В других СМИ
Загрузка...
Генеральный конструктор АО «НПК «Конструкторское бюро машиностроения» Валерий Кашин

Из команды Непобедимого

«Искандер-М» и «Хризантема-С», «Игла-С» и «Верба», семейство ракет «Атака» и «Штурм» и другие - заслуги конструктора Валерия Кашина еще долго будут оставаться под грифом «Совершенно секретно»
Реклама
Из команды Непобедимого
© kbm.ru
Генеральный конструктор АО «НПК «Конструкторское бюро машиностроения» Валерий Кашин

Заместитель генерального директора АО «НПО "Высокоточные комплексы"» - генеральный конструктор АО «НПК "Конструкторское бюро машиностроения"» Валерий Кашин человек непубличный. Даже звание Герой Труда России ему присвоили закрытым указом президента, а Золотую Звезду вручали в присутствии коллег, имеющих допуск к секретам государственной важности. Поэтому и в родной Коломне далеко не все в курсе, что Валерий Михайлович имеет непосредственное отношение к таким известным оружейным брендам, как «Искандер-М», «Хризантема-С», «Игла-С», «Верба», «Атака», «Штурм» и ряду других, названия которых еще не подлежат разглашению.

Космос как предчувствие

Кашину повезло - его школьная пора пришлась на эпоху освоения космоса. «До сих пор помню октябрь 1957 года, когда запустили первый искусственный спутник Земли. Это была просто феерия», - вспоминал Валерий Михайлович. А потом был сентябрь 1959 года, и новая победа - советская автоматическая межпланетная станция «Луна-2» впервые достигла поверхности ночного светила. «Я сидел у приемника и ждал, когда «Луна-2» попадет в Луну. Я ждал именно 14 сентября, и она попала 14 сентября». Все дело в том, что в этот день Валере Кашину исполнилось 12 лет.

А потом произошло главное событие XX века - полет Юрия Гагарина. В это время уже многие были «хронически больны» ракетной техникой, в том числе и Кашин, который окончил школу с золотой медалью, а на вступительных испытаниях в «Бауманку» удивил уровнем подготовки экзаменаторов.

Отдел неисправимых фантазеров

Когда Кашин учился на втором курсе аспирантуры, его пригласил в кабинет зав. кафедрой Борис Орлов и сказал, что к нему обратился Сергей Павлович Непобедимый, легендарный начальник Конструкторского бюро машиностроения, и попросил порекомендовать толковых аспирантов для работы в отделе перспективных исследований. И Кашин, забросив на время диссертацию, переехал в Коломну - в команду Непобедимого, которому в срочном порядке потребовались молодые инженеры, способные мечтать, фантазировать и дерзать.

Приехавшие в КБМ аспиранты были молоды и, несомненно, талантливы. Им повезло еще и в том, что они попали в отдел перспективных исследований, которым руководил небезызвестный Михаил Маркин. Если кто-то в семь вечера собирался идти домой, Михаил Семенович спрашивал: «Тебе что, неинтересно работать?» А располагался отдел перспективных исследований на том же этаже, что и кабинет Непобедимого, который требовал от конструкторской «поросли» почаще выдвигать самые фантастические идеи. В отделе по этому поводу шутили: «Ни дня без комплекса!» В том смысле, что для обороны страны нужны были ракетные комплексы, и кто-то должен был их «придумывать».

И придумывали. Непобедимый регулярно приглашал конструкторскую молодежь, где обсуждалась каждая идея. Похоже, он гордился своими молодыми дарованиями и не упускал случая похвастаться их достижениями перед министром оборонной промышленности СССР. В то время этот высокий пост занимал Сергей Зверев, который часто приезжал в Коломну на производственные совещания. Заседали долго, и  когда все порядком уставали, Непобедимый выпускал «на сцену» молодежь из отдела перспективных исследований. Валерий Кашин запомнил одно из таких ночных бдений: «Сергей Алексеевич сидит, прихлебывает горячий чай, а молодые конструкторы вещают ему о своих проектах - один фантастичнее другого».

Непобедимый пристально наблюдал за работой отдела перспективных исследований и постоянно усложнял задачи. А наиболее способных - продвигал. Вот и Валерий Кашин уже через год стал конструктором первой категории, через полтора - зам. начальника сектора, потом - начальником лаборатории. В 1979 году он - начальник отдела, который занимался разработкой изделия «171»: комплексом активной защиты шахтных пусковых установок межконтинентальных баллистических ракет.

В какой-то момент Валерий Михайлович почувствовал особое внимание Непобедимого, который стал приглашать Кашина на совещания в ЦК КПСС и Министерство обороны, иначе говоря, вводить перспективного, подающего большие надежды конструктора в круг людей, принимающих важные решения по обороне страны. «Не скрою, с первых дней работы В. М. Кашина в КБМ я наблюдал за его становлением как специалиста, конструктора и инженера с широким видением научно-технических проблем и умением найти оптимальный путь решения сложных задач. По мере служебного роста он проявил себя и как умелый организатор дела: смело берет на себя ответственность за принятие важных решений, умело отстраивает техническую политику КБМ в соответствии с вызовами времени. Моей большой мечтой является возрождение предприятия в его былой славе под руководством В. М. Кашина. Меня очень радует, что Валерий Михайлович думает не только о сегодняшнем дне КБМ, но и о его будущем», - напишет позднее Сергей Павлович Непобедимый в книге воспоминаний «Оружие двух эпох».

Ученик сохранил верность учителю и оправдал его надежды.

Трудно ли быть лучшим

Орденом Почета Валерий Кашин награжден «за выполнение оперативной задачи по вооружению боевых российских вертолетов». Орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени - за всепогодный противотанковый ракетный комплекс 9К123 «Хризантема-С». К званию Герой Труда Российской Федерации Валерия Михайловича представлял министр обороны РФ Сергей Шойгу. В ответ на вопрос «За что?» Кашин просто улыбнулся: «А вот этого я вам сказать еще не могу». Зато уже рассекречена стандартная формулировка: «За особые заслуги перед государством и народом».

В том, что заслуги Кашина действительно особые, сомнений нет. При этом известно, что на оборотной стороне его золотой медали значится номер «28». И это все, что можно сказать сегодня. Как уже говорилось, награждение проходило за закрытыми дверями. И еще не время раскрывать все военные тайны страны, о которых даже не догадывается потенциальный противник. А заслуг у секретного героя и без того немало. «Вы состоялись как талантливый инженер и ученый, авторитетный и компетентный руководитель. При вашем непосредственном участии созданы уникальные образцы высокоточного оружия, которые существенно превосходят зарубежные аналоги. Среди них - ракетные комплексы "Искандер-М" и "Хризантема-С", "Игла-С" и "Верба", семейство ракет "Атака" и "Штурм"», - написал в поздравительной телеграмме, адресованной Кашину, председатель правительства России Дмитрий Медведев.

Все правильно. ПЗРК «Игла-С» и «Верба», действительно, лучшие в мире. Они успешно конкурируют с изделиями американской Raytheon Company, производящей ПЗРК «Стингер». Еще один конкурент - французская компания MBDA (Matra BAE Dynamics Alenia) - ведущий европейский разработчик и производитель ракетных систем, в том числе зенитных ракет нового поколения Mistral 3. Вот, собственно, и весь список конкурентов КБМ на рынке вооружений.

А ведь в 90-е годы прошлого века мы могли безнадежно отстать. Серийным производством многих изделий КБМ занимался Ижевский механический завод, который в одночасье снял с производства ракету «Атака», противотанковый ракетный комплекс «Хризантема-С» и блоки ПЗРК «Игла».

Тогда Кашин вышел с предложением наладить собственное производство, КБМ взяло кредит в ОНЭКСИМ-банке. И дело пошло. «Игла-С» себя окупила и дала возможность выплатить долги по зарплате. За счет экспортных поставок - сначала в ОАЭ, потом  в Индию и Сингапур - КБМ до копейки рассчиталось и с ОНЭКСИМ-банком. В результате предприятие ожило, появились реальная работа и «свободные» деньги на счету.

Поэзия и проза оборонки

Министерство обороны в те годы тоже не «каталось» в деньгах, как сыр в масле, зато остались в строю грамотные специалисты и патриоты. Именно из их числа генерал Геннадий Павлович Величко, начальник управления опытных разработок и поставок вооружения ГРАУ. В какой-то момент он пригласил Кашина к себе и лично попросил продолжить работу по противотанковому ракетному комплексу «Хризантема-С».

РК «Хризантема-С» - уникальная разработка. Комплекс, который «видит» цель при отсутствии оптической видимости, в любую погоду и в любое время дня и ночи. Разработан на основе применения субмиллиметрового диапазона волн, что многие пытались сделать, но так никто в мире и не смог. Но ситуация с «Хризантемой-С» была сложнейшая. Государственные испытания комплекс завершить не успел. Завод в Переславле-Хмельницком, где выпускались локаторы, остался недостроенным. К тому же, это теперь была другая страна - Украина. Партнеров удалось найти в структуре Минатома.

Серьезные проблемы возникли и с «Атакой». Штатная ракета комплекса «Штурм-В» оказалась слабоватой, не пробивала броню современных танков. Боевым вертолетам потребовалось более мощное вооружение. Изготовлением «Атаки» занимались два завода, один из которых выбыл из игры. Найти нового производителя, взамен Ижевского завода, не получалось. Освоить полный цикл выпуска противотанковой ракеты согласился Ковровский механический. Но нужно было переоснастить производство, освоить технологический процесс. Коломенцы всему научили, оказали необходимую помощь в организации нового производства.

И пока на Западе искали противоядие от «Иглы-С», в КБМ сделали «Вербу», для которой преград вообще практически не существует. И в 2016 году Рособоронэкспорт объявил о начале продвижения ПЗРК «Верба» на международные рынки. А в прошлом году АО «НПК "Конструкторское бюро машиностроения"» завершило выполнение, без преувеличения, главного заказа текущего десятилетия - начиная с 2013 года Министерству обороны РФ было передано  10 бригадных комплектов ОТРК «Искандер-М».

Технику для первой ракетной бригады собирали около четырех лет. Самая сложная проблема была с системой управления ракеты на основе гироплатформы. Делало ее миасское НПО «Электромеханика», но мощности не отвечали потребностям армии. Начали подыскивать другой завод - никто не взялся...

«Тогда мы рискнули по-черному. На совещании у заместителя председателя правительства предложили сделать систему управления на лазерных гироскопах. Их должно было разработать и выпускать московское НПО "Полюс". Требовалось сдавать по две бригады ракетных комплексов в год. И за все отвечало КБМ. Предусмотрительные люди говорили Кашину: "Ты сумасшедший! Это нереально"».

Очень помогло совещание в Воткинске, которое провел Валадимир Путин. Заслушивали разработчиков «Тополя-М», «Булавы» и «Искандера-М». В докладе Кашин рассказал, как можно помочь кооперации, чтобы обеспечить выполнение заданных объемов. И все получилось.

…Но для самого Кашина ничего в принципе не изменилось. И сегодня работа, которой он занимается, имеет стратегическое значение для обороноспособности страны. Мысли генерального конструктора заняты вопросами создания системы распознавания образов, новых ракетных двигателей. И пищу для размышлений он черпает в мемуарах великих конструкторов ушедшей эпохи - Леонида Карцева, Леонида Кербера, Григория Кисунько.

Не мог не спросить Валерия Михайловича, не жалеет ли он, что променял космическое ракетостроение на «Искандеры»?

- Еще не вечер... - ответил Кашин. Будто главное дело жизни у него действительно впереди.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама