В других СМИ
Загрузка...
Подполковник Николай Киселев: «Неподготовленный боец никогда и ни в какую разведку не пойдет. Это железное правило для всех разведподразделений»
© РИА Новости
Отличник войсковой разведки преодолевает препятствие.

Подполковник Николай Киселев: «Неподготовленный боец никогда и ни в какую разведку не пойдет. Это железное правило для всех разведподразделений»

Военные разведчики, отмечающие 5 ноября свой профессиональный праздник, стояли и стоят на переднем рубеже защиты России
04 ноября 2018, 06:37
Реклама
Подполковник Николай Киселев: «Неподготовленный боец никогда и ни в какую разведку не пойдет. Это железное правило для всех разведподразделений»
© РИА Новости
Отличник войсковой разведки преодолевает препятствие.

Военной разведке исполняется 100 лет. Мы чествуем не только офицеров Главного разведывательного управления, но и контрактников армейского спецназа, солдат срочной службы разведывательных батальонов  - всех тех, кто занимается получением и обработкой данных о действующем или вероятном противнике, его военных ресурсах и боевых возможностях. О том, кого берут в военные разведчики, как ведется их подготовка и может ли суперсовременная технология и вооружение заменить в разведке человека, еженедельнику «Звезда» рассказал  временно исполняющий обязанности командира одного из самых молодых разведывательных подразделений Вооруженных сил России подполковник Николай Киселев.

- Подразделение, которое вы возглавляете, образовано сравнительно недавно. Но, насколько мне известно, вы успели за то короткое время отличиться в хорошую сторону. Скажите, как это было достигнуто и как организована в вашем подразделении учебно-боевая подготовка личного состава?

- Наше подразделение было сформировано в 2015 году. По всем меркам, оно является молодым воинским организмом, но уверяю вас - этот организм уже достаточно прочно стоит на своих ногах. За неполные три года наш личный состав принимал участие во всех мероприятиях, проводимых не только в масштабах округа, но и Вооруженных сил, и ни разу ниже оценки «хорошо» не получал. Из наиболее знаковых могу отметить два стратегических учения: «Запад-2017» и «Восток-2018», где был продемонстрирован достаточно высокий уровень мастерства, плюс  наши разведчики принимали и принимают участие во всех соревнованиях и конкурсах. Это лучшая возможность проверить уровень профессионально-должностной подготовки полевой выучки в мирных условиях.

В ходе повседневной учебы всем элементам боевой подготовки уделяется одинаково серьезное внимание. По-другому у нас нельзя. При этом каждый военнослужащий знает, что от индивидуальной подготовленности бойца зависит боевая слаженность всей разведгруппы, в составе которой он выходит на задание. И с первого дня службы боец нацеливается на то, что в ходе выполнения поставленной задачи ему нужно быть в постоянной готовности к встрече с противником. А это значит одно: не добрал или упустил что-то в ходе тренировок - проиграл в условиях реальных боевых действий. Третьего варианта не существует.

- Но для этого должны быть созданы и соответствующие условия…

- Когда наше подразделение формировалось, заранее готовилась и соответствующая тренировочная база, и инфраструктура. На территории части есть современное стрельбище с автоматизированным мишенным полем и имитацией различных фортификационных сооружений. Последнее важно с той точки зрения, что разведчик должен быть готов работать на любой местности. Огневая подготовка проводится у нас регулярно (минимум раз в неделю) и при любых погодных условиях. Здесь мы исходим из того, что дождь разведчика не мочит - дождь разведчика бодрит, поэтому подстраиваться под погоду у нас не принято. За каждым бойцом закреплено личное стрелковое оружие, которое он и холит, и лелеет, а главное - сам пристреливает.

Это также важно, как и самостоятельная укладка парашюта, с которым предстоит совершать учебно-тренировочные прыжки. Отдельных военнослужащих мы ставим на «крыло» (парашютная система для производства затяжных прыжков), для остальных минимальная ежегодная норма - от четырех до десяти прыжков. Пока прыгаем с вертолета, надеюсь, что в скором времени начнем осваивать прыжки и с самолета.

Большое внимание уделяется ежедневной физподготовке и приемам рукопашного боя. При этом задача  подготовить супермена с накаченными бицепсами абсолютно не стоит. В прямое боестолкновение разведгруппы, как правило, не вступают, их задача - оставаться незамеченными в ходе всей операции, но если придется, то - плох тот разведчик, который не сможет врукопашную совладать с двумя противниками.

Кстати

Летучая мышь на фоне Земного шара на шевронах, как эмблема солдат спецназа ГРУ, долгое время имела неофициальный характер, однако с концом эпохи СССР, когда в элитных воинских подразделениях начали вводить соответствующие знаки различия, утвердили и новую официальную символику военной разведки. Это произошло накануне празднования 75-летия военной разведки в 1993 году. Так летучая мышь стала символом разведчиков и частей спецназа. Выбор был далеко не случаен. Летучая мышь всегда считалась одним из самых таинственных и скрытных существ, действующих под покровом темноты. Ну а скрытность, как известно, является залогом успешной разведывательной операции. 

Однако в ГРУ, а также в разведывательных управлениях видов вооруженных сил, округов и флотов утвержденный для них нарукавный знак, по понятным причинам, никогда не носили. 

Начиная с 1998 г., летучую мышь стал постепенно вытеснять новый символ военной разведки - красная гвоздика, которую советские разведчики часто использовали в качестве опознавательного знака. Количество лепестков на новой эмблеме символизирует одновременно пять видов разведки (наземная, воздушная, морская, информационная, специальная), пять континентов Земного шара, пять предельно развитых у разведчика чувств.

В 2005 г. гвоздика окончательно занимает центральное место на всех геральдических знаках, включая нарукавные нашивки. И сегодня в штаб-квартире Главного разведывательного управления на полу «лежит» летучая мышь, а на стене красуется гвоздика.

Хочу отметить, что принцип в учебе «сила есть, ума не надо» - не наш. Теория для военного разведчика не менее важна, чем практические навыки и умение.

Для освоения спецдисциплин у нас имеется неплохой учебный корпус, в классах и аудиториях которого есть все необходимое. В частности, имеются макеты местности с ключевыми объектами инфраструктуры вероятного противника. На них бойцы учатся заходить на объект с правильной стороны, грамотно распределять силы, выявлять слабо охраняемые участки и своевременно просчитывать пути отхода. Подробные интерактивные карты с рельефом местности, где все максимально наглядно и доступно, готовятся под каждую боевую операцию.

Тут еще следовало бы добавить, что при ведении разведки методом наблюдения, разведчик должен не только все видеть и слышать, но и сам оставаться для противника незамеченным.

- Во все времена считалось, что военная разведка - это «глаза и уши» вооруженных сил. Сегодня, когда нужную информацию можно получить современными техническими средствами, которые и летают, и плавают, и «подслушивают» с гораздо большим КПД, чем это может сделать даже самый крупный профессионал, не размывается ли человеческий фактор в деле военной разведки?

- Безусловно, сегодняшняя техническая составляющая (спутники, приборы ночного видения, беспилотники и т.д.), благодаря которой военные разведчики собирают нужную информацию, намного опережает ту, которая была еще в начале нулевых годов. Однако не следует забывать, что и тогда, и теперь, как, впрочем, и сто лет назад, нужная информация попадала в руки конкретного специалиста, который всю эту технику придумал и обслуживает. Именно поэтому в нашем деле пресловутый человеческий фактор всегда играл и будет играть существенную роль.

К примеру, за океаном и в некоторых странах Старого Света бытует мнение, что войсковая разведка при нынешних технологиях нужна не очень. Дешевле поставить на вооружение новейшие спутники, компьютеры, нежели финансировать разведподразделения и выплачивать страховки в случае гибели личного состава.

Справка

При подготовке и в ходе ведения общевойсковых операций (боевых действий) разведывательные части и подразделения выполняют следующие основные задачи:

- вскрытие замысла противника, его непосредственной подготовки к агрессии и предупреждение внезапности нападения;

- выявление боевого состава, положения, группировки, состояния и возможностей войск (сил) противника и его системы управления;

- вскрытие объектов (целей) для поражения и определение их местоположения (координат);

- вскрытие элементов оперативного оборудования ТВД, инженерного оборудования местности и системы заграждений;

- установление степени проходимости местности, состояния коммуникаций, характера водных преград, границ и размеров районов разрушений, пожаров и затоплений, зон заражений, возможных направлений их преодоления и обхода;

- выявление применяемых противником новых средств вооруженной борьбы и способов ведения боевых действий, а также проводимых им мероприятий по всестороннему обеспечению операции (боя);

- определение морально-психологического состояния войск противника и местного населения, экономического состояния района операции (боевых действий) и другие.

Благодаря нашим разведчикам, которые всегда на передовой, подобное исключено в принципе. Наведение авиации, артиллерии, в том числе и реактивной, на нужный объект - одна из важнейших задач войскового разведчика, и никакая аппаратура с этим не справится лучше человека. Именно таким был старший лейтенант Александр Прохоренко, вызвавший огонь на себя и ставший Героем России (посмертно) на сирийской земле. Это всего лишь один пример, известный простым людям. И, как сказал наш Верховный Главнокомандующий, именно такие военнослужащие делают Российскую армию непобедимой.

Во славу Державы

За мужество и героизм, проявленные при выполнении специальных заданий по обеспечению национальной безопасности, более 700 военных разведчиков удостоены высокого звания Герой Советского Союза и Российской Федерации.

В реальной деятельности есть много примеров героических поступков военных разведчиков, которые не афишируются. И когда говорят, что ценой своей жизни они сохраняют десятки и даже сотни других, это - не просто слова.

Николай Александрович, возможно ли за год срочной службы подготовить из молодого человека настоящего военного разведчика. Что берется за основной критерий его подготовленности? Есть ли какой-то специальный отбор для службы в подразделениях военной разведки, и на какую категорию военнослужащих делается ставка в первую очередь?

- Конечно же, в первую очередь, как и в любой другой сфере, ставка делается на профессионалов. Поэтому не случайно сегодня основу и нашего подразделения, и всей войсковой разведки в целом составляют контрактники. Что касается подготовки разведчика за год срочной службы в объеме выполнения конкретных функциональных обязанностей, - это вполне возможно. Но, помимо определенных усилий со стороны командного состава, необходима полная самоотдача бойца.

Основными критериями подготовленности, кроме тех о которых я уже сказал, являются умение действовать в нестандартных ситуациях и адаптироваться к различным условиям. Это необходимо, потому что разведгруппа, как правило, выполняет свои задачи в отрыве от основных сил, и рассчитывать, кроме как на себя и плечо товарища, фактически не на кого. При определении военнослужащих в конкретное подразделение, помимо личностных качеств бойца, обязательно учитывается и специфика самого подразделения. При этом за командиром подразделения всегда остается право выбора. В тактической разведке, к примеру, должны служить ребята, более подготовленные физически, в технической - те, кто имеет технический склад ума и т.д.

Возьму на себя право успокоить ваших читателей, что в любом случае, какая бы задача перед разведгруппой ни ставилась, неподготовленные военнослужащие в ее состав включены не будут. Это железное правило для всех разведывательных подразделений наших вооруженных сил.       

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама