В других СМИ
Загрузка...
Легенды армии. Виктор Талалихин
© Фото из архива

Легенды армии. Виктор Талалихин

В самый трудный период войны Талалихин не просто бросился на врага, жертвуя своей жизнью, он подарил надежду - на то, что даже в безнадежной, казалось бы, ситуации можно побеждать
09 ноября 2018, 12:30
Реклама
Легенды армии. Виктор Талалихин
© Фото из архива

Герои, которые смотрят на нас с плакатов, кажутся идеальными, лишенными изъянов и слабостей. Виктор Талалихин - совсем другой случай. В Пролетарском аэроклубе Москвы, где он делал первые шаги в небо, будущего Героя Советского Союза собирались признать негодным к летному делу. Виктор был маленького роста - всего 155 сантиметров, еле-еле доставал до педалей самолета, а при посадке не видел землю. К тому же нередко хулиганил. Однажды, пролетая над полем, спикировал так, что до смерти напугал колхозниц. Выронил тогда случайно кожаную перчатку. По ней разъяренные женщины и опознали воздушного хулигана. Шума было много…

Тогда вряд ли кто-то мог предположить, что он станет героем, чье лицо будет смотреть с плакатов, а имя окажется присвоено множеству улиц и школ.

Всего через месяц после начала Великой Отечественной войны - в ночь на 22 июля 1941 года  эскадрильи немецких бомбардировщиков появились в небе над Москвой. В течение пяти часов вражеские самолеты бомбили город, сбросив 5 тысяч зажигательных и 750 фугасных бомб, - 130 человек погибли,  241 был тяжело ранен. Так началась серия авианалетов люфтваффе на столицу СССР.

«Только с 22 июля по 20 августа до 200 фашистских бомбардировщиков совершили 18 ночных налетов. А на каждом бомбардировщике - 2 тонны бомб. Бомбили ночью, когда весь город спит».

Владимир Печеневский, сын летчика Александра Печеневского

177-й истребительный авиационный полк, в котором служил младший лейтенант Талалихин, защищал небо Москвы с юго-западного направления, 6 августа 1941 года в 22.55 истребители получили сигнал: «Самолеты противника появились в квадрате 82 на высоте 4 тысячи метров». Виктор Талалихин поднялся в воздух.

«Темнота! И представьте, как в этой темноте, на фоне черного неба, отыскать бомбардировщик. У него лампочек нет. И только вот смекалка крестьянского сына: увидел голубые выхлопы из выхлопных труб бомбардировщика - и пошел на сближение».

Владимир Печеневский, сын летчика Александра Печеневского

Талалихин зашел бомбардировщику в хвост. Пытаясь поймать Хенкель в свой прицел, нажал на гашетку. Попал! Правый мотор фашистского бомбардировщика задымил. Талалихин на своем И-16, который пилоты из-за тихоходности прозвали «ишачком», зашел с другой стороны и атаковал Хенкель снова и снова.

«Талалихин спал на сундуке, как самый маленький, как самый младший. У него было прозвище "малыш". Это прозвище сопровождало его всю жизнь, и потом его военные летчики так называли, боевые товарищи в полку».

Галина Попова, директор музея при московском образовательном комплексе имени Виктора Талалихина

Старшие братья Александр и Николай исполнили свою мечту и стали летчиками. Младшему родители желали дать более практичную профессию. И отправили в фабрично-заводское училище при Московском мясокомбинате. Окончив ФЗУ, Талалихин стал работать в колбасном цехе обвальщиком мяса.

 «Несмотря на свой маленький рост, он был, как говорят, "жилистый", руки у него были такие - "рабочие". Чтобы поднимать вот эти туши и потом их разделывать, это же какая сила нужна была».

Галина Попова, директор музея при московском образовательном комплексе имени Виктора Талалихина

В 1936 году, после окончания планерного кружка, 18-летний Талалихин с комбината ушел - поступил в московский аэроклуб. Когда его увидел начальник аэроклуба Ермаков, воскликнул: «Это что за детский сад?!» От отчисления Виктора спасла летчик-инструктор Мария Колотилина. Чтобы компенсировать его невысокий рост, сшила для него специальные подушки.

«И когда он шел на учебные полеты с этими подушечками, Ермаков прямо из себя весь выходил: "Что это такое?!" Но когда Талалихин совершил свой самостоятельный полет, да так лихо, да так четко, что Ермаков, когда он приземлился, он ему руку пожал, ну и похвалил. А потом, когда он сдавал выпускные экзамены, (()) комиссия аплодировала Талалихину. Так он все четко исполнил». 

Галина Попова, директор музея при московском образовательном комплексе имени Виктора Талалихина

В 1937 году по комсомольской путевке Виктор поступил в Борисоглебскую военную авиашколу имени Чкалова. Через год в звании младший лейтенант был зачислен в формируемый 27-й истребительный авиаполк ПВО Московского военного округа.

«Это была эскадрилья особого назначения, так называемая, которая занималась испытанием новых вооружений. Там испытывались ракетные вооружения, динамо-реактивные пушки на самолетах».

Михаил Тимин, военный историк

Боевое крещение Виктор Талалихин получил во время финской кампании. Зимой 1940 года вместе с эскадрильей он был переброшен на Ребольское направление - на Карельский перешеек и оказался в составе 80-го смешанного авиационного полка.

«Там практически не было финской авиации. И боевые действия велись, в основном, с упором на разведку, на атаки наземных целей.  Ну и на другие вылеты, не связанные с воздушными боями. То есть как истребитель ПВО большого опыта там Талалихин получить не мог, хотя он сделал очень много для того периода - сорок семь боевых вылетов. И заслуженно получил орден Красной Звезды».

Михаил Тимин, военный историк

После успешного окончания курсов командиров авиазвеньев Виктор Талалихин вернулся в родной 27-й истребительный авиаполк, который дислоцировался в подмосковном городе Клин.

«Это были полки, которые должны были получить на вооружение дальние двухмоторные истребители. Ну, некий советский аналог    "Мессершмитта". К сожалению, в тот момент советская авиационная промышленность не смогла выпустить двухмоторный истребитель - по объективным причинам. И поэтому полк получил летом сорок первого года, в начале войны, старенькие истребители И-16».

Михаил Тимин, военный историк

Тактико-технические характеристики

И-16 - одномоторный истребитель-моноплан, один из первых в мире серийных истребителей с убирающимися в полете шасси. Начало эксплуатации - 1934 год. Получил в войсках прозвище «Ишак». К 1940 году скорость в полете была увеличена до 470 км в час, однако он все равно уступал «Мессершмитту 110», который развивал в полете скорость 537 км/час. Вооружение 29-го типа И-16 состояло из двух пулеметов ШКАС и одного крупнокалиберного пулемета БС. Самолет последней модификации был оборудован установками для стрельбы реактивными снарядами.

«В 1940-м году, когда ездили на завод в Нижний Новгород с командиром полка, отцу понравился И-16 с подвесными реактивными снарядами. Это 29-я модель. И командир говорит: "Ну что, Шура, нравится?" - "Нравится!" - "Получишь". И он его получил: 2 таких истребителя были 29-х И-16 - у Виктора Васильевича и у моего отца».

Владимир Печеневский, сын летчика Александра Печеневского

Худенький невысокий Талалихин в свои 22 года выглядел, как мальчишка. Даже курить пробовал, чтобы казаться мужественнее. На танцы ходить стеснялся, хотя  веселый, улыбчивый, да еще с орденом на груди - он пользовался успехом у девушек. Когда его приглашали, Виктор старался незаметно танцевать на цыпочках. Но однажды он встретил красивую бойкую девушку, и все смущение как рукой сняло.

Шурочка Ильина училась в 10-м классе средней школы, в которой Виктор Талалихин вел занятия в парашютном кружке. На молоденького инструктора 10-классница смотрела с восхищением, старательно записывая за ним каждое слово. Когда теория закончилась и пришло время прыгать с парашютной вышки, Шурочка первая сделала шаг вперед. Зажмурилась и прыгнула. При приземлении подвернула ногу, и пришлось Виктору ухаживать за своей подопечной. Так начался их роман.

Виктор пел для девушки песни под гитару, приглашал в кино, на танцы и часто водил в Большой театр на оперу, которую Шурочка обожала.

 «Сначала смеялись надо мной, что выбрала маленького какого-то. Но он был очень интересный и вообще интересовался всем».

Александра Нарбут (Ильина), невеста Виктора Талалихина                     

Виктор сделал предложение Шурочке в марте 1941 года. Его родители, Василий Иванович и Вера Ивановна, приезжали в Клин сватать невесту. Свадьбу условились сыграть через месяц.

«Мы пошли с ним в ЗАГС. Мне не хватало несколько месяцев до 18 лет. И сказали, что нет, вы приходите потом, мы вас распишем тогда. И вот, когда исполнилось 18 лет, в это время началась война. И мы так и не расписались».

Александра Нарбут (Ильина), невеста Виктора Талалихина

Летом 1941 года Талалихин и его товарищи получили приказ передислоцироваться в юго-западную зону на подольский аэродром «Кузнечики».

«Вот на этом месте, где мы сейчас стоим, здесь начиналась взлетная полоса аэродрома 177-го истребительного авиационного московского полка. Который перелетел сюда 11-14 июля 1941 года. Из-под города Клин, где он формировался на основе 27-го истребительного полка».

Владимир Печеневский, сын летчика Александра Печеневского

Первое, что нужно было сделать на новом месте, - вырыть землянки. Новоселье в полку летчики отмечали под гитару Виктора Талалихина.

 «Ну вообще Виктор Васильевич - он хулиганская такая натура. Ой, горячий! Сидеть не мог. Самая любимая песня была "Черный ворон". (СКЛ) Я говорю: "А почему?" -  "Она нам все время удачу приносила"».

Владимир Печеневский, сын летчика Александра Печеневского

Удача была им очень нужна. Командир авиакорпуса докладывал командованию ПВО Московского военного округа: на 1 июля 1941 года из почти 500 летчиков для боевой работы ночью подготовлено 88 человек. Из них всего 8 (!) умеют летать на истребителях нового типа.

«Представьте себе, мой отец, налет на истребителе к началу войны - 11 ч. 25 мин. Вы спросите сейчас у любого водителя, сколько он часов должен провести за рулем, чтобы получить права? Это взлет-посадка. А против них был легион "Кондор", и это не мальчики-юнцы, только что выпустившиеся из авиационных школ».

Владимир Печеневский, сын летчика Александра Печеневского

Во время первых налетов фашистских бомбардировщиков на Москву в горячке боя части ПВО забывали о взаимодействии между различными родами войск. Огонь зенитной артиллерии был настолько беспорядочным, что нередко под обстрел попадали наши самолеты. В тех условиях даже просто обнаружить противника в воздухе для истребителя было уже большим достижением.

«Специализированных самолетов мы не имели на тот момент, поэтому каждый летчик вылетал индивидуально, как правило, и ориентируясь на световые поля, которые создавали прожекторы. Он пытался найти в темном небе самолет противника. Поэтому контакты совершались, конечно, очень редко…»

Михаил Тимин, военный историк

В ту ночь - с 6 на 7 августа Виктору Талалихину везло. На фоне желтого диска луны он засек силуэт промелькнувшего самолета. Летчик ринулся вдогонку. Свой или чужой? Когда оставалось всего около 20 метров, Виктор увидел на самолете свастику и черные кресты. По очертаниям определил -  «Хейнкель 111».

Тактико-технические характеристики

«Хейнкель 111» - немецкий средний бомбардировщик, один из основных бомбардировщиков люфтваффе во Второй мировой войне, стал символом блицкрига. Максимальная скорость разных модификации - около 400 км/ч. В зависимости от модификации оборонительное вооружение составляло от 3 до 6 пулеметов 7,92-мм MG-15, MG-17 или MG-81. На некоторые самолеты устанавливались 13-миллиметровый пулемет MG-131 или 20-миллиметровая пушка MG-FF. Бомбовая нагрузка доходила до 2 тонн.

И-16 против громоздкого бомбардировщика врага - словно муха. Талалихин назойливо атаковал «Хейнкель». Когда один из его моторов задымился, фашист развернулся и попытался скрыться…

«Я, преследуя его, начал расстреливать. Но вскоре мои патроны кончились, я принимаю решение - таранить самолет. Когда подошел на 10 метров, была дана очередь из крупнокалиберного пулемета. Обожгло мне руку. Я принял второе решение - жертвовать собой, но не упустить гада. Даю полностью газ и своим самолетом врезаюсь в противника. Противник немедленно загорелся и в беспорядочном положении полетел на землю».

Виктор Талалихин,  Герой Советского Союза

От удара самолет Талалихина перевернулся шасси вверх. Раненый Виктор отстегнул ремень и выбросился с парашютом на высоте две с половиной тысячи метров. На лету он успел увидеть, как горящий «Хейнкель» взорвался.

Сам Виктор приземлился на дно неглубокой речки у окраины деревни Мансурово.

«Вот на той стороне речки, значит, была ферма, напротив фермы действовал ручеек, Камушкин ручей, речки Северка. Вот тут, он и приземлился…»

Петр Грибко, староста деревни Мансурово

Колхозники помогли Виктору выбраться из речки. Перебинтовали руку, высушили обмундирование и документы. «Были удивлены все, что он очень молодой. Прямо стоит мальчишка, совсем молоденький мальчишка. И все так благодарны были ему за то, что он так, себя не щадя, в общем, воевал с немцами».

На следующее утро Виктор Талалихин проснулся знаменитым. О ночном таране сообщали газеты и радио. Доказательством подвига была груда обломков на месте падения «Хейнкеля» и останки немецкого экипажа.  Один из летчиков оказался подполковником, награжденным Железным крестом за бои против Польши.

«Вот  - собственно хвостовая часть бомбардировщика "Хейнкель  111Н6", который таранным ударом сбил Виктор Талалихин в ночь на 7 августа: скорее всего, он врезался в хвостовое оперение, в стабилизатор или непосредственно в руль, потому что это мы видим непосредственно - низ фюзеляжа. Вот - заднее шасси, вилка торчит. То есть мы видим только стабилизаторы, а хвоста самого - нет. Видимо, он был срублен еще тогда, либо он отлетел при падении самолета на землю. Сам самолет - очень необычный, это не просто бомбардировщик, это специальная модификация самолета "Хейнкель 111", которая именно и предназначалась для наведения бомбардировщиков».

 Михаил Тимин, военный историк

А что же случилось с машиной советского летчика? О ней забыли… до 2014 года - пока ситуацию не исправили домодедовские краеведы.

«Довольно непросто было отыскать, потому что, как вы видите, лес сильно зарос кустами, в некоторых местах было даже сложно пройти, не то что работать с металлоискателями. На этом дереве, вот в этом месте, была прикреплена металлическая табличка, кустарного производства, на которой было написано, что в этом месте упал самолет Виктора Талалихина, после ночного тарана».

Кирилл Низамутдинов, командир поискового отряда «Исток», г. Домодедово

Раскопки начались с неожиданной находки, которая поставила под сомнение всю историю легендарного тарана.

«Сразу же попались несколько гильз от неотстрелянных патронов, и, соответственно, мы подумали, что это какой-то другой самолет - ведь у Талалихина патроны закончились, а здесь они были не отстрелены».

Кирилл Низамутдинов, командир поискового отряда «Исток», г. Домодедово

Но чем дальше поисковики углублялись в воронку, тем больше находили подтверждений тому, что это тот самый И-16.

«Когда дошли до той части, где у самолета должен быть винт, винт отсутствовал, ну что и говорило о том, что винтом он рубанул самолет противника. А части двигателя были очень сильно покорежены и помяты, то есть, видимо, как раз вот этой своей лобовой частью он ударил "Хейнкель"».

Михаил Поляков, командир московского поискового отряда «Обелиск»

Виктор Талалихин вспоминал, когда прыгал с парашютом, успел взглянуть на часы, чтобы отметить время в рапорте. Они показывали - 23:28.

«И когда мы работали здесь - непосредственно на этом раскопе и дошли до той части самолета, где располагалась кабина и была его приборная панель, были обнаружены часы. То есть на этих часах сохранились минутная стрелка и фрагмент часовой. То есть на этих бортовых часах отобразилось время - половина двенадцатого. Все совпадало с рассказом Виктора Талалихина».

Михаил Поляков, командир московского поискового отряда «Обелиск»

Окончательно все сомнения развеялись, когда номера двигателя и самолета совпали с номерами из технических документов архива Министерства обороны. Оставалось ответить на вопрос: почему Талалихин утверждал, что у него кончились патроны? Ведь именно это стало причиной тарана.

«Управление огнем, в общем-то, шло в то время с помощью тросиков. И, видимо, вот, что-то из этого было перебито пулей противника. И поэтому Талалихин нажимал на гашетку, но пулеметы молчали».

Михаил Поляков, командир московского поискового отряда «Обелиск»

Десятилетия спустя, в эпоху, когда многие достижения советских людей будут подвергаться сомнению и даже осмеянию, та же судьба постигнет и подвиг Виктора Талалихина. Его будут упрекать за славу, которой он якобы не заслуживал, - из-за того, что не был первым, кто совершил таран.

Действительно, в ночь на 29 июля 1941 года старший лейтенант Петр Еремеев из соседнего 27-го истребительного авиационного полка на самолете МиГ-3 таранным ударом сбил немецкий «Юнкерс». Еремеева тогда не наградили. Звание Герой России он получил посмертно лишь в 1995 году. Но виноват ли Талалихин, что всесоюзная слава досталась именно ему?

Подвиг Талалихина пришелся, как нельзя кстати. В конце лета 1941 года Советский Союз начал переговоры о поставках военной техники по ленд-лизу.

Союзникам нужны были гарантии, что их вклад не будет напрасным. И лучшим доказательством тому служили герои, готовые сражаться до конца. Так что, если в начале войны к воздушным таранам советское командование относилось прохладно, то спустя несколько месяцев их пропагандировали под девизом «Таран - оружие героев».

В августе и сентябре 1941 года Виктор Талалихин был главным героем всех газетных публикаций. Корреспонденты ходили за ним по пятам. Знаменитости хотели сфотографироваться на память.  Вот он с Николаем Крючковым, а здесь - с Любовью Орловой.  Виктор давал пресс-конференции, выступал перед рабочими, комсомольцами, творческими коллективами.

«Он охотно рассказывал, без стеснения, об этом бое. Он не считал это подвигом. Позже он сам написал в письме к брату Николаю: "Ну что я такого особенного совершил? И ты бы на моем месте (а Николай был морским летчиком), ты бы тоже самое сделал. И многие другие летчики то же самое бы сделали. И делали"».

Галина Попова, директор музея при московском образовательном комплексе имени Виктора Талалихина

Виктор и в самом деле ничуть не заразился «звездной болезнью». Наоборот, все время думал о том, как соответствовать высокому званию Герой Советского Союза.

«Его наградили. Он не стал таким заносчивым. Нет. Он никогда не был таким заносчивым. Был просто обыкновенный, такой веселый, общительный очень».

Александра Нарбут (Ильина), невеста Виктора Талалихина   

С началом войны Шурочка устроилась работать на авиационный завод в Химках. Хоть и не часто, но им с Виктором удавалось видеться.

«На территорию воинской части пускали только жен, Талалихин, чтобы Шурочка к нему приезжала, его навещала, он ей, как говорят, выправил справку, что она его жена».

Галина Попова, директор музея при московском образовательном комплексе имени Виктора Талалихина

Виктор и Шурочка планировали пожениться в декабре 1941 года. На этот раз - не откладывая. Шура ждала ребенка.

«Но все это мы от своих родителей скрывали, ничего не говорили, потому что как-то было неприятно, что вот я так вот поступила, не расписались, а мы уже были, как говорится, муж и жена. Вот так у нас все получилось».

Александра Нарбут (Ильина), невеста Виктора Талалихина                    

В последний раз они виделись в сентябре 1941 года. В октябре Шура вместе с заводом эвакуировалась в Ташкент. Они договорились, что Виктор будет писать ей до востребования. Каждый день она бегала на Главпочтамт, но писем от жениха почему-то не было. В марте 1942 года в Ташкенте у Шурочки начались преждевременные роды. Ребенок родился очень слабым и прожил всего три дня.

«Я даже не знаю кто, мальчик или девочка, она не сказала. Она сказала - ребенок. И никому я об этом не говорила, пока она была жива. А вот после ее смерти.., умерла она 24 ноября 2016 г.,  ну как бы я позволила себе вот раскрыть ее тайну».

Галина Попова, директор музея при московском образовательном комплексе имени Виктора Талалихина

Причиной трагедии, без сомнения, стало письмо, которое Шура получила в ноябре. Но не от Виктора, а от его друга - Петра Фунтова, который сообщил ей о том, что Виктор - погиб…

27 октября 1941 года эскадрилья под командованием Талалихина получила приказ: вылететь в район Юхнова, найти и разбомбить аэродром, на котором дислоцировались немецкие бомбардировщики.

«Мы были на разных самолетах. Мы - в группе прикрытия, чтобы сверху не свалились на И-16, а он - ниже нас на тысячу метров, вел группу "Мигов", МиГ-3. Атака немцев была хитрая. Не сверху, а снизу. Он своевременно заметил. Видимо, снаряд из пушки "Мессершмитта" попал к нему в кабину».

Александр Печеневский, ведомый Виктора Талалихина                  

Каждый человек в нашей стране хотя бы раз смотрел фильм «В бой идут одни "старики"» и помнит сцену, где смертельно раненный Ромео совершает посадку. Виктор тоже сумел посадить самолет. Товарищи видели это и вернулись за Талалихиным…

«Первое впечатление было, что летчик ранен, но живой. А когда вечером с начальником штаба Тарановым они вылетели на У-2 с моим отцом, подлетели к самолету Виктора Васильевича… У Миг-3 отгорел двигатель, валялся на земле. Открыли кабину. Из-под шлемофона с правой стороны у виска была запекшаяся кровь, и ноги у Виктора Васильевича отгорели».

Владимир Печеневский, сын летчика Александра Печеневского

Таран называют «русским феноменом». Впервые в мире этот маневр применил в бою штабс-капитан Петр Нестеров в сентябре 1914 года, ценой собственной жизни уничтожив вражеский самолет. Сознательно на верную гибель шли и японские камикадзе, и сформированные в 1945-м спецэскадрильи люфтваффе. И все же лидерство по числу таранных ударов - на счету советских летчиков. Чаще всего с их стороны это был не жест отчаяния, а хладнокровно продуманный боевой прием, для которого требовались высокое мастерство и стальные нервы.

Виктор Талалихин действительно не был первым, кто применил этот прием во время Великой Отечественной войны. Но от этого летчик не перестал быть примером подлинного мужества и героизма. В самый трудный период войны Талалихин не просто бросился на врага, жертвуя своей жизнью, он подарил надежду - на то, что даже в безнадежной, казалось бы, ситуации можно побеждать. 

Смотрите новый выпуск программы «Легенды армии», посвященный Герою Советского Союза Виктору Талалихину, 13 ноября, в 19:35, на телеканале «Звезда». Все выпуски программы можно посмотреть здесь

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама