В других СМИ
Загрузка...
Водитель для военно-морского атташе
© Архив автора
С кубинскими коллегами. Второй справа - министр обороны Кубы Р. Кастро, третий - И. Сакулькин.

Водитель для военно-морского атташе

Прежде дату образования Главного разведывательного управления отмечали на ведомственном уровне. С 5 ноября 2006 года День военного разведчика официально стал государственным праздником
05 ноября 2022, 08:59
Реклама
Водитель для военно-морского атташе
© Архив автора
С кубинскими коллегами. Второй справа - министр обороны Кубы Р. Кастро, третий - И. Сакулькин.
Читайте нас на: 

Не одним «Линкольном» жив разведчик

В декабре 1954 года, после окончания Военно-дипломатической академии, капитан-лейтенант Иван Сакулькин прибыл в Вашингтон. Официально должность ему назначили неприметную - водитель военного атташе.

«Военным атташе, - вспоминал Иван Павлович Сакулькин, - был полковник Николай Колкин, военно-воздушным - полковник Бочинский, военно-морским - капитан 1 ранга Фёдор Преснаков. Причём все руководители аппаратов на военно-дипломатической службе в разведке были людьми случайными. До назначения в США занимали достаточно высокие посты в Вооружённых силах, но не имели перспектив служебного роста и это, видимо, послужило причиной их направления на зарубежную работу.

Языка они не знали, правил дипломатического этикета, местных обычаев тоже, не разбирались в элементарных военно-политических вопросах. Естественно, их авторитет у диппредставителей других стран был не высок, а военные руководители Пентагона их демонстративно игнорировали.

Сотрудники аппарата военно-морского атташе СССР в США. Второй слева старший лейтенант И. Сакулькин. 1957 год.
© Архив автора
Сотрудники аппарата военно-морского атташе СССР в США. Второй слева старший лейтенант И. Сакулькин. 1957 год.

В сложившихся условиях роль таких руководителей в организации деятельности подчинённых оказалась незавидной. Мы, молодые офицеры-разведчики были вынуждены действовать самостоятельно, допуская ошибки и просчёты, за что жестоко расплачивались. С другой стороны, предоставленная нам полная свобода и возможность проявить инициативу заставили нас мыслить более масштабно, находить решения вопреки сложившимся догмам и стандартам».

Всё это понял и осмыслил Иван Сакулькин позже, а тогда ему предстояла большая работа по совершенствованию английского языка, изучению города и обретению должного опыта вождения автомобиля военно-морского атташе по улицам Вашингтона.

Но капитан-лейтенант был офицером молодым и амбициозным. Он понимал, что перевозка атташе и его жены в разные уголки столицы занятие неизбежное, но судить о нём в Центре будут не по умению маневрировать «Линкольном», а по реальному вкладу в деятельность резидентуры. Но с чего её начинать?

В академии учили: начало всему - оценка оперативной обстановки в стране пребывания. Успех решения поставленных на командировку задач во многом зависит именно от этого. А вот тут, откровенно говоря, похвастаться было нечем.

Первый контакт - с русскими эмигрантами

Холодная война уже набрала темп. В прессе, на радио нагнеталась обстановка шпиономании и антисоветизма. Не забыли американцы ещё не столь давнюю компанию реакционного сенатора Маккарти. Именно он объявил беспощадную борьбу с международным коммунизмом.

Тем не менее какой бы сложной ни была оперативная обстановка, разведчику надо работать. А Сакулькин, как мы уже сказали, официально трудился водителем военно-морского атташе. Потому он старался как можно чаще бывать в городе, легендируя своё пребывание там сугубо хозяйственными заботами - обслуживанием начальника и его супруги.

Офицеры аппаратов военного и военно-морского атташе в Великобритании. Первый слева И. Сакулькин, пятая - Н. Сакулькина.
© Архив автора
Офицеры аппаратов военного и военно-морского атташе в Великобритании. Первый слева И. Сакулькин, пятая - Н. Сакулькина.

По несколько раз днём и вечером выезжал на бензоколонки, на станции техобслуживания, в магазины, кинотеатры, в парки, в места проведения спортивных мероприятий. Везде старался устанавливать контакты, объясняя это желанием совершенствования языковой практики и изучения культурных и национальных традиций страны.

Столь частые выезды в город и выполнение мелких хозяйственных поручений убедило, в конце концов, американцев, что этот шустрый молодой человек на самом деле шофёр. И «топтуны» из ФБР оставили Сакулькина в покое. Хотя за другими сотрудниками аппарата «топтались» дни напролёт. Так молодому разведчику удалось обзавестись нужными знакомствами и связями.

Как-то возвращаясь домой, Иван Павлович разговорился с таксистом, который его подвозил. Водитель оказался русским. Уехал из России после Октябрьской революции. В царские времена его отец был командующим одного из императорских флотов.

Таксист узнав, что Сакулькин русский, да ещё из Советского Союза, усердно расспрашивал Ивана о нынешнем состоянии страны, о победе над фашизмом, сам с ностальгией вспоминал Петербург. Сакулькин старался рассказать самое лучшее о советской стране: красочно живописал о гигантских стройках, говорил о том, как бережно охраняются и реставрируются исторические здания, памятники прошлого, как развиваются заводы и фабрики, улучшается жизнь на селе.

Таксист внимательно слушал рассказ, потом затормозил у обочины машину, заглушил двигатель, уронил голову на руль, и неожиданно заплакал. Откровенно говоря, Иван не ожидал такой реакции, но сразу понял - слёзы случайного собеседника были искренними. Расстались они добрыми знакомыми и договорились встретиться ещё раз.

На следующую встречу таксист пришёл не один. Он привёл своего друга, тоже русского, который занимал высокую должность в одном из министерств США, являлся членом республиканской партии и поддерживал дружеские отношения со многими влиятельными представителями этой партии. В США новый знакомый Ивана (назовём его Джоном) оказался в 1922 году после окончания института Востоковедения, который в ту пору находился во Владивостоке. Его молодого и романтичного юношу позвала в Америку любовь. Он влюбился в однокурсницу, которая вместе с богатыми родителями уехала сначала в Харбин, потом в США. Юноша проделал тот же путь, и оказался за океаном без средств к существованию. Чтобы выжить брался за самую грязную и низкооплачиваемую работу. Одновременно учился в Стэнфордском университете. И всё же, обладая большим трудолюбием и незаурядным талантом, Джон добился своего.

Во время дипломатического приёма, США. Второй слева - контр-адмирал И. Сакулькин.
© Архив автора
Во время дипломатического приёма, США. Второй слева - контр-адмирал И. Сакулькин.

Он был первым человеком на американском континенте, который ввёл молодого военного разведчика в обстановку. Джон, пользуясь своим высоким положением в министерстве и в партии, добывал очень ценные материалы по военно-политическим и экономическим вопросам.

Однако надо сказать, что найти подобных Джону людей в США оказалось не просто. Американцы были столь оболванены официальной пропагандой, что в каждом русском видели шпиона. Кто-то узнав, что Иван из Советского Союза, шарахался от него как чёрт от ладана, но были и «тихие американцы». Встречу с таким он запомнил на всю жизнь.

«Свободный торговец радиотоварами»

С одним из будущих агентов Ивана Павловича познакомил… его двухлетний сын. А случилось это так. Чета Сакулькиных вместе с маленьким сыном приехала в магазин за продуктами. Увлёкшись выбором фруктов, они потеряли малыша из виду и бросились его искать по огромному супермаркету. К счастью, вскоре увидели своего ребёнка. С ним пытался заговорить какой-то американец. Подойдя к ним, Сакулькин извинился за оплошность и объяснил, что он работник советского посольства, а его сын не говорит по-английски.

Американец внимательно выслушал взволнованного отца, понимающе улыбнулся и протянул Ивану визитную карточку. Попросил навестить его. Сказал, что будет рад пообщаться. Через некоторое время Иван Павлович, прихватив бутылку «Столичной» и банку икры, приехал по указанному в визитке адресу.

Хозяин был дома. Он с радостью принял гостя. Достаточно большая квартира напоминала не жилище, а склад радиоэлектронной аппаратуры. Сомнений не было: новый знакомый занимался именно тем, что написал в своей визитке - «свободный торговец радиотоваров».

Они с удовольствием выпили по рюмке водки, и хозяин поведал грустную историю своей жизни. Нет, он не всегда торговал радиоэлектроникой. Прежде занимал ответственные посты, имел влиятельные связи, как в правительственных, так и в промышленных кругах (впрочем, как заметил он, связи эти поддерживает и поныне), и был даже знаком с президентом США. А потом он приобщился к выпивке. Его уволили с работы, от него ушла жена и теперь он торгует радиотоварами.

С послом СССР в США А. Добрыниным.
© Архив автора
С послом СССР в США А. Добрыниным.

Иван Павлович, откровенно говоря, не очень поверил рассказу нового знакомого, особенно насчёт знакомства с президентом. Мало ли чего наговорит человек под рюмку водки.

Выпили по второй, третьей. Собеседник хмелел. Новый знакомый вытащил из стола альбом.

- Прошу, - он открыл нужную страницу - вот я, а вот президент США. А это госсекретарь. Ведь скажите правду, вы не очень поверили в мои байки.

Последний тост был за дружбу. При расставании хозяин дома вручил Ивану увесистый пакет и сказал:

- Если что-либо из содержимого понравится тебе или твоему начальству, - и он ткнул пальцем вверх, - готов приобрести любую интересующую вас вещь. Поверьте моему опыту, здесь много замечательных поделок.

Возвратившись в аппарат атташе, Сакулькин внимательно изучил подарки «свободного торговца». Он и вправду не обманул. Тут действительно было много «замечательных поделок» и, в первую очередь, каталоги крупнейших американских фирм, поставщиков Пентагона. В дополнение к подаркам его новый знакомый, видимо, в подтверждение полезности их будущего сотрудничества приложил техническое описание новейшей радиолокационной станции.

«Их поездка была самой вызывающей»

Конечно, работа советских военных разведчиков в США состояла не только из многочисленных встреч, знакомств, общений, из которых потом вырастали доверительные отношения, дружба, вербовки. Важнейшей заботой было изучение театра военных действий. Для этого офицеры Вашингтонской резидентуры совершали регулярные поездки по стране.

Делать это было непросто. Ведь режим передвижения сотрудников советских учреждений регламентируется Госдепом США. В каждом штате есть закрытые для посещения районы, вокруг городов Вашингтон, Нью-Йорк и Сан-Франциско установлены 25-мильные зоны. Любой выезд за пределы этой зоны классифицируется, как поездка по стране. Необходимо предварительное уведомление.

На советском паруснике «Крузенштерн». США. Контр-адмирал И. Сакулькин справа. 1976 год.
© Архив автора
На советском паруснике «Крузенштерн». США. Контр-адмирал И. Сакулькин справа. 1976 год.

В апреле 1956 года старший помощник военно-морского атташе подполковник Сергей Фёдоров и офицер аппарата капитан-лейтенант Иван Сакулькин, получив разрешение Пентагона, вылетели в город Сиэтл. Там арендовали автомобиль и три недели путешествовали по штатам Вашингтон и Орегон. При этом заявленный маршрут не нарушали и никуда от него не отклонялись. Тем не менее их поездка наделала много шума и стала причиной для обсуждения в Конгрессе США.

Чтобы понять, чем же были возмущены конгрессмены, приведём отрывки из речи сенатора от Вашингтона Уоррена Магнусона. «Господин председатель! - возмущался Магнусон, - я обращаю внимание Конгресса на ситуацию, которую считаю очень необычной… В моём штате в течение последней недели произошёл ряд событий, которые наглядно продемонстрировали вопиющие недостатки в нашей системе безопасности. Двое военных атташе, не обыкновенные русские гости, а военные атташе из посольства СССР, лица, интересующиеся вопросами обороны, появились в северо-западных районах Тихоокеанского побережья США, имея при себе разрешение Госдепартамента. Их имена подполковник Федоров С.С. и капитан-лейтенант Сакулькин И.П. В ходе поездки русские посетили районы расположения наиболее важных военных объектов США.

Сперва, они побывали в Сиэтле, где выпускаются стратегические бомбардировщики Б-52 и где можно найти всю техническую документацию и другие данные, связанные с его разработкой и производством… Б-52 является одним из самых современных и секретных американских самолётов.

Сенатор Уоррен Магнусон.
© Соцсети
Сенатор Уоррен Магнусон.

Они прибыли в Сиэтл, объехали завод «Боинг» и другие объекты, которые не мог бы посетить без санкции военных не только обычный американец, но даже сенатор.

Далее русские перебрались через залив Бремертон. И этот город по непонятной причине для них оказался открытым, хотя здесь находятся крупнейшая в мире военно-морская верфь, основная ремонтная база ВМС США и наибольшее количество кораблей и судов на консервации.

В Бремертоне они, по-видимому, взяли лодку и обошли на ней всю акваторию верфи.

Затем русские атташе изъявили желание посетить ряд мест в графстве Китсэп, куда не заезжают обычные туристы, а также Бангор и Кипорт. В Бангоре размещён один из крупнейших складов боеприпасов, Кипорт является крупным научным и промышленным центром, где осуществляется разработка и производство торпед.

Я не знаю, были ли русские на самих объектах, но они, безусловно, имели возможность изучить всё, что с ними связано. Так, по поступившим данным, они скупали все карты, которые смогли найти, для чего даже вступили в ассоциацию «ААА», что совсем не обязательно, так как эти карты можно приобрести на любой заправочной станции.

Далее военные атташе арендовали автомашину и направились через графство Кинг на север в графство Снохомиш… Там развёрнута секретная мощная радиостанция, обеспечивающая связь в пределах всей тихоокеанской зоны.

Понимая, что они не смогут проехать через графство Китсэп на автомашине, русские пересекли его на автобусе, а затем вновь арендовали автомобиль и продолжили путешествие на север. По пути они имели возможность наведаться в район базы ВМС Уйтби Айленд, где проводится обработка секретных методов ведения боевых действий флота и авиации».

Когда в резидентуру доставили текст речи сенатора и офицеры сделали перевод, Сакулькин убедился, что Магнусон, конечно же, не без помощи спецслужб, достаточно хорошо отследил маршрут их передвижения.

Посольство СССР в США.
© Соцсети
Посольство СССР в США.

Действительно, после базы Уйтби Айленд они поехали в Беллингхэм, потом в Колумбию. Там большое количество дамб, плотин, завод по производству алюминия. Далее был полёт в Такому, один день в Бремертоне. Что ж, сенатор верно подметил, что «ни один человек, который едет в эту живописную местность, не выберет такого места, как Бремертон, так как кроме нашей крупнейшей военно-морской базы там ничего нет».

Следующим пунктом назначения стал Порт Очард. «Интересно, почему два советских военных атташе захотели посетить маленькое местечко Порт Очард, находящееся в 3000 миль от Вашингтона?» - вопрошал сенатор.

Он ещё долго перечислял местечки, городки, острова, через которые пролегал путь советских офицеров. Закончил Магнусон свою речь словами: «Определённо, их поездка была самой вызывающей из когда-либо предпринятых поездок по США этой категорией лиц».

Потом оповестил Конгресс, что по поводу инцидента обратился с письмом в Госдепартамент, в Министерство обороны, в Министерство юстиции и, конечно же, в ЦРУ.

Разумеется, выступление Магнусона сопровождалось многочисленными публикациями в прессе. Ситуация была неприятная и, по оценкам посольства, могла закончиться для Фёдорова и Сакулькина высылкой из США. Однако ничего этого не случилось. Госдеп всё взял на себя, правда, закрыл на длительное время штат Вашингтон для посещения советским представителям.

Однако эта шумиха не остановила разведчиков. Поездки продолжались. Во всяком случае, Сакулькин успел посетить 30 штатов из пятидесяти. Понятно, что совершались они не ради американских красот.

Контр-адмирал И. Сакулькин.
© Архив автора
Контр-адмирал И. Сакулькин.

…Весной 1958 года закончилась первая зарубежная командировка Ивана Сакулькина и ему предстоял отъезд на Родину. Случилось так, что билетов туристического класса не оказалось, и ему было дозволено совершить возвращение из США в Европу первым классом на знаменитом морском лайнере «Куин Элизабет».

Шесть дней пути и корабль пришвартовался во французском порту Шербур. Оттуда по железной дороге в Москву. В Центре Иван Павлович долго не задержался. Уже через полтора года он помощник, а потом и старший помощник военного атташе в Великобритании. Это будет его вторая командировка. Потом третья и четвёртая опять в США.

По возвращении из последней командировки контр-адмирал Иван Павлович Сакулькин возглавит управление в ГРУ Генштаба.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама