средствами радиоэлектронной борьбы. Такой противник будет способен не только парализовать электронные системы управления данным беспилотным флотом, но даже взять это управление на себя и использовать эти корабли-роботы для нанесения удара по самим ВМС США. Попутно замечу, что это не просто теория, а вполне эффективная практика. К примеру, тот же Иран неоднократно перехватывал управление американскими дронами и сажал их в целости и сохранности на свои аэродромы.

Между тем, в условиях отсутствия гарантированного прикрытия с воздуха, своих наступательных возможностей лишается и Корпус морской пехоты США, для которого высадка на вражеский берег в подобных условиях станет бессмысленным актом суицида.

А в северных широтах американские орлы не летают. И не плавают

И это не говоря уже о том, что действующий авианосный и амфибийный флот США оказался крайне плохо приспособленным для ведения боевых действий в северных широтах. Что, разумеется, не имеет никакого отношения к Ирану, зато весьма немаловажно для нас.

Справка

В ходе крупнейших военных манёвров НАТО «Единый трезубец-2018», проходивших в Норвегии и в окружающих морских акваториях, потерпела полный провал попытка высадки на норвежское побережье американского оперативно-тактического десанта. Два из трёх основных кораблей американской амфибийной группировки получили повреждения в результате шторма и не смогли дойти до района высадки. При этом, американский десантный корабль-док USS Gunston Hall (LSD-44) класса Whidbey Island, попав в шторм в районе Исландии, получил повреждения, несовместимые с дальнейшим участием в манёврах. По некоторым данным, корабль ударился о подводную скалу. Десятки членов экипажа (а также морских пехотинцев, находившихся на борту) получили травмы, а также повреждения мягких тканей. В связи с нештатной ситуацией USS Gunston Hall был направлен в порт Рейкьявик. В том же порту укрылся и его товарищ по несчастью - десантный корабль USS New York, степень повреждений которого командование ВМС США сохранило в тайне.

Одновременно был вынужден свернуть свои операции в этой акватории и атомный ударный авианосец USS Harry S. Truman. Причина всё та же - плохие погодные условия и невозможность безопасных полётов палубной авиации.

А зачем США вообще авианосный флот?

В свете всего вышесказанного, напрашивается вполне однозначный вывод о том, что боевые возможности современных ВМС США, несмотря на многократные и разнообразные попытки их приведения в соответствие с радикально возросшими угрозами со стороны вероятных противников, и по сей день остаются на уровне явно недостаточном для проведения эффективных стратегических операций с гарантированным успешным исходом. Причём это уже касается, похоже, действий ВМС США не только против таких военных колоссов, как Китай или Россия, но и против некоторых средних государств, ранее вполне доступных для американских «ста тысяч тонн дипломатии».

Именно в этом, на наш взгляд, и заключается главная причина того, что военно-морские силы США сегодня ведут себя крайне осторожно и сдержанно в акваториях, примыкающих к Исламской Республике Иран. В то время, как сами иранцы без обиняков заявляют, что американские авианосцы просто-напросто испугались заходить в Персидский залив. И хотя иранские возможности по созданию неприступной «зоны ограничения доступа» наверняка значительно уступают российским или китайским, даже этих возможностей, возможно, вполне достаточно для того, чтобы американские флотоводцы сочли существующий риск неприемлемо высоким и отказались идти на заведомую авантюру.

Иначе говоря, сегодня у берегов Ирана мы воочию наблюдаем именно то, о чём все уже давно догадывались, но что до сих пор допускалось только теоретически - реальный и полномасштабный крах американской военно-морской стратегии, построенной на основе мифического всемогущества авианосного флота, который на практике оказался колоссом на глиняных ногах. И тот факт, что американский президент Трамп после безуспешных попыток запугивания Ирана своей военно-морской армадой, был вынужден сменить гнев на милость и предложить Тегерану переговоры - лучшее тому доказательство.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама