В других СМИ
Загрузка...
«В эту ночь решили самураи...»
© Фото из архива
Японские солдаты идут на штурм.

«В эту ночь решили самураи...»

80-лет назад, 29 июля 1938 года, начался кровопролитный советско-японский пограничный конфликт у озера Хасан
29 июля 2018, 06:23
Реклама
«В эту ночь решили самураи...»
© Фото из архива
Японские солдаты идут на штурм.

Эти бои инициировали пересмотр некоторых устаревших установок, казавшихся в РККА незыблемыми со времен Гражданской войны. В частности, на Дальнем Востоке начали создаваться укрепрайоны и размещаться значительные воинские силы. Эти сибирские дивизии впоследствии, в 1941 году, были переброшены на запад и позволили Красной Армии переломить ход Битвы за Москву.

Ситуация перед конфликтом

Русская революция 1917 года и царивший в Китае хаос позволили японцам занять северную Маньчжурию, находившуюся прежде под «присмотром» Российской империи. Но Япония стремилась к захвату всего Китая. И от нас была не против прихватить некоторые территории.

Поводом к началу локального военного конфликта с Советским Союзом стали претензии полностью подконтрольного японцам марионеточного государства Маньчжоу-Го на приграничные советские высоты. 20 июля 1938 года СССР был предъявлен официальный ультиматум о передаче части территории у озера Хасан.

Ультиматум был отклонен.

На протяжении 1930-х годов руководство Советского Союза, понимая, что крупная война неизбежна, старалось укрепить обороноспособность страны и обезопасить хотя бы часть из своих границ. На дальневосточном направлении ни в коем случае нельзя было допустить полной капитуляции Китая и оккупации всей этой гигантской страны японскими милитаристами.

Вооруженные силы Японской империи славились фанатизмом, жесткой дисциплиной и хорошей технической оснащенностью. Они представляли собой весьма опасного противника для нашей армии. Стоит отметить, что японский генеральный штаб хорошо знал состояние дел в частях РККА на советском Дальнем Востоке: в начале июня 1938 на сторону японцев перешел Герман Люшков, начальник Дальневосточного УНКВД. Предатель передал противнику исчерпывающие сведения о численности советских войск, количестве их вооружений и боеготовности.

Когда у командиров согласия нет...

На рассвете 29 июля 1938 года, японцы силами полутора сотен пехотинцев с четырьмя пулеметами атаковали сопку Безымянная - пограничную высоту, господствующую над окружающей местностью.

Обороняли сопку всего 11 наших пограничников с одним пулеметом. Неравный бой шел все утро, пограничники, долго сдерживая атаки врага, понесли потери. Погиб командир пограничного наряда лейтенант Алексей Махалин (Герой Советского Союза посмертно), оставшиеся в живых были вынуждены отойти. Японцы, потеряв при штурме не менее 40 человек заняли высоту, но закрепиться на ней не успели. Их выбили бойцы подошедших подразделений 40-й стрелковой дивизии РККА.

На следующий день по сопкам Безымянной и Заозерной стала работать японская артиллерия, а 31-го августа японцы силами двух пехотных полков захватили обе высоты. На сопках вырыли окопы, установили проволочные заграждения. Первые попытки советских войск выбить противника успехом не увенчались.

К тому же, порядка в действиях наших подразделений не было. Командующий Дальневосточным фронтом, Маршал Советского Союза Василий Блюхер прибыл в приграничье только 2 августа, по сути, проигнорировав важность разворачивающегося конфликта. Прилетевший из Москвы и побывавший на позициях представитель Наркомата Обороны Лев Мехлис счел Блюхера неспособным командовать. Наверное, он был прав.

Герой I Мировой войны и двух гражданских - в России и Китае, первый кавалер ордена Красного Знамени, Блюхер демонстрировал хорошее понимание возможностей пехоты и конницы, но достаточно слабо представлял себе полезность авиации и танковых войск. Еще ходили устойчивые слухи, что красный маршал пристрастился к спиртному, из-за чего, случалось, опаздывал с принятием решений...

В условиях отсутствия в зоне конфликта комфронта, командование принял на себя начальник штаба Дальневосточного фронта комкор Григорий Штерн. 5 августа нарком обороны Климент Ворошилов, отстранив Блюхера, официально возложил руководство боевыми действиями в районе озера Хасан на Штерна, назначив его командиром 39-го стрелкового корпуса. В состав войскового объединения вошли 6 стрелковых полков, мотострелковая бригада, корпусной артиллерийский полк, 2 гаубичных и 2 легких артполка, 2 противотанковых дивизиона, 2 зенитных дивизиона. В поддержку 39-го СК было выделено 250 самолетов, из которых 60 тяжелых бомбардировщиков и 70 истребителей.

В тот же день комкор Григорий Штерн отдал приказ: «Задача корпуса с приданными частями 6 августа овладеть высотой Заозерная и уничтожить врагов, посмевших вторгнуться на нашу советскую землю».

Своей земли не отдадим не пяди!

6 августа над полем боя появилась советская авиация. 130 бомбардировщиков в сопровождении 25 истребителей совершили массированный налет на японские войска. Было сброшено 1.592 авиабомбы, общим весом 122 тонны. Еще 30 наших истребителей были задействованы в качестве штурмовиков для подавления зенитной артиллерии противника.

Японцы оборонялись стойко, и советские наземные войска смогли захватить сопки только 8-го августа. До 11-го числа враг упорно пытался занять их снова, но и наши бойцы в обороне держались уверенно. Все атаки были отбиты.

Ввиду тотального господства в небе советской авиации японское командование не стало вводить в бой собственные самолеты, а вскоре и вообще отказалось от идеи дальнейшей эскалации боевых действий.

Впереди был Халхин-Гол

Хасанские бои, закончившиеся безоговорочной победой Вооруженных сил СССР, тем не менее, вскрыли значительные недостатки в организации боевой подготовки в РККА.

Секретный приказ наркома обороны Климента Ворошилова от 4 сентября 1938 содержал следующие выводы: «События... обнаружили огромные недочеты в состоянии Дальневосточного фронта. Боевая подготовка войск, штабов и командно-начальствующего состава фронта оказалась на недопустимо низком уровне. Войсковые части были раздерганы и небоеспособны; снабжение войсковых частей не организовано. Обнаружено, что Дальневосточный к войне плохо подготовлен (дороги, мосты, связь)».

Несмотря на то, что конфликт назревал давно и время на подготовку к нему имелось, надлежащими инженерными сооружениями граница оборудована не была. Сосредоточение советских войск непосредственно перед началом боев шло медленно и беспорядочно, а единственная дорога, которая вела к передовой, не обладала надлежащей пропускной способностью. В то же самое время, с японской стороны хорошие дороги для передвижения военной техники и живой силы были сооружены заблаговременно.

Потери советских войск были достаточно велики - 865 погибших (японцы потеряли 526 солдат). Но мужество и стойкость, продемонстрированные советскими бойцами, стали для японского военного командования неприятным сюрпризом. Впечатлила противника и новая боевая техника РККА.

Впрочем, и после конфликта у озера Хасан милитаристы Страны восходящего солнца не прекратили угрожать Советскому Союзу военной силой. Потребовался разгром под Халхин-Голом, чтобы Япония навсегда потеряла интерес к нашим землям.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама