В других СМИ
Загрузка...
Заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин.

Владимир Жарихин: «Времена сейчас капиталистические, поэтому отношения с Белоруссией - не вопрос принципа, а вопрос цены»

О том, почему Союзное государство напоминает чемодан без ручки или железобетонную коробку без окон, без дверей, а либеральная модель экономики приводит к масштабному коррумпированию страны, а также о том, как нефтяные преференции портят белорусских олигархов и почему русский народ не ведётся на национализм, еженедельнику «Звезда» рассказал заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин
04 февраля 2020, 06:08
Реклама
Владимир Жарихин: «Времена сейчас капиталистические, поэтому отношения с Белоруссией - не вопрос принципа, а вопрос цены»
© wikimedia.org
Заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин.

«Исторический экспонат, созданный определёнными людьми в определённый исторический момент»

- Как вы считаете, Владимир Леонидович, при нынешних непростых отношениях с Минском Союзное государство России и Белоруссии - это рудимент или атавизм?

 - Ни то и ни другое. Это исторический экспонат, который был создан определёнными людьми в определённый исторический момент, но при этом некоторые условия, которые закладывались при формировании Союзного государства, оказались невыполненными.

 - А какие были ожидания - единая валюта, два равноправных эмиссионных центра! Как же молоды мы были и как наивны...

 - Этим проектом занимались люди грамотные, и, я уверен, они прекрасно понимали, что при таком соотношении населения, экономики и территорий создать на двоих союзное государство технологически невозможно.

 - Какая может быть несовместимость, если Белоруссия не из космоса прилетела, а была частью СССР?

 - Но когда возникла идея объединения, Белоруссия уже стала суверенной. Кроме того, были определённые моменты, на которые, как я уже отмечал, рассчитывали, но они не сложились.

Например, считалось, что технологически проще создавать союзное государство из большего количества субъектов, причём приблизительно равного уровня развития, но привлечь к этому проекту Украину и Казахстан не удалось.

- Такая геополитическая конструкция из бывших советских республик очень напоминает «укороченный» СССР. При этом существует версия, будто в Союзном государстве прежде всего был заинтересован Александр Лукашенко, который рассчитывал сменить стремительно дряхлеющего Ельцина.

 - Есть и другой вариант - будто Союзное государство придумал пьющий, но умный и хитрый Ельцин, чтобы припугнуть своё окружение: дескать, не найдёте нормального мужика в России, который мог бы стать моим преемников, я сделаю приемником Лукашенко - так что ищите нормального мужика, а не вашего там Чубайса или ему подобного.

- По-своему Борис Николаевич был многограннее, и мне кажется, что в отношении единого государства у него были стратегические планы, что он пытался повторить ленинский вариант: сначала развалить империю, теперь уже советскую, а потом из этих обломков собрать под своим крылом другую.

- Такое желание, конечно же, было. Но в том-то и дело, что Советский Союз собирался под объединяющую идею, а сейчас сплошная конкурентная среда. Вот и Лукашенко постоянно твердит о российских олигархах, которые пытаются что-то у Белоруссии урвать.

- Причём говорит так часто, что это стало похоже на фобию.

- Но мы же прекрасно понимаем, что главные инициаторы развала Советского Союза были здесь, в Москве, и делалось это для того, чтобы самые сладкие активы не достались периферии.

А уже через Союзное государство можно было прихватить и то, что осталось по краям. Но не вышло: ребята на местах стали активно сопротивляться, поставили вопрос о суверенитете и в ускоренном темпе начали выращивать собственных олигархов.

«Двух эмиссионных центров у одной валюты не бывает»

- В результате сейчас Союзное государство напоминает чемодан без ручки, который и нести неудобно, и бросить жалко. Или уже лучше бросить?.. И пусть этот «экспонат», как вы назвали Союзное государство, пылится в экспозиции других несбывшихся геополитических надежд?

- А мне Союзное государство напоминает железобетонную коробку без окон, без дверей, огороженную покосившимся забором, а рядом заржавевший кран - такой, в общем-то, типичный недострой. И хотя желание завершить работы остаётся, надо признать, что в реальной ситуации построить из России и Белоруссии единое государственное образование в форме союзного государства невозможно. Вот вроде приняли решение создать союзный парламент. А по какому принципу его формировать? Если один человек - один голос, то Белоруссия не сможет ни на что влиять. Если равное число голосов от Белоруссии и России, то получается, что у жителей Белоруссии семнадцать голосов, а у россиян один. Где же тогда всеобщее, равное избирательное право? Непонятно... Теперь к вопросу о единой валюте. Если эмиссионный центр в Москве, Белоруссии по факту уже нет, а два эмиссионных центра у одной валюты не бывает.

- Но можно по аналогии с США создать свою Федеральную резервную систему, а там у каждого банка свой маленький печатный станок.

- ФРС США - частная структура. Готовы ли Москва и Минск создать некий наднациональный независимый эмиссионный центр? А кто его будет формировать?

Формировать его должна политическая надстройка, как, например, в Евросоюзе. Но прежде надо создавать саму политическую надстройку, и тут мы опять упираемся в проклятый вопрос о формировании парламента… Впрочем, есть ещё более проклятый вопрос. Как известно, в европейских странах в основном парламентская форма правления, а в Белоруссии и у нас - президентская. Как с этим фактором быть?

- Намекаете, что Союзному государству при двух амбициозных президентах не обойтись без верховного вождя или духовного лидера?

 - А как его избирать? При любой избирательной модели во главе окажется российский президент. Поэтому в своё время я предлагал отказаться от идеи союзного государства, единого управления, и перейти к более разумной идее - союзу государств, скреплённому межгосударственными соглашениями, причём по всем вопросам: военным, политическим, экономическим, даже по нефти и газу. Пример - США и Канада, которые не менее близки и ментально, и идейно, и цивилизационно, чем Россия и Беларусь.

Но Александра Григорьевича устраивает именно недострой, чтобы каждый декабрь согласовывать с Владимиром Владимировичем условия дальнейшего сосуществования и каждый раз выторговывать для себя экономические преференции.

- Чего сейчас хочет батька Лукашенко, понятно - покупать углеводороды по цене для Смоленской области, а поставлять переработанное сырье на экспорт по мировым ценам. Примерно по такой же схеме - на реэкспорте газа - был взращён и русофобский украинский олигархат.

- В Белоруссии реэкспортная нефть не только формирует откровенно компрадорский по отношению к нам олигархат, но ещё и развращает наш собственный, с которым белорусские олигархи несомненно делятся прибылью. Кроме того, они ещё и цену нам сбивают.

Но я знаю, что ответить батьке в этой ситуации: если вы хотите цену как в Смоленской области, переходите в подчинение Москвы!

- Радикально. Но на такой вариант Лукашенко никогда не согласится. И, наверное, не очень много потеряет, поскольку у Белоруссии и так неплохая скидка на углеводороды.

- И всё-таки момент батька упустил. В своё время Лукашенко очень успешно играл на левой идее - якобы он наследник социалистической системы, чуть ли не последний советский «могиканин». Но в итоге эта идея иссякла, и даже наши коммунисты, которые его поддерживали, поняли, что нынешняя Беларусь - это страна-корпорация, где Александр Григорьевич председатель совета директоров.

«Страна корпорация, для которой наши олигархи конкуренты Белоруссии на российском рынке»

- Страна-корпорация?.. А это что такое?

- Как человек с остатками демократических взглядов и убеждений, по случаю я спросил посла Сингапура: «А как у вас с демократией?» Он ответил: «Никак, поскольку у нас страна-корпорация. А что, разве в корпорации Форда используют демократические принципы? Вот и у нас их нет». «А как у вас с конкуренцией?» - опять же спрашиваю. «Никак. А что, разве подразделения фирмы Форд конкурируют друг с другом?» Спрашиваю: «Как же у вас достигается конкурентное качество?» - «У нас внешний рынок значительно больше внутреннего, на внешнем рынке мы и конкурируем с другими корпорациями. Таким образом и достигается качество», - ответил посол.

- В целом понятно. А вот с кем конкурирует страна-корпорация Белоруссия?

- С проклятыми русскими олигархами, которых Александр Григорьевич поминает недобрым словом при каждом удобном случае. Почему они для него «проклятые»? Именно потому, что наши олигархи конкуренты Белоруссии на российском рынке.

При этом всё, что говорит о наших олигархах Лукашенко, даже с учётом моего большого неуважении к ним, - дешёвая демагогия. За спиной у нормального олигарха несколько сот тысяч работников, которых он худо-бедно, но кормит за счёт прибыли. А Лукашенко фактически требует долю из этой прибыли.

- Это за что же? За то, что Минск не признал Абхазию и Южную Осетию, не поддержал Москву в ситуации с Крымом?

- Вот мы говорим, что партнёры по СНГ не хотят выполнять союзнические обязательства, не признают Крым... А давайте посмотрим на ситуацию с другой стороны. Когда Европа объявляла нам санкции, в Брюсселе собрали все двадцать восемь государств, и все проголосовали «за», хотя, я так понимаю, дискуссий было много. Ну а мы, когда объявляли контрсанкции, посоветовались с коллегами по Таможенному союзу? Нет, хотя были обязаны. Ладно...

Вот британский премьер открывает «Таймс» и читает, что русские оказались в Сирии. А белорусский президент открывает «Советскую Белоруссию» и тоже из газеты узнаёт, что русские уже в Сирии. Наверное, ему было обидно: значит, не доверяют, хотя мы вроде бы состоим в военно-политическом объединении и считаемся союзниками.

Ну, очень проклятые вопросы, хотя понятно, что утечка информации Москве была ни к чему.

- Тогда резонно, на мой взгляд, задать и другие вопросы визави: угрозы президента Лукашенко развернуть трубу и национализировать «Белтрансгаз», если Минск не получит дополнительные преференции, это что - приговор Союзному государству или вообще отношениям между Россией и Белоруссией? Нужен ли нам такой стратегический союзник?

- Времена-то капиталистические, поэтому отношения с Белоруссией - это не вопрос принципа, а вопрос цены. По цене, которую Лукашенко пытается заставить Россию платить за сотрудничество, Белоруссия, наверное, уже не нужна.

- Будем торговаться с Лукашенко?

- Вот он постоянно твердит, будто Белоруссия прикрывает Россию от НАТО, но это же бредни! Зря, наверное, мы не напоминаем, что Беларусь находится под нашим ядерным зонтиком, и во многом именно по этой причине Лукашенко до сих пор сидит на своём месте - потому что прямое вторжение в Белоруссию невозможно. Вот о чём он забывает.

- Но попытки найти друзей на Западе у Александра Григорьевича были. Может, ему что-то уже пообещали? Вряд ли западные партнёры упустят возможность воспользоваться нашим «семейным» раздором.

- Обещать - не значит жениться! Януковичу тоже пообещали... А Александр Григорьевич - кто угодно, но только не дурак. Поэтому, с одной стороны, у него есть искушение продать Россию, а с другой, он понимает, что места в Гааге освободились, и Международному трибуналу по большом счёту делать сейчас нечего... Вот он и дергается, но, правда, с умом - до определённых пределов.

Но политические проблемы Лукашенко нам создаёт. Его особая позиция по Крыму, Абхазии, Южной Осетии - всё это для нас достаточно серьёзно.

- Получается, благодаря президенту Лукашенко некая брешь в Союзном государстве уже образовалась. А есть ли у Запада возможности развалить саму Россию, как это лихо получилось с СССР?

- У них в политическом обиходе есть такие инструменты, которых у нас в принципе нет и вряд ли скоро появятся. В первую очередь - это транснациональные компании, которые, собственно говоря, и создают базу, на которой потом можно играть в экстремальную политику.

Ещё один, пожалуй, самый решающий с точки зрения управления политическими процессами инструмент - это банковская система, а не цветные революции, широко известные по книгам Джина Шарпа. Как участник процесса, я прекрасно понимаю, что все эти пианино на баррикадах, все эти шарики и флешмобы, все так называемые ненасильственные методы борьбы с государствами сами по себе - лабуда!

В действительности рабочая технология такова: сначала в страну заводится супер либеральная модель экономики, благодаря которой происходит естественное коррумпирование вплоть до самого верха, затем у тех, кто успешно коррумпировался, возникает естественная необходимость куда-нибудь сложить свои денежки. Это сейчас появились некоторые продвинутые полковники, которые под нажитое непосильным трудом скупают дополнительную жилую площадь, но обычно деньги подобного происхождения предпочитают хранить в зарубежных банках - подальше от отечественных контрольных органов. … И вот они складированы, но тут в столице начинают строить баррикады, а главный начальник на этот карнавал внимания не обращает - уверен, пошлём «Витязь» или ещё кого-то наподобие, и они это безобразие махом ликвидируют. Но тут раздаётся звонок: здравствуй, дорогой начальник, вот наперечёт номера твоих счетов, так ты, пожалуйста, не мешай ребятам карнавалить. И всё! Так что самый главный механизм управления политическими процессами в отдельно взятой стране - наличие средств руководства этой страны в банках заинтересованных международный структур. Через этот механизм всё и делается.

- А ведь президент Путин предупреждал, что деньги лучше держать в стране, иначе «устанете пыль глотать». Но все ли прислушались к его словам?

- Почему же, частично прислушались. Ведь возможности контролировать банковские вклады - это реальные инструменты.

И когда мы говорим, что мы такие-сякие, а у нас МИД плохой, и он не располагает инструментами влияния, надо помнить, что мы новички в этом мире. И чтобы играть по правилам, которые не мы установили, и хотя бы не проигрывать, надо наращивать запас инструментов и оттачивать опыт.

Но делать это становится всё сложнее, потому что против нас применяют уже прямую блокировку. Вспомните хотя бы ситуацию с RT и «Спутником». Такая же история и с дружественными нам банками: их начинают прессовать, как только они появляются.

«В отличие от других президент Белоруссии занимается тем, чем мы, к сожалению, не занимаемся - он влезает в нашу внутреннюю политику»

- Спокойно жить нам не дадут, это вряд ли. Ощущение, как в разгар перестройки, когда Союз стали раскачивать по нацпризнаку. И ведь раскачали, разорвали на части новую историческую общность - советский народ…

- Как говорится, спасибо дорогому Владимиру Ильичу Ленину за доставленное удовольствие! Должны помнить со школы, что Сталин предлагал создавать автономии при унитарном государстве, а Ленин настоял на создании национальных республик с правом выхода из Союза. Но теперь уже нет сомнений, что прав был Иосиф Виссарионович, за ним историческая правда.

- А ведь в эпоху перемен разделиться по национальному признаку могла и РСФСР. Например, Татарский общенациональный центр (ТОЦ), на мой взгляд, был мощнее, чем сепаратистские структуры в некоторых республиках Средней Азии, и порой выступал агрессивнее Чечни. Если бы Минтимер Шаймиев, который пользовался в своей республике гигантским авторитетом, очень захотел, Татарстан отделился бы в два счёта.

- У татар было всё, кроме внешней границы, и они отдавали отчёт, что становиться анклавом внутри России себе дороже.

Кроме того, надо понимать, что мы сохранили единство страны за счёт исключений. То есть Татария осталась внутри страны, но условия хозяйствования в Татарии отличаются от условий хозяйствования в других субъектах России.

А чего тут бояться, если в США в каждом штате свои условия?

- В общем-то, верно. Но будем говорить прямо: например, в Чечне от нашей Конституции довольно здорово отличаются не только условия хозяйствования, но и многое другое. И это плата за единство. Разумная плата. Кстати, я часто говорил украинским коллегам, что за целостность страны надо платить. А они даже разговаривать не хотят с Донецком и Луганском, которые воюют с Киевом за свои интересы, но, заметьте, не осуществляют на украинской территории террористическую деятельность. А мы вынуждены были вести переговоры с террористами, которые взрывали дома в российских городах и даже пытались захватывать сами города, но в результате второй человек в этом террористическом анклаве Ахмат Кадыров стал президентом Чеченской республики. Вот такова цена единства. А Киев разговаривать с юго-востоком не хочет. Не хочет - не надо, но пусть тогда не удивляются, если Украина развалится на части.

- Не берусь предсказывать судьбу Украины, но должен заметить, что наши ближайшие соседи сделали достаточно, чтобы испортить отношения России с окружающим миром. При этом явно работали с подачи Запада, который упорно ищет у нас различные «болевые точки» - на которые можно надавить и изменить обстановку в России в своих интересах.

- Собственно говоря, президент Белоруссии занимается тем, чем мы, возможно, к сожалению, не занимаемся - он влезает в нашу внутреннюю политику. Все эти наезды на наших олигархов, разговоры о том, что с нами невозможно объединяться, потому что у нас олигархический строй, что никакого совместного государства, пока мы не расправимся с олигархами.

Поскольку я сам достаточно правый по политическим убеждениям, я отлично понимаю, что наш президент тоже правый, причём настоящий правый. И очень жаль, что настоящих правых, кроме Владимира Владимировича Путина, у нас в стране не так много...

- Постойте, у нас настолько сдвинуты политические горизонты, что трудно разобраться, кто же такой настоящий правый.

- Это либерал в экономике, государственник во внутренней политике и империалист во внешней. Такой, на мой взгляд, политический портрет президента Путина. Он, конечно же, держит олигархов на коротком поводке, но что он их ликвидирует - это вряд ли. Потому что для правого политика это не характерно.

«Русский народ на национализм в принципе не ведётся»

- Если олигархи на коротком поводке, бояться их, пожалуй, не стоит. А что вы скажете насчёт децильного коэффициента - разницы между богатыми и бедными у нас в стране?

- Именно в эту точку и будут долбить наши противники, поскольку разница доходов богатых и бедных у нас в России недопустимо большая. И это наша слабость, воспользоваться которой не преминут. Да уже воспользовались. Другое дело, что пока в основном бунтуют столица и Питер. Но мне кажется, Кремль уже всё понял. Хотя соображал, конечно, долго.

- А что тут соображать? Все уже давно изложено в учебниках: верхи не могут, низы не хотят… Вот и надо верхам, учиться управлять по-новому, чтобы ещё раз не потерять страну. Кстати, а насколько реально разыграть национальную карту уже в формате России?

- Если разыгрывать национальную карту в России, то только русскую. Но её не разыграешь, потому что русский народ, хорошо это или плохо, на национализм в принципе не ведётся.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама