В других СМИ
Загрузка...
Доктор военных наук, полковник Андрей Владимирович Настапов.

Андрей Настапов: «Классическая война становится все менее вероятной формой разрешения межгосударственных противоречий»

О логике традиционной войны и правилах асимметричных боевых действий, о незаконных вооруженных формированиях на службе олигархов, а также о том, как американцы проплатили взятие Багдада, еженедельнику «Звезда» рассказал доктор военных наук, полковник Андрей Владимирович Настапов
Реклама
Андрей Настапов: «Классическая война становится все менее вероятной формой разрешения межгосударственных противоречий»
Доктор военных наук, полковник Андрей Владимирович Настапов.

Природа войны мало изменилась за последние 7 тыс. лет

- Андрей Владимирович, сегодня часто приходится слышать о гибридных войнах, о асимметричных боевых действиях. Звучит внушительно. А что на самом деле стоит за этими столь популярными нынче терминами?

- Для понимания приведу один показательный, на мой взгляд, пример. Если бы в поединке средневековых рыцарей на стороне одного из них участвовал пчелиный рой, то второму не помогло бы никакое оружие. Копье и меч, согласитесь, - не самая лучшая защита против жалящих насекомых. Результат был бы один - поражение и бегство.

- Пчелы против доспехов? Сравнение, конечно, интересное...

- Понимаете ли, несопоставимость потенциалов противоборствующих сторон побуждает более слабую придерживаться стратегии поиска слабостей сильного. При этом, как свидетельствует история, даже самый сильный противник не может быть абсолютно неуязвимым. Это и определяет способы ведения военных действий, использующиеся слабой стороной.

Таким образом, под асимметричными военными действиями понимается вид военных действий, нарушающий логику традиционных военных действий и нивелирующий ресурсное и силовое превосходство противника.

Считается, что впервые такие действия были обозначены в концепции асимметричного конфликта, предложенной в 1975 году американским политологом Эндрю Макком. С научной точки зрения, термин «асимметричные действия» по своему содержанию близок к понятию «непрямые действия», концепцию которых, как «стратегию непрямых действий», разработал английский военный теоретик и историк Б. Лиддел Гарт. Суть ее в том, чтобы избегать решительного вооруженного столкновения с противником, применять все средства для подрыва его способности к борьбе и лишь затем принуждать к капитуляции.

- И эта концепция работает?

- Очень давно. О том, что современная концепция асимметричного конфликта сопоставима с теми, которые имели место столетия и даже тысячелетия тому назад, отмечает в своей монографии «Американцы и асимметричный конфликт: Ливан, Сомали и Афганистан» военный аналитик исследовательского института ВВС США Адам Лотер. Он пишет: «То, что ошибочно называют инновацией, является повторным открытием истрепанных идей, которые были модифицированы благодаря технологическим изобретениям». И можно согласиться с утверждением Адама Лотера о том, что многие военные аналитики не понимают природу войны, которая мало изменилась за последние семь тысяч лет человеческой истории.

Сердцевиной войны является необходимость сокрушить волю противника продолжать борьбу. Это может быть достигнуто посредством разрушения способности противника бороться либо превышением уровня допустимых для противника потерь - cost tolerance.

Дальнейшим развитием «стратегии непрямых действий» Б. Лиддела Гарта и концепции асимметрии Эндрю Макка стали «стратегия управляемого хаоса» и трансформация асимметричных действий в гибридные.

Война не по правилам: слабые против сильных и наоборот

- А наши военные теоретики в теме?

- Конечно. По взглядам отечественных военных специалистов, гибридные действия представляют собой совокупность военных и невоенных методов вооруженного, политического, экономического и информационного воздействия. Они синтезируют в себе традиционные способы военных  действий, способы и формы ведения асимметричных действий, а также современные технологии кибернетической и информационно-психологической борьбы.

Причем к военным методам относятся не только классические виды, формы и способы, но и тайные военные действия, в ходе которых одна из сторон атакует госструктуры или регулярную армию противника с помощью незаконных вооруженных формирований, поддерживаемых из-за рубежа, а также некоторыми внутренними структурами - олигархами, организованной преступностью и т.п.

- Получается, все эти ухищрения могут быть использованы даже слабой в военном отношении стороной?

- На самом деле некорректно считать, будто к асимметричным действиям прибегает только слабая сторона. Например, действия США в Югославии, Афганистане, Ираке, Египте, Ливии и Сирии свидетельствуют о том, что и сильная сторона не отказывается как от асимметричных, так и от гибридных методов борьбы в отношении более слабой в военном отношении страны. Причем основными причинами выбора асимметричных или гибридных способов вооруженной борьбы остается их эффективность.

Так что «война не по правилам» - явление распространенное. И на современном этапе, когда вероятность использования регулярных войск в асимметричных вооруженных конфликтах достаточно высока, этот опыт приобретает особую значимость.

Кроме того, опыт ведения военных действий в асимметричных вооруженных конфликтах носит, как минимум, двусторонний характер: с одной стороны, это опыт ведения боевых действий «слабой» стороной по нивелированию превосходства «сильного» противника, с другой - опыт ведения военных действий «сильной» стороной по разгрому противостоящего противника, использующего асимметричные формы и способы вооруженной борьбы.

Одним из первых международных вооруженных конфликтов XX века, наиболее ярко характеризующих специфику ведения вооруженной борьбы асимметричными способами и достижения с их помощью целей вооруженного противоборства, является война во Вьетнаме (1964 - 1975 гг.), в которой абсолютному количественно-качественному превосходству противника в вооружении и военной технике народное ополчение Северного Вьетнама противопоставило партизанские действия и диверсии в условиях отсутствия сплошной линии фронта. В результате США в значительной степени утратили свое влияние в Юго-Восточной Азии. К патовой ситуации привела и неготовность ограниченного контингента советских войск (ОКСВ) к участию в разрешении длительного внутреннего вооруженного конфликта в Республике Афганистан, где одна из противостоящих сторон использовала асимметричные способы вооруженной борьбы.

- Об опыте, который получили советские войска в ходе боевых действий в Афганистане, сказано немало. И чем же мы ответили на асимметричные действия противника?

- Мы вынуждены были на ходу учиться и перестраиваться. Арсенал оперативно-тактических приемов, выработанный боевой практикой войск, в значительной степени был адекватен асимметричной тактике моджахедов. Это и проведение крупномасштабных операций, как правило, наступательного характера против крупных формирований боевиков, и блокирование отдельных отрядов или объектов противника с последующим прочесыванием местности силами афганских подразделений, а также разведывательно-поисковые действия, широкое применение тактических воздушных десантов, без которых в горных районах практически не проводилась ни одна из крупномасштабных операций.

Кстати, сравнивая опыт ведения военных действий СССР и США в Афганистане, американский военный аналитик А. Лотер полагает, что он является диаметрально противоположным. Анализ конкретных случаев военных действий с участием американских вооруженных сил по асимметричному сценарию приводит автора к выводу о том, что война в Афганистане является примером «выученных уроков» и самого успешного участия США в асимметричном конфликте за всю послевоенную историю. В отличие от СССР, США провели военную операцию в Афганистане с минимальным присутствием своих вооруженных сил за счет преимущественного использования авиации и спецподразделений, а также опираясь на поддержку местных сил в лице Северного Альянса.

Если сравнить потери советских войск и войск многонациональной коалиции  в Афганистане, стоит признать, что при относительно сопоставимых группировках потери ограниченного контингента Советской армии были в 4 раза выше.

Первоначально вооруженные силы США и их союзники в основу военной стратегии в Афганистане положили апробированную в Югославии так называемую концепцию бесконтактных «сетецентрических операций», и на начальном этапе основные усилия ВС США и НАТО были сосредоточены на уничтожении критически важных объектов: органов и пунктов управления, источников финансирования, коммуникаций, складов боеприпасов, продовольствия и ГСМ, энергоисточников, баз подготовки и снабжения.

- Но в конечном итоге американцам тоже пришлось «спуститься на землю» - задействовать и сухопутные войска.

- Впоследствии Пентагон пришел к выводу, что испытанная в Югославии стратегия достижения военных целей путем ведения только воздушно-наступательных действий неприемлема для условий Афганистана, где практически отсутствовали ключевые жизненно важные объекты, вывод из строя которых заставил бы противника сдаться.

Поэтому на последующих этапах операции велись военные действия гибридного характера: поражение критически важных объектов высокоточным оружием большой дальности, установление и сохранение контроля над ключевыми районами территории Афганистана силами Северного альянса с участием формирований сил специальных операций (ССО) США.

- И преуспели?

- Некоторое время после так называемой «победы над талибами» в западных дипломатических и экспертных кругах явно присутствовала эйфория. Многие специалисты, главным образом американские, не посчитали важным тот факт, что формирования исламистов не были уничтожены, а всего лишь оттеснены в труднодоступные горные районы на юге и юго-востоке страны либо ушли в практически неконтролируемую пакистанскими властями так называемую «зону племен», где приступили к переформированию и подготовке к реваншу. В результате с 2006 года против иностранных оккупационных войск началась активная партизанская война. Силы НАТО вынуждены были отражать нападения талибов на определенной территории, а затем эту территорию удерживать. Талибы же не стремятся удерживать территории, им достаточно было совершать кратковременные выпады и создавать хаос.

В результате применения такой тактики коалиционные силы США и НАТО в Афганистане без крайней необходимости не отходили далеко от своих баз. Это позволило боевикам постепенно вернуть себе контроль над некоторыми провинциями Афганистана и Пакистана, несмотря на 15-кратное превосходство в силах со стороны натовских и правительственных войск.

Achtung! Партизаны!

- В Ираке у американцев тоже вначале все шло вроде бы гладко…

- После объявленной 1 мая 2003 года президентом США Джорджем Бушем победы в Ираке развернулась партизанская война. Период становления антикоалиционного партизанского движения завершился осенью 2003 года, о чем свидетельствовало так называемое «Рамаданское наступление». В ноябре 2003 года в Ираке погибли 110 военнослужащих коалиции (в предшествующие месяцы погибали по 30 - 50 человек). Оплотом партизан в этот период стал «суннитский треугольник» к западу и северу от Багдада.

Наряду с типичной партизанской тактикой - налеты, засады, минная война - иракские повстанцы широко использовали и террористические методы борьбы - например, атаки смертников, которые оказались весьма эффективными. Это говорит о том, что для успеха асимметричных действий необязательно нужны горы и перевалы, непроходимые леса и болота, где затруднено перемещение войск и сил обеспечения. Кроме того, повстанцы в Ираке используют тактику убийств, похищений и информационных действий с целью запугать население на подвластных территориях и в «зонах двойного контроля».

Таким образом, применение тактики асимметричных действий позволило иракским повстанцам втянуть коалиционные войска в затяжную партизанскую войну, свести на нет все успехи, достигнутые в первые месяцы проведения операции «Свобода Ирака» и в конце концов заставить США вывести свои войска из страны.

- Считается, что лучше других к борьбе с партизанами подготовлена израильская армия. Это так?

- В ходе ливано-израильского вооруженного конфликта (12 июля-14 августа 2006 года) вооруженным формированиям шиитского исламистского движения Хезболла численностью всего в 5-6 тысяч человек удалось поставить в трудное положение израильскую армию (ЦАХАЛ), которая считается одной из самых мощных и самых боеспособных на Ближнем Востоке. Шиитские формирования в 500-600 бойцов, находившиеся в Южном Ливане, были структурно разбиты на малочисленные группы по 5-6 человек, каждая из которых имела на вооружении от 5 до 8 противотанковых ракетных комплексов.

Группы действовали самостоятельно, вне рамок строгой военной иерархии. Кроме того, надо понимать, что военное крыло организации Хезболла - это абсолютно секретная организация. Боевики не носят форму, не нуждаются в базах или складах. Но кажущаяся децентрализация системы боевого управления в конечном итоге приводит к ее оптимизации, поскольку действия всех партизанских групп направлены на решение общей задачи. Основными формами военных действий формирований Хезболлы были спланированные партизанские действия и огневые удары по территории Израиля в сочетании с заблаговременным проведением обеспечивающих действий.

Например, боевики организации Хезболла большое внимание уделяли инженерному и разведывательному оборудованию районов предстоящих боевых действий, что во многом способствовало достижению успеха в нанесении эффективных ударов по формированиям ЦАХАЛ. И еще одна деталь: в основу тактики Хезболлы лег обобщенный опыт Вьетнама, Ирака, Афганистана и Чечни.

-Так кто же теперь главный на поле боя?

- Анализ локальных войн и вооруженных конфликтов начала XXI века подтвердил устойчивую тенденцию возрастания роли сил специальных операций в достижении военно-политических целей практически каждой военной кампании. Впервые в новейшей истории ССО масштабно были применены в Афганистане.

Действуя совместно с агентами ЦРУ, группы армейского спецназа проникли на территорию Афганистана уже через несколько недель после атаки «Аль-Каиды» на США. Кроме того, ССО участвовали в обучении и организации взаимодействия между разрозненными вооруженными формированиями Северного альянса, что сыграло важную роль в противодействии талибам. Аналогичные задачи ССО решали в Ираке в 2003 году. Здесь контакт был установлен с вооруженными формированиями курдов, которые, действуя совместно с подразделениями воздушно-десантных войск США, взяли под контроль в ходе операции «Свобода Ираку» нефтяные месторождения северных провинций Ирака. Активно использовался подкуп военно-политического руководства страны.

Согласно некоторым источникам, переговоры между американцами и лидерами Республиканской гвардии, а также командирами фидаинов начались еще до начала военных действий, причем без ведома Саддама Хусейна. Результатом этих действий стала сдача без боя Багдада, Тикрита и других городов.

Таким образом, анализ военных конфликтов конца XX - начала XXI века свидетельствует о том, что асимметрия по отношению к действиям противника будет являться основным содержанием военных действий, в результате чего классическая война на современном этапе становится все менее вероятной формой разрешения межгосударственных противоречий.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама