В других СМИ
Загрузка...
Герой Российской Федерации Рустем Клупов комментирует первые месяцы спецоперации.

Специальная военная операция: три месяца противостояния

Почему на Украине проводится операция, а не идёт война, о характере военных действий, проводимых в ходе этой «недовойны», и о том, почему и чей боевой дух сильнее, еженедельнику «Звезда» рассказал Герой Российской Федерации полковник в запасе Рустем Клупов
23 мая 2022, 06:45
Реклама
Специальная военная операция: три месяца противостояния
© warheroes.ru
Герой Российской Федерации Рустем Клупов комментирует первые месяцы спецоперации.
Читайте нас на: 

Кто воюет и чем воюет

Война - это вооружённый конфликт, который ведёт государство с привлечением всех своих экономических, людских и других всевозможных ресурсов, которое оно способно привлечь для достижения своих военно-политических целей через мобилизацию экономики и армии. В отличие от войны, операция проводится штатом ВС и других силовых структур мирного времени, с ограниченными задачами. Операция - это даже не вооружённый конфликт, а только его часть, например, операция по принуждению к миру, антитеррористическая операция (АТО), операция объединённых сил (ООС). Операция это только форма ведения военных действий в установленный период времени. Может проводиться совместно с информационной операцией и иметь все признаки вооружённого конфликта любой интенсивности. Хотя по своей сути для простого понимания любого человека без военно-правового обоснования - это война с определёнными возможными ограничениями.

Не война, а специальная военная операция.
© flickr.com/100958765@N04
Не война, а специальная военная операция.

Итак, Россия

На сегодняшний день Российские ВС проводят операцию численностью армии мирного времени, не привлекая через мобилизационные мероприятия дополнительные мощности в промышленности и людских ресурсах, восполняя потери и наращивая усилия за счёт существующих предприятий ВПК и добровольцев, призванных через заявку от Главного военно-мобилизационного управления Генерального штаба (ГВМУ) без увеличения численности ВС.

По данным СМИ, в её составе 105 батальонных тактических групп (БТГР) ВС РФ и около 50 БТГР ЛДНР, общей численностью около 124 000 военнослужащих, 15 000 танков, более 2000 орудий и РСЗО. Это далеко не все ВС РФ и это позволяет проводить ротации выводить части на отдых и восстановление боеспособности. А с учётом численности частей, не входящих в БТГР, ВКС, ВМФ, Росгвардии, может насчитывать около 200 000. С другой стороны, войск на передовой очень не хватает, и 150 БТГР на 1000 км фронта - это 1,5 батальона на 10 км. При том, что батальон независимо от усиления наступает на фронте 3 км, прорывает подготовленную оборону противника на фронте 1 км, а обороняется на 5 км, то сил по тактическим нормативам недостаточно, чтобы организовать оборону в один эшелон. А мы наступаем не всегда успешно, но планомерно.

Сила наших ВС в мужестве каждого отдельного бойца и готовности к массовому подвигу. Это элемент отечественной идеологии всех времён, с помощью которой мы побеждали и будем побеждать. В отличие от нас, на Западе ждут одного супергероя - Супермена, Бэтмена или лётчика - «Призрака Киева», который в одиночку перебьёт всех врагов.

На сегодняшний день Российские ВС проводят операцию численностью армии мирного времени.
© flickr.com/world_armies
На сегодняшний день Российские ВС проводят операцию численностью армии мирного времени.

А теперь обратимся к Украине

Украинская сторона к началу военных действий имела под ружьём 260 000 штыков, провела три волны мобилизации личного состава и сейчас проводит четвёртую. Получилось так, что первые три волны в основном были направлены на восполнение потерь и мобилизационное развёртывание соединений - дополнительно около 8 пехотных бригад, которые надо было дооснастить техникой, поступившей из стран НАТО, в том числе польскими танками Т-72м2, БТР М113, бронеавтомобилями «Хамви», ПТРК и ПЗРК разных импортных модификаций, а также одной бригады морской пехоты с лёгким вооружением и артиллерийской бригады (45 ОАБР), вооружённой буксируемыми гаубицами М777.  

Четвёртая волна была заявлена как тотальная, с целью поставить под ружьё один миллион человек и оснастить их вооружением последующих поставок с учётом расходов не менее 20-30 млрд долл. Первые мобилизованные из этой четвёртой волны, а также курсанты военных училищ уже направляются в страны альянса для овладения вооружениями стандарта НАТО, в ближайшей перспективе готовящиеся для поставок ВСУ. К ним могут быть отнесены боевые самолёты МиГ 29, F-16, вертолёты, танки «Леопард-1 -2», «Абрамс 2», РСЗО HIMARS и MLRS, орудия полевой артиллерии и миномёты различных модификаций, ЗРК «Пэтриот» и другое коллективное высокотехнологичное вооружение, требующее дополнительного обучения специалистов.

На Украине прошло уже три волны мобилизации, идёт четвёртая.
© flickr.com/ukrainewarbreakingnews
На Украине прошло уже три волны мобилизации, идёт четвёртая.

Однако сомнительная цифра в один миллион человек кажется невыполнимым обязательством для Украины без финансовой поддержки Запада, так как первые три волны уже смогли поставить в ВСУ, по данным западных СМИ, от 200 000 до якобы 900 000 рекрутов и резервистов (28 полнокровных армейских корпусов с учётом восполнения потерь в 23 000 человек). Более реально - 130 000-150 000 человек. При этом, по данным ВСУ, в первой волне призвали только 38 000 резервистов с опытом боевых действий. Согласитесь, что цифры имеют большой диапазон и не дают ответа на вопросы по возможностям. Довоенные справочники о ВСУ оценивают мобилизационный ресурс в 5 млн человек, это 10% от прежнего населения Украины сразу после развала СССР. Сегодня население Украины составляет около 40 млн жителей. Если не учитывать эмигрантов, жителей ЛДНР, районов Херсонской, части Запорожской и Харьковской областей, которые не попадут под мобилизацию, то это уже около 30 млн жителей Украины. Значит оценочно возможности тотальной мобилизации по человеческому ресурсу могут составлять 3 млн человек, что по сути соответствует заявлениям киевского режима.

Один миллион человек - это ещё 30 армейских корпусов, которые имеют свой командный состав, войска с техникой и вооружением. Они сведены в слаженные подразделения, части и соединения, имеют систему всестороннего обеспечения. Создать такое в короткое время на основе трёхсоттысячной армии, ведущей тяжёлые боевые действия на фронте более 1000 км, невероятно сложно. Значит людские мобилизационные ресурсы нужны для того, чтобы затыкать ими бреши прорывов, использовать как пушечное мясо, чтобы у российских солдат кончились боеприпасы и перегрелись все стволы российских пулемётов (образно говоря), вот уж действительно до последнего украинца! Кстати, на некоторых участках фронта это уже прослеживается.

Теория и практика СВО на Украине

В конце ХХ века появилось новое представление о тактике пехотных подразделений в современной войне, где, учитывая развитие средств разведки и высокоточного оружия (ВТО), создание разведывательно-ударных комплексов, а также опыт последних войн в Афганистане, Ираке, Чечне, на Ближнем Востоке, были сделаны выводы, что основной тактической единицей становится батальонная тактическая группа (БТГР), которая в отличие от линейного усиленного мотострелкового батальона (МСБ) формируется на основе отдельного мотострелкового батальона (ОМСБ) и является более самостоятельной и самодостаточной боевой единицей сетецентрической войны.

Батальонная тактическая группа формируется на основе отдельного мотострелкового батальона.
© flickr.com/100958765@N04
Батальонная тактическая группа формируется на основе отдельного мотострелкового батальона.

БТГР, в отличие от линейного усиленного МСБ, имеет не полосу наступления и район обороны, а зону ответственности. Это означает, что имея широкую зону ответственности БТГР наступает в походных или предбоевых порядках, ибо сетецентрические боевые действия в совокупности с гибридными должны заведомо создать для БТГР благоприятные условия на поле боя, которые обеспечат беспрепятственное продвижение наземных сил без особой заботы о флангах и тылах.

Так мы начали 24 февраля 2022 года. В край угла ставилось то, что молниеносный захват критически важных объектов противника в восточной части Украины внесёт сумятицу у обороняющихся, нарушит управление и логистику и сломит волю к сопротивлению. Примерно так, как это было к Крыму в 2014 году.

Поэтому наши БТГР так рвались к захвату указанных рубежей, что даже бросали технику без топлива и совершали пешие марш-броски ради выполнения поставленных боевых задач. В интернете было несколько роликов как местные мародёры после разграбления эту технику сжигали. Так получилось из-за того, что не сработала гибридная часть плана. Местные жители русскоговорящих областей вместо цветов и караваев, как предполагалось нами, встретили тыловые колонны наших войск гражданским сопротивлением. Чуть позже более или менее организованно подтянулись ВСУ и стали громить тылы. Именно по этой причине попали в плен первые русские солдаты и офицеры, а передовые войска попадали часто в критические ситуации.

Конечно, эти «кавалерийские» наскоки принесли свою пользу. Как минимум они сковали большую часть ВСУ в районах ППД и не дали в течение первого месяца СВО противнику действовать организованно, не позволили ВСУ провести хотя бы один контрудар. Немногочисленные контратаки проводились без согласования времени и направлений, ВСУ понесли значительные потери не в бою, а на маршах и в пунктах дислокации и, самое главное, не смогли перебросить свои подкрепления на направлении главного удара СВО - в районе проведения украинскими войсками «Операции объединённых сил» (ООС), проводимой с 2018 года под незримым руководством специалистов НАТО.

Историю этих событий будут писать победители, и многие просчёты и недостатки могут быть опущены или представляться как достижения. Однако случилось так, что достигнув определённых успехов, нанеся поражение многим частям противника, нанеся ему ощутимые потери, первый этап операции не смог сломить сопротивление, не привёл к полному разгрому ВСУ и нарушению военного управления, но показал, что быть сильными везде невозможно и нужно возвращаться к старой проверенной тактике, основанной на опыте прежних войн - сосредоточение усилий на главном направлении.

Время «кавалерийских» наскоков прошло, пора сосредоточить усилия на главном направлении.
© voennoedelo.com
Время «кавалерийских» наскоков прошло, пора сосредоточить усилия на главном направлении.

Главным направлением по различным военно-политическим и гуманитарным причинам был и остаётся Донбасс. Основная военная причина заключается в том, что здесь сосредоточены главные силы противника, без разгрома которых невозможно добиться победы.

До начала операции силы ВСУ в районе проведения ООС насчитывали 76 000 человек, 14 000-16 000 из которых были отсечены в Мариупольском котле и сложили оружие во второй половине мая 2022 года. Остальные продолжают сопротивление на «Донецкой дуге», упорно удерживают до сих пор подготовленные позиции глубоко эшелонированного укрепрайона, который наскоком не возьмёшь.

Что изменилось в ходе второго этапа СВО? Упорядочилась линия фронта, наши войска вернулись к линейной тактике и некоторым тактическим приёмам периода ВОВ, и даже расстояние между окопами противоборствующих сторон уменьшилось до 200 м - как в период ВОВ. Более того, вспомнилось понятие стратегии ХIХ века «Генеральное сражение». За счёт второй и третьей волн мобилизации численность войск противника в Донбассе удалось довести до 80 000 человек. По всем канонам военного искусства для успешного наступления мы должны иметь на этом направлении минимум трёхкратное численное превосходство, а с учётом того, что укрепрайоны строятся противником с опорой на населённые пункты, то численное превосходство должно быть в пять-десять раз больше, чем у обороняющихся, то есть не менее 240 000 - 400 000 штыков. Брать их в условиях СВО негде, мобилизацию в России объявлять не собираются, а ЛДНР большую часть мобрезервов призвали.

Время вспомнить Великую Отечественную

Значит, надо по максимуму использовать превосходство в средствах дальнего огневого поражения и умелом применении войск, переход к линейной тактике и проверенному «устаревшему» оперативному искусству, схожему с тем, с помощью которого наши деды били фашистов в годы ВОВ с учётом современных возможностей огневого поражения.

При этом надо понимать, что темпы наступления, составляющие на сегодня 3 км в сутки, от этого могут упасть до неприличных 1-2 км в сутки, однако только в тактической зоне обороны противника, после прорыва которой при наличии оперативных резервов на основе механизированных частей и соединений (а они есть?) по нормативу должны будут вырасти до 20 и более километров в сутки. Это показывает, что для противников схожих по техническому вооружению в современной войне не справедливы теоретические новшества, основанные на опыте боевых действий промежуточного периода.

Во время операции «Багартион» советские войска продвигались со скоростью 7 километров в сутки.
© waralbum.ru
Во время операции «Багартион» советские войска продвигались со скоростью 7 километров в сутки.

Справка

В период Великой Отечественной Советская армия освобождала Украину 1 год и 2 месяца с темпами 2 км в сутки. Самое быстрое продвижение - 7 км в сутки - отмечено в ходе операции «Багратион».

Вспоминается исторический пример предвоенного периода ВОВ, когда из-за неправильной оценки войн в Европе военное руководство СССР накануне нападения фашистской Германии отказалось от уже сформированных танковых армий в пользу танковых бригад и дивизий в общевойсковых армиях, а к 1943 году стали вновь формировать танковые армии как основу ударной силы Советской армии. В этот раз - в 2018 году - мы вовремя сформировали 1-ю танковую армию, стали воссоздавать дивизии, от которых отказались в пользу бригадной структуры Сухопутных войск в период сердюковской военной реформы. Сейчас сложно сказать, насколько было бы тяжелее воевать только бригадным составом. Кстати, американцы тоже не спешат отказываться от дивизионной структуры своих СВ.

Есть и другие ошибочные мнения о современной войне, которые были опровергнуты боевыми действиями в течение этих трёх месяцев. Они касаются применения беспилотной авиации, армейской авиации, флота, штурма населённых пунктов без танков и разрушений, сохранения инфраструктуры противника и его коммуникаций, таких как мосты, дорожная сеть и прочие.

Боевой дух, потери и пленные

Военная наука утверждает, что существует среднестатистический предел стойкости войск, который зависит от их потерь. В обороне - 50% потерь, в наступлении - 30%. Это означает, что обороняющееся воинское формирование выходит из боя при потерях более половины личного состава и техники, а в пропорции потери в технике всегда превышают потери личного состава. При этом понятие «выход из боя» означает, что воинское формирование уклоняется от боя путём отступления (бегства) или сдачи в плен. При наступательных действиях формирование не способно вести наступление. При подсчёте общих потерь первого сдавшегося в плен батальона морской пехоты ВСУ 13 апреля 2022 года в Мариуполе было установлено, что они составляют 43% от штатного состава. По свидетельствам пленных, другие части в Донбассе начинают бросать свои позиции при потерях около 40%, а подразделения теробороны и вновь сформированные части ВСУ - при потерях 10-20%. Это напрямую показывает морально-психологическое состояние солдат ВСУ.

Примером стойкости были и остаются защитники Брестской крепости, понёсшие потери более 90%, советские войска, оборонявшие Москву осенью 1941 года, их потери составили 70-80%, 6-я рота псковских десантников потеряла 93% личного состава. В заключение можно сделать вывод, что боевой дух у бойцов ВСУ и неонацистов ниже среднего, и он продолжает падать.

1 марта в Мариуполе была отсечена и прижата к Азовскому морю группировка ВСУ численностью 14 500 человек (по данным СМИ). Однако теперь, после пленения 3732 военнослужащих ВСУ (включая 267 морпехов 4.04.2022 г. и 1026 морпехов 13.04.22 г.) и боевиков-неонацистов полка «Азов» хочется спросить, а где остальные 11 000 человек? Получается, что украинская сторона в Мариуполе понесла такие страшные потери и значит имеет такой высокий боевой дух? Думаю, что нет.

Всего в Мариуполе были блокированы две части: 36 отдельная бригада морской пехоты (3500 чел.) понесла общие потери около 1500 человек (43%) и полк «Азов» (около 1000 человек по штату) понёс потери около 35%, других частей в боях заявлено не было. На сегодняшний день в плену около 2500 морских пехотинцев, 700 азовцев и около 500 полицейских, пограничников, таможенников и сотрудников других силовых структур Украины. Всего с 1.03.2022 г. в плену находятся 3732 человека. Получается в окружение изначально попало не более 5000 - 6000 силовиков украинского режима, что показывает потери 26-47%, опять ниже среднего. При этом, как заявил в своём блоге командир бригады «Восток» ДНР Александр Ходаковский: «Их (сдавшихся только 20.05.2022 г.) реально больше наших!»

Теперь Мариуполь освобождён полностью, это достойная победа ВС РФ и войск ЛДНР, а потому неплохо было бы в соответствии с воинскими традициями в честь этого устроить салют в Москве, Донецке и Луганске, а также других городах-героях РФ.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама