В других СМИ
Загрузка...
Макет универсального десантного корабля (УДК) проекта 23900.

Не сравнивайте российский УДК с французским «Мистралем»

Россия наконец-то решит наболевшие вопросы о вводе в строй собственных вертолётоносцев и реабилитации крымских судоверфей, которые получили оборонный заказ на перспективную инновационную технику
Реклама
Не сравнивайте российский УДК с французским «Мистралем»
© wikipedia.org
Макет универсального десантного корабля (УДК) проекта 23900.

Крымские судоверфи получили оборонный заказ

Настоящий ажиотаж у зарубежных аналитиков вызвала закладка на судоверфях в Керчи двух универсальных десантных кораблей (УДК) проекта 23900. Водоизмещением по 25 тысяч тонн каждый, эти два перспективных плавсредства нового для российского ВМФ проекта 23900 (категория «Прибой») заложены на судостроительном заводе «Залив». Предположительная стоимость каждой боевой единицы - порядка 40 миллиардов рублей. Головной корабль серии сойдёт со стапелей не позднее 2027 г. На новом корабле будут базироваться винтокрылые машины: Ка-52К «Катран», Ка-27, Ка-29 и Ка-31.

Проект российских УДК уникален не только тем, что Россия наконец-то решит давно наболевший вопрос о вводе в строй собственных вертолётоносцев, но ещё и реабилитацией крымских судоверфей, которые не только оправились от многих лет простоя в эпоху украинского безвременья, но и получили оборонный заказ на перспективную инновационную технику, да ещё в столь чувствительном регионе, как Чёрное море.

Естественно, столь важная для ВМФ новость - да ещё после расторжения в 2014 г. Францией контракта от 2011 г. на строительство двух вертолётоносцев класса «Мистраль» - не могла не привлечь пристальное внимание натовских аналитиков, которые немедленно обвинили Москву в… плагиате французского проекта: мол, русские замыслили воспроизвести точную копию не доставшихся им кораблей.

Но если отринуть штатную пропаганду, то легко заметить, что Россия не ждала французские «Мистрали» для того, чтобы получить необходимые ей УДК - она давно пыталась решить эту проблему за счёт собственных средств.

Кроме того, некоторые известные детали нашего национального проекта вертолётоносца в корне отличаются от ушедших в Египет французских аналогов.

На собственном опыте и совершенно законных основаниях

К созданию подобных УДК наша страна впервые подошла около 40 лет назад, когда был утверждён проект 11780. Кстати, уже тогда американские военные аналитики подняли крик, что СССР решил скопировать американский вертолётоносец Tarawa.

При этом предполагаемая автономность плавания должна была быть равна 30 суткам.

Утверждённый проект УДК предполагал десантовместимость в 1.000 человек. Он замысливался именно как вертолётоносец с расчётом на 12 транспортно-боевых винтокрылов Ка-29 (или в варианте ПЛО - 25 единиц Ка-27).

К сожалению, проект не был реализован из-за распада СССР, но его существование подтверждают сразу несколько очень важных пунктов. Во-первых, получается, что, закладывая нынешние УДК, наши корабелы не начинали с нуля, а обладали уже серьёзными знаниями в этой области - причём не имеющими никакого отношения к Франции.

Во-вторых, потребность именно в таких плавсредствах всегда существовала, что, в частности, справедливо отметил ещё в 2018 г. заместитель главкома ВМФ по вооружению вице-адмирал Виктор Бурсук. Он прямо заявил: «Эти корабли будут, так как они предусмотрены программой кораблестроения и будут построены во втором этапе реализации этой программы, после 2020 г.».

Тогда, два года назад, адмирал отметил, что после расторжения контракта с Францией Россия получила на абсолютно законных основаниях «чертежи, рекомендации и технологии для строительства». То есть ни о каком плагиате речь даже отдалённо не идёт.

С французским опытом российские инженеры ознакомились юридически легально. Французские же специалисты, с которыми удалось переговорить автору, вполне признавали, что россияне получили от коллег из Бреста разработки в области сетецентрического управления операциями. Такого программного обеспечения, по мнению натовцев, у россиян раньше не было. Впрочем, это предположение целиком на их совести.

В общей оценке необходимости создания собственных оригинальных УДК с адмиралом Бурсуком, кстати, согласен и главный редактор авторитетного военного журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский. Он считает, что эти корабли необходимы в составе Балтфлота, ТОФ, а также Северного флота, что автоматически делает французские «Мистрали» непригодными для использования.

Согласно Мураховскому, речь вообще не идёт о вертолётоносце, а именно об универсальном десантном корабле, что, по его словам, является абсолютно другим классом плавсредств.

Предназначение этих УДК - проекция силы, то есть создание плавучей базы для организации войсковой операции вдали от наших берегов, причём при десантировании людей и техники сами корабли останутся за линией горизонта.

Наш УДК имеет лишь отдалённое сходство с французским аналогом

Российский проект тяжелее и мощнее относительно французского вертолётоносца. У «Прибоя» проекта 23900 полётная палуба шире на 15 метров, а осадка корпуса глубже на метр.

Кроме того, француз слабо защищён и не способен выдержать прямого боестолкновения. Именно поэтому Париж использует такие корабли и как командный пункт, и как военный госпиталь. Российский же УДК гораздо ближе по функционалу к ещё тому - советскому - проекту восьмидесятых годов прошлого века.

Также и необходимость действовать в сложной ледовой обстановке предполагает совсем другие прочностные характеристики корпуса, чем у легкомысленного француза, явно не предназначенного для того, чтобы подниматься до столь высоких широт.

Не подходит французский вертолётоносец российскому ВМФ  и по базовым критериям: у него только одно машинное отделение, а у наших боевых кораблей их должно быть раздельных два, что обеспечивает живучесть боевой единицы при огневом контакте с противником. У француза не изолированы топливные резервуары, при поражении которых огонь может перекинуться на критически важные узлы и механизмы.

Кроме того, гребные винты «Мистраля» смонтированы на поворотных винторулевых колонках с электрическим приводом, которые обеспечивают этому плавсредству сверхманёвренность. Наша промышленность не производит электрических колонок такой мощности. Соответственно, и схема главной энергетической установки у российского УДК будет другой - скорее всего, дизель-газотурбинной.

Вооружение

Помимо боевых вертолётов, наши УДК получат и серьёзное штатное вооружение для обеспечения собственной безопасности. Возможно (хотя облик кораблей пока ещё окончательно не определён) это будут, исходя из функциональных критериев, два ЗРК «Панцирь-М», два ЗРАК «Палаш» и 100-мм артиллерийская установка А-190.

Французский аналог вооружён намного слабее. Он может «похвастаться» лишь мини-пушками М134 (2 ед.), двумя пусковыми установками «Simbad», да четырьмя 12,7-мм пулемётами.

Как видим, ничего похожего ни по форме, ни по сути, ни по возможным боевым задачам, ни по инженерной начинке, ни по силовой установке между будущим российским и уже давно существующим и быстро устаревающем французским кораблём нет.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама