В других СМИ
Загрузка...
Авианесущий крейсер (ТАВКР) «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов».

Курсовая задача: как добавить футов под килем военному флоту России

Военный флот - это индикатор, по которому определяют военную и экономическую мощь государства, его способность защищать свои торговые маршруты и давать отпор агрессору, а также претендовать на сверхдержавность
Реклама
Курсовая задача: как добавить футов под килем военному флоту России
© mil.ru
Авианесущий крейсер (ТАВКР) «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов».

Прослеживая ход истории, можно увидеть четкую взаимосвязь между количеством боевых кораблей и заявками государства на мировое лидерство. Древняя Греция била древнюю Персию, господствуя на море. У Испании, покорительницы Нового Света, была Непобедимая Армада. Владычица морей - Британия владела полумиром. После Второй мировой войны, благодаря своим авианосцам, США демонстрировали и применяли силу по всему земному шару, утверждая и подтверждая свой статус сверхдержавы.

Россия же на своем историческом пути флот то создавала, расширяла, перестраивала, то теряла, забывала и вновь возрождала. Переменчивые «русские горки», связанные со строительством флота, выбором типа, класса, ранга и количества кораблей, определением состава эскадр на морях и океанах, тесно переплетались с морской политикой, которую у нас формировали и проводили, на мой взгляд, достаточно сумбурно. Так было при царях и при власти Советов, так, к сожалению, происходит и ныне в Российской Федерации.

У русских мужества всегда больше, чем брони и пушек

Россия позже других признанных морских держав вступала в гонку перевооружений и вводила в состав своего флота новые корабли, которые могли вести бой на равных с кораблями недружественных соседей. Естественно, были и исключения, когда благодаря своевременности появления новых кораблей вкупе с оперативным искусством наших флотоводцев российский флот побеждал в морских баталиях. Великий адмирал Ушаков бил и турок, и французов, и имя его гремело на весь мир...

Интересна еще одна черта в строительстве нашего флота - ориентация на зарубежный опыт. В России всегда внимательно отслеживали тенденции развития флота у наших соперников, стараясь быть в фарватере мировых тенденций кораблестроения.

Но в тех случаях, когда мы пытались следовать «моде» на тот или иной класс кораблей, тратя время и значительные ресурсы на их строительство, затем вдруг обнаруживалось, что «мода» прошла, а на зарубежных верфях строят другие корабли, которые во многом превосходят созданные нашими корабелами.

И наоборот. Когда отечественные гении инженерной и конструкторской мысли «плевали» на сложившуюся «моду» и создавали корабли, опережающие мировой судостроительный «мейнстрим» на десятки лет, со стороны наших геополитических конкурентов звучали слова удивления и крики о растущей «русской агрессии»...

С момента принятия нынешних «Основ политики РФ в области военно-морской деятельности» прошло 18 лет, и говорить о том, что она выполнена полностью, не приходится. По моему мнению, выход из сложившейся ситуации есть. Итак...

Проблемы и возможные варианты их решения

Командованию ВМФ и кораблестроителям необходимо выбрать путь достижения искомого результата - защиты интересов России. Выбор - из двух исторически сложившихся направлений.

Курс первый: делать «как все», вступая в гонку вооружений, создавая близкие аналоги существующих и перспективных кораблей мировых морских держав, не уступая им в количественном и качественном соотношении.

Курс второй: создавать корабли, действующие в ближней и дальней морской, а также океанских зонах на универсальных и унифицированных принципах комплектования средствами наступательного и оборонительного вооружения, которые превосходят зарубежные аналоги, как существующие, так и перспективные, по большинству ТТХ.

Согласитесь, более результативным, хотя и затратным, выглядит второй путь, но его успешности мешает ряд нерешенных проблем. Приведу основные, с возможными вариантами их решения.

Во-первых, в СССР создание кораблей для ВМФ носило относительно плановый и серийный характер, но начиная с 2001 года создание флота представляло собой «смесь интересов» отдельных промышленных групп, предприятий и проектов. Как следствие, это породило проблему квалифицированного заказчика. Заказчик нередко меняет требования к кораблю в процессе проектирования и даже во время его постройки.

Решение: взять за основу успешный опыт российских РВСН, СВ и ВКС. Определить состав корабельной ударной группы (КУГ) океанской зоны (СФ и ТОФ) с полосой ответственности до 1.500-2.000 км (1-2 суток перехода КУГ) от границ и морской зоны (ЧФ и БФ). Поставка унифицированных комплексов вооружений для таких КУГ должна идти параллельно с созданием АСУ каждого флота и АСУ всего ВМФ. Это даст возможность для единого планирования операций, решения вопросов логистики и ремонта.

Во-вторых, наш флот обременен многотипностью кораблей одного класса. Проблема досталась нам в наследие от СССР и «гонки вооружений». В ВМФ РФ присутствует 27 типов кораблей 1, 2 и 3 ранга, более 70% которых встали в строй до 1991 года. Все эти корабли необходимо держать в боевой готовности. При этом предприятия, которые производили для них основное оборудование и комплексы вооружений, либо прекратили существование, либо находятся в странах бывшего соцлагеря. История с поставками двигательных установок с Украины показала, что под ударом находится не только ремонт стоящих на службе кораблей, но и производство новых и перспективных.

Решение: продолжать предписанную президентом Владимиром Путиным политику импортозамещения, создавать и включать российские предприятия, в том числе и частные, в полный цикл создания кораблей.

В-третьих, малосерийность поступающих современных кораблей. Понятно, что это ведет к существенному удорожанию постройки, а также к увеличению стоимости эксплуатации корабля.

Решение: все корабли и подлодки надо строить сериями - от 10-15 единиц и более. При этом четко понимая, что корабли ближней морской зоны могут быть эффективными в акватории Черного, Балтийского, Каспийского морей и смогут показать такую же боеспособность в Атлантике, Арктике и Тихом океане - только в составе соединения кораблей дальней морской и океанской зон. В то же время кораблям океанской зоны практически нечего делать на просторах внутренних морей - по причине повышения боеспособности флота за счет привлечения комплексов береговой обороны (они у нас великолепные) и противокорабельных средств ВКС РФ.

В-четвертых, есть проблема недостатка стапельных мест и мощностей для крупных серий кораблей 1 ранга, т.е. кораблей океанской зоны действия. У нас сейчас есть лишь одна верфь - на Дальнем Востоке (ССК «Звезда»), но она не загружена военными заказами, т.к. изначально создавалась исключительно под гражданские проекты. На возможность строительства кораблей океанской зоны напрямую влияет нерешенная полностью проблема заказов ГЭУ для этих кораблей.

Решение: загрузить производственные мощности ССК «Звезда» заказами по созданию кораблей 1 ранга. На основе «Дальневосточного завода «Звезда» и ССК «Звезда» создать кораблестроительный кластер с дополнительными площадками в Магадане и Петропавловске-Камчатском. На основе «ОДК-Сатурн» продолжить работы по созданию ГЭУ для кораблей 1 и 2 ранга.

Дисбаланс

Как известно, в 2011 году Министерство обороны планировало по ГПВ-2020 закупить 100 кораблей, включая 20 подлодок, 35 корветов и 15 фрегатов. Затем было множество сообщений о изменении этих показателей, пока в мае 2014 года не утвердили программу военного кораблестроения, рассчитанную до 2050 года (ПВК-2050). Согласно ПВК-2050, для флота России планируется построить более 600 надводных кораблей, подводных лодок и различных судов обеспечения. Много это или мало?

По сравнению с планами США увеличить состав своего флота до 355 кораблей, включая подводные лодки и боевые надводные корабли основных классов, фрегаты, корабли прибрежной зоны (littoral combat ships), минно-тральные, десантные корабли, суда снабжения (resupply ships) и обеспечения (support ships), выглядит впечатляюще. Как бы само собой напрашивается вывод, что Россия все-таки вступила в «гонку вооружений».

Но это не так. По данным The Military Balance-2017, в списочном составе нашего флота числится 551 корабль, из которых 269 являются кораблями обеспечения. Таким образом у нас 282 боевые единицы надводных кораблей и подводных лодок - с учетом советского наследия.

В отличие от США, имеющих фактически две океанские зоны - Атлантического и Тихого океанов, - у России три морские зоны и две океанские. Во всех этих акваториях надо постоянно держать боеспособные соединения флота. Поэтому корректнее сравнивать соотношение сил, находящихся в составе СФ и ТОФ, с ВМС США, а корабли БФ и ЧФ - с ВМС стран НАТО.

На СФ у нас 82 боевых корабля и подлодки и 56 судов обеспечения, а в составе ТОФ - 64 боевых корабля и подлодки и 77 судов обеспечения. По сравнению с ВМС США, наш океанский флот меньше на 25%. БФ и ЧФ общей численностью 309 вымпелов будут противостоять ВМС европейских стран НАТО, насчитывающих свыше 530 кораблей, подлодок и вспомогательных судов. Дисбаланс 70% - в пользу НАТО.

Прогноз

Начиная с 2012 года, Россия перестала быть участником гонки вооружений, которую нам пытаются навязать США и страны НАТО. Несмотря на то, что данные ПВК-2050 по будущему составу флота нигде пока не публиковались, можно только представить, каким будет состав ВМФ России к 2050 году.

Предполагаю, что разнотипность наших кораблей сведется к минимуму - до показателя в 10 типов кораблей и подлодок, которые будут нести как крылатые ракеты морского базирования (КРМБ), в том числе и гиперзвуковые, так и баллистические ракеты подводных лодок (БРПЛ). Соответственно, они будут делиться по зонам ответственности:

1. Корабли океанской и дальней морской зон:

- атомные подводные лодки (носители БРПЛ и КРМБ); - универсальный десантный корабль; - универсальный авианесущий корабль; - эскадренный миноносец/фрегат (с КРМБ); - корвет (с КРМБ).

2. Корабли ближней морской зоны:

- корвет (с КРМБ); - малый ракетный корабль (с КРМБ); - большой десантный корабль; - дизельные подводные лодки (с КРМБ); - универсальный минно-тральный корабль.

По оценкам экспертов, строительство современного флота обойдется в солидную сумму - 4,7 трлн рублей (по ГПВ-2020), плюс допфинансирование по ГПВ-2027 - 3,3 трлн рублей. При этом общая численность кораблей не должна быть менее 260 боевых кораблей и подлодок, а вот качественные показатели боеспособности за счет установки современных комплексов наступательного вооружения, ПВО и БИУС должны превысить существующий уровень ВМФ России в 2-2,5 раза.

Безусловно, включение АСУ флота и АСУ ВМФ в контуры автоматизированного управления Вооруженными силами России позволит флоту взаимодействовать с другими видами войск при выполнении боевых задач любой категории сложности.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама