В других СМИ
Загрузка...
«Уж лучше в тюрьме, чем на "передке"»
© РИА Новости
Сдавшиеся в плен под Лисичанском бойцы ВСУ.

«Уж лучше в тюрьме, чем на "передке"»

Пленных вэсэушников содержат весьма прилично. Не сравнить с теми нечеловеческими условиями практически времён гитлеровских концлагерей, в которых оказались солдаты России, ДНР и ЛНР. И как нам к этому относиться?..
19 августа 2022, 11:00
Реклама
«Уж лучше в тюрьме, чем на "передке"»
© РИА Новости
Сдавшиеся в плен под Лисичанском бойцы ВСУ.
Читайте нас на: 

В отличие от западников, которые об Украине и её вооружённых силах говорят как о покойнике - либо ничего, либо хорошо - вэсэушники смотрят на эти вещи более реально. Потому что знают ситуацию изнутри. Причём не только с того времени, когда «сырыми» и не умеющими даже толком стрелять из автомата, оказались в окопах. Это осознание пришло ещё раньше, когда им принудительно вручили военкоматовскую повестку и против воли направили на фронт. В последнее время для «незалежной» - это норма.

И до, и после Мариуполя многие украинцы предпочли плен смерти.
© РИА Новости
И до, и после Мариуполя многие украинцы предпочли плен смерти.

После издания Зеленским в начале марта Указа о всеобщей мобилизации, произошло уже три волны принудительного призыва в ряды ВСУ. Мужским населением в возрасте от 18 до 60 затыкают образовавшиеся дыры среди рядового и сержантского состава, у офицеров-запасников «призывной» возраст увеличен до 65 лет. В настоящее время идёт четвёртая волна, которая накрывает уже и женщин, чьи профессии подпадают под военно-учётные специальности. Похожая ситуация очень напоминает события февраля 1945 года в Германии, когда стало очевидно, что дело идёт к проигрышному концу.

Повальный призыв в украинскую армию связан с большими потерями на фронтах, которые растут каждодневно и о которых украинская сторона умалчивает даже во внутренних сводках. Но умалчивает не потому, что таковы законы военного времени, просто этот вопрос для нынешнего киевского режима - далеко не на первом месте по важности. С какими-то подразделениями у вэсэушного руководства нет связи, поэтому многие военнослужащие числятся без вести пропавшими. Какую-то часть погибших командиры попросту бросают на поле боя, оставляя их на растерзание стаям собак, или полагаясь на союзников ЛДНР и России, которые даже к вражеским трупам относятся по-человечески. А те, кого берут в плен (или сдаются сами) вообще ни под какую категорию - «трёхсотых» или «двухсотых» - не подпадают. Есть в цифрах безвозвратных потерь ещё одна: уклонисты. Те, кто отказался воевать и в настоящее время томится за решётками украинских тюрем.

Примерные цифры потерь вэсэушников с начала СВО взялись подсчитать британские спецслужбы. На конец первой декады августа у них получилось немногим более 190 тысяч. Но, учитывая отсутствие всех данных, эта цифра очень далека от действительности и по самым скромным подсчётам занижена на треть.

Оставим в покое всех «безвозвратных», поговорим о тех, кто не подпадает ни под какую категорию. Данные по военнопленным тоже постоянно «плавают», потому что, во-первых, это количество увеличивается почти каждый день; а во-вторых, часть их содержится в ДНР и ЛНР, часть - в РФ. На начало лета число военнопленных, с которыми в российских СИЗО проводились следственные действия, по официальным данным нашего Минобороны, составляло почти 6,5 тысяч человек.

Боец подразделения полка полиции специального назначения имени Героя России Ахмата-Хаджи Кадырова МВД Чеченской Республики делится водой с военнослужащим ВСУ, сдавшимся в плен в ходе зачистки села Золотое-2 и шахты «Карбонит».
© РИА Новости
Боец подразделения полка полиции специального назначения имени Героя России Ахмата-Хаджи Кадырова МВД Чеченской Республики делится водой с военнослужащим ВСУ, сдавшимся в плен в ходе зачистки села Золотое-2 и шахты «Карбонит».

Единственное, что не изменилось с того времени - отношение к ним и условия содержания. Все находятся в нормальных бытовых условиях, с регулярным трёхразовым горячим питанием. По мере надобности пленных обеспечивают одеждой, взамен обветшавшей или вышедшей из строя - и необходимыми предметами быта. Они имеют возможность посещать церковь, для них организовано банно-прачечное обслуживание, всем нуждающимся оказывается необходимая медицинская помощь. Также есть возможность связаться с родными и рассказать о своей судьбе. Как ни цинично это звучит, но условия гораздо лучшие, нежели были у жителей Донбасса, в которых они существовали по вине этих же самых украинских вояк.

И сегодня пленные начинают это осознавать. Ещё они знают, что отношение к ним, как к пушечному мясу, на Родине не изменилось. Это означает, что в случае обмена и возвращения на Украину, их вновь поставят в солдатский строй и отправят на фронт. Лёгкие ранения, которые лечатся амбулаторно, препятствием не являются. В случае отказа - тюрьма. Сегодняшний тренд для «незалежной»: «Сиди, или воюй» - главнее всех остальных.

Далеко не всех украинцев это устраивает, но ничего противопоставить такой политике киевского режима они не могут. Наиболее выгодное положение, как это ни парадоксально, у военнопленных, находящихся в следственных изоляторах за пределами Украины. Во-первых, они могут пересидеть все сегодняшние события за решёткой, а потом вернуться домой в качестве пострадавших (без уголовного клейма) и встроиться в тот режим, который будет в их стране после окончания СВО. А во-вторых, у них есть выбор. Они могут либо вновь взяться за оружие и встать на сторону союзных войск (такие случаи уже известны), либо - навсегда уйти в мирную жизнь, оформив гражданство РФ, ДНР или ЛНР (таких случаев ещё больше).

Нечто похожее произошло на прошлой неделе, когда сразу несколько военнопленных вэсэушников из подразделений морской пехоты, национальной гвардии, десантно-штурмовых и сухопутных войск, которые были включены в список на обмен, приняли решение остаться на территории подконтрольной Российской Федерации. Пока - в СИЗО. Ранее все они добровольно сложили оружие и сдались в плен, чтобы сохранить свои жизни. Во время допросов признались, что в украинской армии подобное сейчас удаётся очень не многим. Бойцы нацбатальонов, выполняющих роль заградотрядов, хорошо знают своё дело: угрожая военнослужащим расстрелом, они никому не дают покидать позиции, расположенные на линии соприкосновения. И их слова не расходятся с делом. С теми, кто отказывается воевать, или собирается сдаваться в плен, разговор короткий: без суда и следствия.

Место содержания пленных украинских боевиков в следственном изоляторе Еленовки, который подвергся обстрелу со стороны ВСУ.
© РИА Новости
Место содержания пленных украинских боевиков в следственном изоляторе Еленовки, который подвергся обстрелу со стороны ВСУ.

Более 30 военнослужащих 25-го батальона 54-й механизированной бригады ВСУ в районе Новомихайловки (Донецкая народная республика) решили сложить оружие. По радиосвязи они попросили у командования российского подразделения прекратить огонь и предоставить коридор для выхода. Когда с белыми флагами они начали движение в сторону российских позиций, прибывшее к опорному пункту на бронеавтомобилях подразделение заградотряда украинских нациков открыло по своим военнослужащим перекрёстный огонь в спину. И это далеко не единственный случай.

Эти же самые военнопленные рассказали о порядках, царящих в их подразделениях, и о том разброде и шатаниях, который творится не только среди военнослужащих рядового состава, но и офицеров. Но главный аргумент, на который они сослались, отказавшись от обмена, касался категорического нежелания возвращаться на Украину. «Уж лучше в тюрьме, чем на "передке". Здесь не нужно рисковать жизнью непонятно во имя чего и выполнять преступные приказы по уничтожению людей, которые ни в чём не виноваты…»

Предвижу, сколько воплей может прозвучать после прочитанного. Мол, предатель Родины - он и в Африке предатель, и не нужно делать из бывших вэсэушников героев. А никто и не делает. Что же касается предательства - в данном случае это спорное утверждение. Когда твоя Родина по воле кучки людей, дорвавшихся до власти, превратилась в территорию для решения проблем какого-то американского дяди, а твоих земляков, опять же, чтобы ублажить дядю, используют в качестве расходного материала, назвать это Родиной язык не поворачивается.

Была хорошая страна, известная и салом, и горилкой,

Но что-то в ней пошло не так, и стала USA-подстилкой.

Их поступок - не предательство, а скорее форма протеста. Это единственное, что они могут сделать в своём положении. Предполагая возможные последствия для своих близких, оставшихся на Украине, они не скрыли ни своих имён, ни фамилий, не попросили не показывать их лица. Даже не побоялись «ответки» от режима Зеленского, которая может прилететь к ним, как к «азовцам» (боевики запрещённой в РФ террористической организации) в Еленовку, потому что они нормальные украинские мужики. Которые прекрасно понимают: всё творимое сегодня киевскими властями ведёт к утрате украинской государственности, а значит и предавать по факту нечего.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама