В других СМИ
Загрузка...
Кто оседлает  «нефтяной полумесяц»
© flickr.com

Кто оседлает «нефтяной полумесяц»

Локальные сражения за ливийские углеводороды выливаются в большие международные проблемы
18 июля 2018, 12:12
Реклама
Кто оседлает  «нефтяной полумесяц»
© flickr.com

Чем меньше остается времени до парламентских и президентских выборов, намеченных на конец года, тем сильнее сопротивление внутренних и внешних сил, не заинтересованных в урегулировании ливийского кризиса. Последнее обострение обстановки в этой североафриканской стране было спровоцировано неожиданным нападением на части Ливийской национальной армии (ЛНА) Халифы Хафтара, которые контролировали морские терминалы в районе «нефтяного полумесяца», - расположенные по дуге вдоль средиземноморского побережья города-порты Зувейтина, Мерса-Брега, Рас-Лануф и Сидр.

Маневр нефтью

В атаке принимали участие боевики так называемой нефтяной гвардии Ибрагима Джадрана, а также остатки разгромленных ранее «Бригад обороны Бенгази», связанных с «Братьями-мусульманами» и «Аль-Каидой» (запрещены в РФ), и некоторые отряды мисуратской группировки. Многие ливийские политики уверены, что за нападением стояли спецслужбы Катара, которых не устраивает перспектива ливийского урегулирования, поскольку в этом случае эмират оказывается не при делах.

Воспользовавшись фактором внезапности и тем обстоятельством, что основные силы ЛНА были задействованы в ликвидации последнего на территории Киренаики (восточный регион Ливии) оплота джихадистов, отряды Джадрана захватили Рас-Лануф и Сидр. Однако силы Хафтара в течение недели сумели восстановить статус-кво.

Об упорстве и ожесточенности боев говорит хотя бы тот факт, что многие нефтяные объекты по нескольку раз переходили из рук в руки и разрушены настолько, что теперь нуждаются в длительном восстановлении.

Казалось бы, на этом инцидент исчерпан, тем более что от своего участия в авантюре Джадрана, который, между прочим, уже не первый раз пытается «отжать» нефтеналивные порты у Хафтара, полностью открестилось конкурирующее с восточным центром власти Правительство национального единства (ПНЕ) во главе с Фаизом Сараджем. Однако уже через несколько дней после удачного для него завершения операции главком ЛНА Халифа Хафтар почему-то передает экспорт нефти из подконтрольных ему портов в ведение находящегося в Бенгази «филиала» ливийской Нефтяной национальной корпорации (ННК). Свое решение он мотивирует тем, что головной офис ННК в Триполи, который подчиняется ПНЕ, не отслеживал должным образом движение денежных средств от продажи нефти, и зачастую значительные суммы попадали в руки исламистских организаций террористического толка, с которыми Хафтар ведет самую настоящую войну.

Решение главкома ЛНА буквально взорвало обстановку, хотя никакой практической пользы ни Хафтару лично, ни поддерживающему его временному правительству в Киренаике оно не сулит.

Дело в том, что, по решению Совбеза ООН, все экспортные операции с ливийской нефтью проводятся только через головной офис ННК в Триполи. Все остальные продавцы-операторы по определению считаются контрабандистами, а танкеры, загруженные ливийской нефтью без разрешения Триполи, перехватываются военными кораблями, в том числе зарубежных стран, и возвращаются к берегам Ливии.

С такой практикой сталкивался и Халифа Хафтар, который так и не смог полностью «переключить» на себя экспорт нефти. Первый раз это произошло вскоре после того, как в конце 2016 года ЛНА взяла на себя охрану объектов «нефтяного полумесяца», отстранив охрану Джадрана, которая занималась не столько обеспечением безопасности, сколько рэкетом, шантажируя ННК и выбивая из нее дополнительные деньги за услуги по разблокированию нефтепроводов, которые сама же и перекрывала. Второй - в марте 2017 года, когда боевики Джадрана вместе с «Бригадой обороны Бенгази» пытались силой перехватить у ЛНА контроль над «нефтяным полумесяцем».

Тогда Хафтар вернул управление экспортными операциями в Триполи, по сей видимости, сумев договориться о более или менее справедливом распределении нефтяных доходов между Триполитанией и Киренаикой. Но на этот раз он отказался вести переговоры, что, собственно, и привело к резкому обострению обстановки.

Баррель пошел в рост

Не имеющий ни действенных рычагов влияния, ни значительных собственных вооруженных формирований, глава ПНЕ Фаиз Сарадж обратился в СБ ООН с просьбой вмешаться и повлиять на Хафтара. С жестким заявлением выступили правительства Великобритании, Италии, Франции, к которым присоединились и США, до последнего времени не проявлявшие особой активности на ливийском направлении. Даже Генеральный секретарь ООН Антониу Гуттереш призвал Халифу Хафтара вернуться к «привычному порядку экспорта нефти». А глава ливийской ННК в Триполи Мустафа Саналла направил письмо в комитет по санкциям ООН с просьбой ввести санкции против 48 физических лиц и организаций, уличенных в попытках контрабанды ливийской нефти в обход установленному ООН порядку. Не остался в стороне и такой проверенный союзник Хафтара, как египетский президент Абдель Фаттах ас-Сиси, который приложил немало усилий, чтобы «образумить» главкома ЛНА.

Дело в том, что под угрозой срыва оказались подготовленный спецпредставителем генсека ООН по Ливии Гасаном Саламе план поэтапного решения ливийского кризиса, а также недавние договоренности Парижской конференции, прошедшей под эгидой французского президента Эмманюэля Макрона.

Что чревато не только переносом на неопределенное время президентских и парламентских выборов и утверждения новой конституции, но и торпедированием процесса национального примирения, без которого у разрушенной и расколотой страны нет будущего.

Помимо политического кризиса, последние события в Ливии привели к резкому сокращению добычи и экспорта нефти - с 850 тыс. баррелей в день до 350 тыс. В финансовом отношении только ежедневные ливийские потери составляют 67,4 млн долл. И это при том, что денег от добываемой нефти едва хватает, чтобы прокормить население.

Впрочем, нынешний кризис вышел далеко за границы бывшей джамахирии. Снижение экспорта «черного золота» из Ливии вызвало обеспокоенность на мировом рынке углеводородов, которое совпало с прогнозами падения экспорта нефти из Ирана в связи с санкциями США. Аналитики банка Morgan Stanley говорят о повышении цен на нефть к концу этого года до 90 и даже 100 долларов за баррель. Специалисты предполагают, что в лучшем случае ливийским нефтяникам удастся восстановить объемы добычи нефти лишь к концу 2018 года. Но это очень оптимистический сценарий.

Ультиматум фельдмаршала

Кроме того, очередная эскалация ливийской напряженности пришлась на обострение разногласий среди европейских стран по поводу мигрантов. Ливийский маршрут по-прежнему остается основным, по которому в Европу пробираются не менее 70% незаконных «переселенцев» из Африки. В последний месяц, в связи с хорошей погодой, их количество резко увеличилось, что лишь усугубляет проблему. Но Хафтар, хотя он испытывает сильнейшее давление со стороны ЕС, вряд ли отнесется благосклонно к планам европейцев создать в Ливии центры для приема мигрантов. Тем более что он прекрасно помнит отказ итальянцев иметь с ним дело, когда он сам предлагал Евросоюзу свои услуги, аналогичные тем, что сегодня оказывает Анкара.

Как известно, за 6 млрд долларов Турция превратилась в своего рода фильтр, более или менее надежно перекрывающий поток мигрантов в Европу. Италия же выбрала в качестве спарринг-партнера Фаиза Сараджа, конкурента Хафтара. А такое на Востоке не забывают...

Впрочем, для такого проекта нужны деньги, а Рим, как ни бьется с евробюрократией, выбить из нее пока ничего существенного не может: Брюссель, да и другие европейские столицы делают вид, что не замечают трудностей итальянцев, на которых ложится основная тяжесть проблемы мигрантов. Рим даже пригрозил выйти из Дублинского регламента - документа о распределении просителей убежища по странам ЕС.

Как бы там ни было, на минувшей неделе появились сообщения информагентств, о том, что Хафтар пошел на попятную. Под давлением ЕС и США он принял решение вернуться к прежнему порядку продажи нефти через головной офис ННК в Триполи, что снимает остроту нынешнего ливийского кризиса.

Интересно, что европейцы попросили воздействовать на Хафтара и Москву, которая поддерживает одинаково ровные отношения с обеими центрами власти и может играть роль пользующегося доверием посредника.

Чтобы сохранить,  лицо главком ЛНА  выдвинул дополнительные условия. Он, в частности, требует  назначить главой ливийского Центробанка некоего Мухаммеда аш-Шукри, кандидатура которого предложена Палатой представителей (парламентом в Киренаике), провести тщательное расследование и установить, каким образом и по чьей вине осуществлялось финансирование террористических исламистских организаций, а также погасить задолженности по выплате денежного довольствия военнослужащим ЛНА. Иначе говоря, фельдмаршал требует, чтобы ему заплатили. Это очень по-восточному.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама