В других СМИ
Загрузка...
Контр-адмирал в отставке Юрий Константинович Сенатский.

Патриарх судоподъёмного дела

13 октября 2019 года исполняется 95 лет ветерану Великой Отечественной войны, главному специалисту Военно-Морского флота СССР по спасательным и судоподъёмным работам контр-адмиралу в отставке Юрию Константиновичу Сенатскому. Ему обязаны жизнью десятки пехотинцев и сотни моряков-подводников
13 октября 2019, 06:06
Реклама
 Патриарх судоподъёмного дела
© youtube.com
Контр-адмирал в отставке Юрий Константинович Сенатский.

Выправку флотского офицера годы у него не отняли. И память у контр-адмирала в отставке тоже в полном порядке. Хозяин небольшой двухкомнатной квартиры на первом этаже пятиэтажки неподалеку от ВДНХ неторопливо рассказывает о первом своём боевом ордене. Юрий Сенатский заслужил его ровно 75 лет назад - в октябре 1944 года.

Юность в тельняшке

- Флотскую тельняшку я впервые надел в 1940 году, когда стал учеником ленинградской спецшколы ВМФ, - рассказывает Юрий Константинович. - Десятый класс мы заканчивали в блокаду. В феврале 1942 года стал воспитанником подготовительных курсов Высшего военно-морского училища имени М.В. Фрунзе. Весь наш курс был эвакуирован в Астрахань, затем нас перевели в Баку, где были собраны тогда такие же как мы ребята из разных городов.

Военный флот нуждался в младших командирах, и «подготовишек» начали распределять для ускоренного обучения в нескольких военно-морских училищах. Разбираться в юношеских желаниях и стремлениях в годы войны было недосуг: Сенатского направили в фельдшерское училище ВМФ. Он окончил его, сдав все экзамены исключительно на «отлично». Как лучшему на курсе ему предложили без экзаменов поступить в Военно-медицинскую академию. Сенатский отказался - он хотел на боевые корабли.

- После года службы собирался поступать в Высшее военно-морское инженерное училище имени Ф.Э. Дзержинского, - вспоминает контр-адмирал в отставке. - По распределению направили служить на Балтийский флот. Был зачислен на должность фельдшера на тральщике ТЩ-172, бывшем пароходе «Желябов».

 «Москитный» флот войны

Серия тральщиков Балтфлота типа «Москва» состояла из 35 единиц. Все они были «призваны» в военное время из гражданского флота. В числе мобилизованных в 1941 году близких по ТТХ портовых и ледокольных буксиров, посыльных и гидрографических судов был и ТЩ-172, бывший речной буксирный пароход «Желябов».

Построенный ещё в 1897 году, впервые он выполнял военные задачи в 1919-м, а после Гражданской войны эксплуатировался на Ладожском озере. 19 августа 1941 года пароход вошёл в состав Балтийского флота и был переоборудован в тральщик. Экипаж занимался постановкой и тралением мин. При освобождении республик советской Прибалтики плавсредство использовалось в качестве десантного судна.

Десант на Даго

- И вот на этой «посудине» наш экипаж в начале октября 1944 года пошёл высаживать десант на Моонзундские острова, - продолжает рассказ Юрий Константинович. - Мы приняли на борт 120 пехотинцев из 8-го Эстонского стрелкового корпуса генерал-лейтенанта Лембита Пэрна.

У немцев на островах было много артиллерии и танков. Поэтому, для скрытности, используемый в качестве десантных судов дивизион тральщиков Балтфлота вышел в море ночью.

- К бухте Орьяка на острове Даго, теперь его переименовали в Хийумаа, мы подошли, когда солнце только начало вставать, - вспоминает контр-адмирал в отставке. - Наш командир капитан-лейтенант Алексей Иванович Жук отдал приказ: «Десант - в воду!» Эстонцы не прыгают. Тогда Жук подозвал боцмана. Тот молча схватил первого попавшегося солдата и швырнул за борт. Увидев, что воды - по пояс, следом начали прыгать и другие. И тут «проснулись» немцы...

Ожесточённый бой закипел непосредственно у береговой линии, и вскоре поступила команда: «Медики - на берег!»

- Артиллерия лупит, миномёты немецкие, - продолжает Юрий Сенатский. - Я и двое моих матросов-санитаров первым делом быстро, в полтора штыка, выкопали сапёрными лопатками подобие окопа. Воткнул я рядом флагшток, на котором флаг с красным крестом - полевой медпункт обозначил, как учили в фельдшерском училище. Санитаров отправил к близкой передовой, а оттуда уже сами поползли наши раненые.

Внимания на разрывы снарядов и мин, на долетающие пули младший лейтенант Сенатский больше не обращал. Обрабатывал раны, делал перевязки. Санитары, одного за другим, стали притаскивать тяжелораненых.

- У кого рука оторвана, у кого нога на одном сухожилии болтается, стонут, ругаются сквозь зубы и на эстонском, и на русском, - рассказывает Юрий Константинович. - Раненых были десятки, и надо было каждому раны обработать, я как на автомате действовал...

Сам Юрий Сенатский не считает, что совершил в тот день подвиг. Но командование оценило работу под огнём недавно прибывшего на Балтфлот молодого медика достойной награждения.

- Наш экипаж затем высаживал десанты и на остров Эзель (теперь Сааремаа. - Ред.), и мины мы тралили вокруг островов, а приказ на награждение меня орденом Красной Звезды, как я потом узнал, был подписан в день моего 20-летия, 13 октября 1944 года.

Моонзундская операция

Немцы к 1 октября 1944 года собрали на островах значительные силы. 14-тысячный гарнизон на архипелаге включал в себя части 23-й пехотной дивизии, 202-ю бригаду штурмовых орудий, 1066-й артиллерийский полк береговой обороны, 289-й и 810-й артиллерийские дивизионы, 530-й дивизион береговой обороны, 239-й морской зенитный дивизион, группу танков, лёгкие суда, 25 самолётов. В ходе начавшихся боёв корабли и суда немецкого флота доставляли на Сааремаа ещё и войсковые подкрепления из 218-й пехотной дивизии, боеприпасы, военную технику.

В ходе Моонзундской операции советский Балтийский флот высадил на острова свыше 3.700 человек десанта и перевёз более 74.000 бойцов, а также большое количество военной техники и грузов. В ходе ожесточённых боёв противник был разгромлен полностью, немцы потеряли убитыми и ранеными до 7.000 человек, в плен было взято около 500 солдат и офицеров. 24 ноября 1944 года освободителям Моонзундских островов Москва салютовала 20 артиллерийскими залпами из 224 орудий.

Прыжок на «Хиросиму»

После Победы, с 1945 по 1950 годы, Юрий Сенатский учился на кораблестроительном факультете Высшего военно-морского инженерного училища имени Ф.Э. Дзержинского. После выпуска в течение сорока лет он участвовал практически во всех основных спасательных и судоподъёмных операциях ВМФ СССР.

Вторым боевым орденом Красной Звезды Юрия Сенатского наградили в марте 1972-го - за подвиг, совершённый при спасении моряков аварийной подводной лодки К-19.

На советском Северном флоте К-19 прозвали «Хиросимой», и не зря. Трагедии начали преследовать эту АПЛ ещё до того момента, когда при спуске на воду о её борт не разбилась традиционная бутылка шампанского. А это у моряков всего мира - примета очень плохая...

К-19 - это первая советская атомная подводная лодка, вооружённая баллистическими ракетами Р-13. Она была спущена на воду 11 октября 1959 года. Многие конструктивные и производственные недостатки пришлось исправлять нашим военным морякам уже в ходе эксплуатации.

12 апреля 1961 года К-19 едва не столкнулась с американским атомоходом «Наутилус». В том же году, 4 июля, на К-19 произошла страшная трагедия - падение давления в первом контуре кормового атомного реактора подлодки, что могло привести к масштабной утечке радиоактивного топлива, а то и к ядерному взрыву. Подводники сумели предотвратить катастрофу мирового масштаба, оперативно смонтировав нештатную систему аварийного охлаждения ядерной силовой установки. Но восемь членов экипажа, получив смертельные дозы радиации, погибли. Об этой трагедии в 2002 году американцы сняли блокбастер с Харрисоном Фордом в главной роли - «К-19: оставляющая вдов».

Пройдя дезактивацию и ремонт, подлодка продолжила боевую службу. Но через восемь лет случилось новое ЧП: 15 ноября 1969 года К-19 в подводном положении столкнулась с подводной лодкой ВМС США Gato. Но и это не полный список трагедий. 24 февраля 1972 года при возвращении в базу с боевой службы на глубине 120 метров в девятом отсеке нашей лодки возник пожар.

Моряки начали героически бороться с огнём, но девятый, а за ним и восьмой отсеки выгорели полностью. К-19 поднялась на поверхность, но самостоятельно двигаться не могла.

- На лодке погибли 28 человек, ещё 12 подводников находились в десятом отсеке, - рассказывает Юрий Константинович. - Вызволить их силами экипажа было невозможно: не было технических средств, чтобы преодолеть загазованные отсеки, в которых после пожара сохранялась, к тому же, крайне высокая температура.

Капитан 1-го ранга Юрий Сенатский выполнял в этой спасательной операции функции технического руководителя. Решение, которое могло оставить К-19 на плаву за столь короткий временной промежуток, было одно: надо было подать на её борт для продувки главной балластной цистерны сжатый воздух с борта спасательного судна «Бештау». Но для этого надо доставить на терпящий бедствие подводный корабль рукава-шланги.

Погода была абсолютно нелётная, но с борта противолодочного крейсера «Ленинград» сумел подняться вертолёт. В кабине полетели два матроса, а капитана 1 ранга Сенатского подвесили на закреплённом к «вертушке» тросе.

- Болтало меня сильно, но лететь было недалеко, - вспоминает Юрий Сенатский. - Пока летел, думал: как же нас на рубку лодки высадят? К-19 на океанской зыби выписывала фантастическую амплитуду взлётов и провалов. Но пилот оказался мастером. Зависнув над подлодкой, вертолёт начал повторять скачки лодки на волнах. В общем, перебрались мы с матросами на рубку К-19.

Обвязавшись бросательными концами, спасатели, выждали, пока лодка взлетела на волну, и - броском - рванули от рубки к люку, на котором большими белыми буквами было написано АСО - аварийно-спасательное оборудование. До наката очередного водяного вала успели даже пристегнуться к палубным шпигатам карабинами. При накате волны на поверхности оставалась только голова Сенатского (рост у него - 1 м 95 см!), а матросы подскакивали над залитой палубой как поплавки. Но как только вода уходила, все трое быстро и слаженно откручивали заглушки и вскрывали горловину балластной цистерны. Вертолёт завис над ними и начал опускать шланги...

Аварийная подлодка была спасена от затопления. Двенадцать подводников в десятом отсеке остались живы.

Легенда ВМФ СССР

На нашем военном флоте Юрий Константинович Сенатский - личность легендарная. На его счету - десятки блестящих спасательных и судоподъёмных работ.

В 1969 году, назначенный заместителем командира - главным инженером экспедиции особого назначения (ЭОН-10), он разработал уникальный проект подъёма дизельной ракетной подводной лодки С-80 с глубины почти 200 метров. Весящую 1.160 тонн подлодку подняли без применения водолазного труда в условиях открытого района Баренцева моря.  До этого сделать подобное не мог никто в мире! Руководителей этой судоподъёмной операции дважды выдвигали на соискание Государственной премии СССР. Но, увы, с премией как-то не сложилось...

С июня 1972 по июль 1974 года Юрий Сенатский участвовал в судоподъёмных работах в порту Читтагонг Народной республики Бангладеш. За два года было поднято с глубин до 30 метров 26 судов общим водоизмещением около 100 тысяч тонн. За эту работу Юрий Константинович был награждён орденом Трудового Красного Знамени.

Главный инженер поисково-спасательной службы ВМФ СССР Юрий Сенатский с 1974 по 1987 годы осуществлял техническое руководство многими операциями. Это он занимался спасением на Тихоокеанском флоте личного состава и подъёмом подводной лодки С-178 с глубины 31 метр в октябре 1981 года и подводной лодки К-429 на Камчатке. Было спасено 102 подводника. На его счету и техническое руководство спасением СДК-84 и ГИСУ «Анадырь» на Тихоокеанском флоте.

Службу контр-адмирал Юрий Сенатский закончил в должности Главного специалиста Военно-Морского флота СССР по спасательным и судоподъёмным работам. С 1987 года - в отставке.

Бог дал ему долгую жизнь. По заслугам.

***

Редакция еженедельника «Звезда» поздравляет ветерана Великой Отечественной войны и аварийно-спасательной службы ВМФ России Юрия Константиновича Сенатского с 95-летием!

Здоровья Вам! Спасибо за сотни спасённых жизней!

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама