В других СМИ
Загрузка...
Капиталистический учёт и контроль: у западного «экономического чуда» советские корни
© Владимир Коробицын/zvezdaweekly.ru
Запад строил свою экономику по вполне социалистическим рецептам.

Капиталистический учёт и контроль: у западного «экономического чуда» советские корни

В страшные для экономики нашей державы - сначала перестроечные, а потом и ельцинские годы - нам упорно твердили о невидимой руке рынка и других западных рецептах «светлого будущего». Но оказывается, Запад строил свою экономику по вполне социалистическим рецептам
05 августа 2020, 06:17
Реклама
Капиталистический учёт и контроль: у западного «экономического чуда» советские корни
© Владимир Коробицын/zvezdaweekly.ru
Запад строил свою экономику по вполне социалистическим рецептам.

Между прочим, доходы СССР были значительно выше, чем в дальнейшем у Российской Федерации, поэтому развитие народного хозяйства можно было обеспечить без всякой «шоковой терапии», как это сделали в Западной Европе после войны. Вместе с тем в основе процветания Германии и Франции лежат и вполне социалистические методы: жёсткое государственное планирование, государственный протекционизм и математически просчитанное ценообразование.

Так что период экономических успехов Западной Европы в целом совпал с процессом усиления роли государства.

Справка

В Западной Европе доля государственных расходов в ВВП росла и достигла к 1980 году 42,9% в ФРГ против 30,7% в 1961 году; 43,0% во Франции против 33,7% в 1960 годы; 60,4% в Нидерландах против 35,0% в 1960-е; 42,8% в Британии против 30,7% в те же 1960-е. Даже в США отмечалась аналогичная тенденция, хотя и в ослабленной форме: 33,1% в 1980 г. против 29,7% в 1960 г. А рекорд принадлежит Швеции, у которой в 1980 году государственные расходы достигли 63,2% от ВВП против 31,0% в 1961 году.

В чём секрет экономической послевоенной реформы в Германии

В девяностые чаще всего апеллировали к западному опыту, говоря в первую очередь о послевоенном экономическом подъёме ФРГ. Давайте рассмотрим, как послевоенная Германия добилась столь мощного подъёма в народном хозяйстве.

Германия достигла феноменального промышленного роста благодаря либеральным реформам Людвига Эрхарда. Было бы неправильно отмахиваться от этого примера, говоря, что успех объясняется американскими деньгами, которые предоставлялись немцам по плану Маршалла. Дело в том, что план Маршалла распространялся и на другие страны, которые не добились столь же впечатляющего результата. К тому же немцы ещё и выплачивали репарации.

Справка

Послевоенные реформы в ФРГ проводились при канцлере Конраде Аденауэре, который назначил министром экономики профессора Л. Эрхарда. Благодаря экономической литературе хорошо известно о его шоково-либеральных методах.

Обратимся к книге Эрхарда «Благосостояние для всех». В ней он делает такие признания, которые прямо противоположны догмам безбрежного либерализма. Например, немецкий министр пишет: «Из мероприятий, которые моё министерство в это время провело или поддержало, в первую очередь следует отметить те, которые преследовали цель снизить импорт до политически допустимых размеров».

Что значит, «политически допустимые размеры импорта»? Это как же понимать? А где же «невидимая рука» рынка, которая всё сама собой наладит и определит, что и в каких количествах покупать за рубежом?

Справка

В период реформ в ФРГ действовал «Закон против произвольного завышения цен». Более того, государство в сотрудничестве с торгово-промышленными кругами и профсоюзами разработало каталог уместных цен. В этом документе прописывался обоснованный уровень цен на ряд товаров. Параллельно реализовывалась «Программа широкого потребления», в рамках которой выпускалась продукция. Цены на товары устанавливались путём математических исчислений, а не по правилу спроса и предложения.

Эрхард не отрицает и того, что после войны американские и немецкие экономисты разработали план-прогноз развития экономики ФРГ на несколько лет вперёд. Что это, если не элементы индикативного и даже директивного планирования?

На первом же этапе широко использовалась целая система налоговых послаблений. Например, доход, полученный от сверхурочной работы, не облагался налогами. В свою очередь, банки получили дотацию, из которой они предоставляли долгосрочные кредиты промышленным предприятиям. Финансировались программы жилищного строительства и выполнение различных проектов, призванных снизить безработицу. Согласно Закону «О помощи капиталовложениями» значительные кредитные средства пошли на развитие чёрной металлургии, угольной промышленности, энергетики, водного и железнодорожного хозяйства.

Даже в XXI веке германскому государству принадлежит около 99% сооружений железнодорожной сети и предприятий водоснабжения, порядка 95% портовых сооружений, оборудования водных путей, городского транспорта и почти 80% автомобильных дорог; практически вся добыча бурого угля, производство электроэнергии на атомных электростанциях, 75% выплавки алюминия, около 50% добычи железной руды, свинца, цинка и производства легковых автомобилей, свыше 30% предприятий судостроительной промышленности.

Франция создала государственную экономику колониального типа

Второй западный пример - Франция. Период с 1945-1975 гг. вошёл в историю как «славное тридцатилетие»: тогда весь мир заговорил о французском экономическом чуде. Несколько десятилетий руководство этой страны проводило политику, целью которой было создание и укрепление гигантских корпораций. Именно на них сделали основную ставку, именно им государство оказывало максимальную поддержку.

Во Франции ещё в 1965 г. компании освободили от уплаты налогов на увеличение капитала, потом отменили налог на операции по частичной передаче активов и по слиянию фирм. Это делалось для того, чтобы подстегнуть процесс слияний и поглощений.

Справка

Процесс централизации производств продолжился и в 1980-х, так что в 1990-е годы Франция вошла со следующими показателями: компании с числом работников более 2.000 человек составляли 0,8% от общего количество фирм, однако на них приходилось свыше 40% занятых, 53,3% валового оборота и 64,8% инвестиций.

Выходит, государство не просто помогало ключевым корпорациям, но и буквально выращивало крупные компании из предприятий среднего бизнеса.

Тогда же, в 1980-х годах, правительство разработало 12 приоритетных программ, чётко направленных на повышение конкурентоспособности французского бизнеса. В них прописывались конкретные шаги и выделялось финансирование на переоснащение промышленности.

Справка

Государство также брало на себя расходы по модернизации инфраструктуры, особенно транспортной и энергетической, занималось подготовкой кадров, проведением научных исследований - делало то, что не даёт значительной и быстрой прибыли. На основе исключительно рыночного подхода невозможно быстро реализовать подобные преобразования.

Во Франции командные высоты в экономике прочно заняли промышленные группы с центрами управления, которым подчиняются не только производственные, но и торговые, и научно-исследовательские подразделения, а, в некоторых случаях, даже банковские компании. Собрав в единый кулак столь разнородные возможности, концерны смогли эффективно осуществлять внутреннее планирование своей деятельности, гибко маневрировать капиталом, перебрасывая его из малоприбыльных отраслей в более выгодные, вести агрессивную экспортную политику и так далее.

Справка

В начале XXI века во Франции две крупнейшие компании - «Пежо» и «Рено» - получили контроль практически над всем автомобилестроением, 70% производства стали, половиной нефтепереработки, половиной производства электронного и электротехнического оборудования.

Параллельно укрупнению производства шёл процесс создания банковских групп. Всё логично - гигантским промышленным корпорациям нужны гигантские банковские структуры, способные мобилизовывать очень значительные средства и финансировать деятельность ключевых французских компаний. Таким образом, банковские и промышленные группы действуют в тесном сотрудничестве. В частности, используется следующая схема: банки кредитуют не только производителя экспортных товаров, но и… импортёра.

Государственное планирование - залог успеха Франции

Эта практика - весьма эффективная мера поддержки промышленного развития страны. На мировом рынке идёт жёсткая конкуренция, а покупатель, выбирая поставщиков, знает, что если иметь дело с французами, то можно получить финансовые средства под выгодный процент.

Корпорации, способные обеспечить кредитами потребителей своих товаров, очевидным образом получают и конкурентное преимущество перед теми, кто не располагает такими возможностями. Реализация ряда масштабных международных проектов происходит именно по такой схеме, а государство ещё и стимулирует экспортное кредитование, что, безусловно, является протекционистской мерой.

Кроме того, через специальный фонд Париж субсидирует проекты, способствующие проникновению его концернов на рынки иностранных государств, а также инвестирует в добывающий сектор экономик стран Третьего мира. Затем дешёвое сырьё импортируется во Францию. Параллельно наименее технологичные производства выносятся в те же страны Третьего мира, а кадры для этих государств готовят в немалой степени на деньги французского государства.

Справка

Во Франции политика правительства до такой степени определяла экономические процессы, что получила название дирижизма. Послевоенное восстановление проходило в условиях протекционизма и наращивания государственного сектора экономики. Получается, государство-«дирижёр» контролировало цены, разрабатывало программы развития отраслей и даже само напрямую занималось бизнесом.

И до сих пор Париж широко применяет индикативное планирование, которое осуществляет специальный орган - Генеральный комиссариат по разработке стратегических перспектив (или «Франция Стратегия»). К его работе привлекаются эксперты, профессора, технические специалисты, крупные представители бизнес-сообщества, профсоюзов и потребителей. Национальный институт статистики и Национальный совет французских предпринимателей готовят специальные доклады, которые учитываются при составлении планов. В заседаниях комиссий участвуют до 2.500 человек!

Во Франции разрабатываются так называемые пятилетние планы развития национальной экономики. От одной программы к другой акцент делается на сельскохозяйственном машиностроении, чёрной металлургии, транспорте и атомной энергетике. За послевоенные десятилетия роль планирования только увеличилась.

Кроме общенациональных, существуют и отраслевые экономические программы; рассчитываются желательные объёмы производства, учитывается вся общность показателей, включая социальные вопросы, уровень безработицы, размеры зарплат и так далее.

Следует также отметить, что в середине 1980-х 90% всех ресурсов банковско-кредитных учреждений Франции уже принадлежало государственным банкам.

Итак, государственный протекционизм, концентрация производства и высокая роль государства в управлении хозяйством - вот три ключевых момента, которые регулярно повторяются, когда мы рассматриваем фактор экономического чуда западных стран.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама